Черемисская ругань Ивана Грозного

Черемисская ругань Ивана Грозного
Поход русских воевод на черемисов, 1554 год. Лицевой летописный свод

Успешные поступки Русского царства против Казанского и Астраханского ханств, упрочение русского воздействия в Ногайской орде не могло не встревожить властителей Крыма и Блистательной Порты. Крымцы и османы увидали угрозу в действиях Москвы и страшились потерять Северное Причерноморье. В тылу России началось восстание в землях бывшего Казанского ханства, какое вылилось в цельную войну.

Расширение сферы влияния Русского царства

Тяжёлое поражение Крымской орды под Тулой и взятие Казани (Геройская оборона Тулы и разгром крымско-турецкой армии на реке Шиворонь, Как Иван Грозный Казань хватал, Часть 2) чрезмерно повысили авторитет Москвы у соседних племен и народов.

На сторону царя Ивана Васильевича перебежала часть Ногайской орды во главе с князем Исмаилом. В крышке 1552 года прибыло посольство с Северного Кавказа. Крымский хан Девлет-Гирей вовсю стеснял черкесов и кабардинцев, угонял людей для торговли в рабство. Кавказские князья попросили Ивана Грозного взять их землю под «государеву длань».

Прислали в Москву своих делегатов и грузинские правители. Грузия в ту пору распалась на несколько стран, ослабленных усобицами, набегами горцев и вторжениями персов и турок. Закавказье было полем битвы между Персией и Турцией. Народонаселение вырезалось, выселялось во внутренние районы двух великих держав, пленников продавали в рабство. Грузины также просили Ивана IV взять их под свою длань.

В Москве показались посланники из Бухары, Хорезма. После того как заглох Великий шёлковый путь, для них жизненно важным был Волжский линия. Они сбывали товары в Астрахани и Казани. Сейчас договаривались с русскими, которые стали полностью контролировать Волгу. Москва также была заинтересована в этой торговле. Из Азии шли материалы, бумага, пряности, драгоценности и прочие товары.

Показалось ещё одно посольство, с Запада, более экзотическое для Руси, чем бухарцы или грузины.

Англия в это пора стремилась расширить свою торговлю. Однако Ганза не пускала британцев в Балтику, итальянцы и турки – в Средиземное море, испанцы и португальцы монополизировали линия в Америку и Индию. Англичане искали новоиспеченные пути в богатые страны Востока. А русские поморы уже побывали в Англии. Британцы узнали о северных морях, и родилась идея отыскать собственную северную дорогу в Китай и другие азиатские страны.

Британцы организовали в 1553 году экспедицию на Север, кое-каким капитанам не повезло, они погибли. Капитану Ченслеру повезло, его занесло в Белоснежное море, где русские активно ходили по морю. Холмогорский наместник помог британцам, отправил их к царю.

Англичане были потрясены богатством русской земли, отмечали «много богатых деревень», оживленность линий сообщения. Их ошеломила огромная Москва. Ричард Ченслер строчил:

«Сама Москва очень велика. Я считаю, что город в цельном больше, чем Лондон с предместьями».
Он восторгался царским замком, роскошными зачислениями и блестящей обстановкой.

Русский государь радушно повстречал путешественников. Ему вручили грамоту Эдуарда VI, адресованную советным и восточным государям с мольбой оказать содействие экспедиции. Царь согласился ввести дипломатические отношения с Англией, разрешил им беспошлинную торговлю. Англичанам помогли починить корабль и снарядили его в возвратный путь.

В 1555 году Ченслер другой раз прибыл в Россию, и его снова милостиво приняли. В 1556 году русское посольство было послано в Англию. Флотилия Ченслера была расшиблена сильной бурей, из четырех кораблей лишь один достиг Лондона, три прочих погибли. Ченслер погиб, но русские послы благополучно барыши в Лондон, где были приняты королевой Марией.

Так на Севере завязалась регулярная торговля России и Англии.

Восстание в Казанской земле

После взятия Казани брань в землях Казанского царства не была завершена.

Русская армия уже в октябре 1552 года была выведена из Казани и вернулась домой. В городе было покинуто 1,5 тыс. детей боярских и 3 тыс. стрельцов, кое-какое количество казаков. Разорённая войной Казань и окрестные селения могли прокормить лишь небольшую рать. Наместником остался князь Александр Горбатый-Шуйский. Также мощный гарнизон во главе с Петром Шуйским оставался в Свияжской твердыни.

Но угли войны ещё тлели.

По селениям и лесам бродили останки вражеских отрядов. Вести регулярные боевые действия и хватать крепости они не могли, но имели возможность партизанить, разбойничать. Они совершали разбойные нападения на корабля, которые перевозили припасы и группы русских людей и их здешних союзников.

Первые бандформирования быстро выявили и уничтожили. Зимой на Арской сторонке раскрыли заговор Тугайских людей. Мятежников подхватили и казнили в Казани.

Тем временем ситуация в Казанской земле ухудшилась.

Астраханский хан Ямгурчи порвал дружбу с Москвой, установил альянс с Крымской ордой, к ним примкнул ногайский князь Юсуф. К отрядам разбитых казанцев сделались приходить ногайцы и астраханцы. Они подбивали к бунту местные племена марийцев (тогда их называли черемисы), вотяков (удмурты).

В начине весны 1553 года вотяки с луговой черемисой перебили сборщиков ясака (натуральный налог) и возвысили восстание. Повстанцы перебеги на Арскую сторону, где их поддержали местные жители. Луговые и арские люди объединились и стали на «рослой горе у засеки». Очевидно, поднявшиеся заняли Арский Острог на Высокой горе в 15 верстах на северо-востоке от Казани, какой был разрушен войском Шуйского после разгрома рати князя Япанчи во пора осады Казани.

Казанские воеводы, видимо, легкомысленно восприняли бунт, думая, что оно будет легко подавлено. Против поднявшихся были направлены два небольших отряда стрельцов и казаков под началом Ивана Ершова и Василия Елизарова. При этом стрельцы и казаки поделились, отправь разными дорогами.

Повстанцы, очевидно, устроили засаду и легко окружили и разбили царские войска. Погибли сотни стрельцов и казаков. Затем повстанцы покинули Рослую гору и создали базу в истоках р. Мёши, где их поддержали местные жители. В 70 верстах от Казани восставшие соорудили вящую земляную крепость.

Восстало утилитарны всё Левобережье бывшего Казанского царства, кроме самой Казани. Повстанцы начали переходить и на Горную сторонку, вербуя там приверженцев. Из Свияжска выступил отряд Бориса Салтыкова. Но его конница и пехота увязли в снегах, которые ещё не сошли. А повстанцы умело использовали отряды лыжников. Русская рать бала разгромлена, погибло 500 бойцов. Избавились немногие. Салтыков попал в плен и позднее был убит.

Весть о победах, в сущности, небольших, локальных, тут же разнеслась по всей Казанской земле, была приукрашена. Объявлялось, что с волей русских кончено.

Восстание полыхнуло во всю силу.

Заговор против царя

Интересно, что в это время советники русского царя из «избранной рады» предложили отказаться от Казани, завоёванной большенный кровью и усилиями. Мол, сейчас уже ничего не поделать, Казанская земля чужая, удержать её не получится, и нужно от неё отказаться.

Из-за нескольких продутых стычек царю предлагалось перечеркнуть все усилия и жертвы России в длительных бранях с Казанью. При этом мы снова бы получили враждебное государственное образование на восточных рубежах, остро ухудшая стратегические и экономические позиции русской державы. Также была угроза появления в Казани турецкого гарнизона.

Иван Васильевич отверг идею своих советчиков, какие, видимо, уже усердствовали ослабить царскую власть.

После завершения зимнего периода в Казанские земли должна была пришагать большая рать. Но её не отправили.

В марте 1553 года царя вдруг свалила болезнь. Внезапная и странная, без видимых вин. Положение государя было так тяжелым, что его сочли безнадежно больным. Царь в минуту просветления продиктовал завещание – наследником назначил царевича Дмитрия (первоначальный сын Ивана IV Грозного и царицы Анастасии Романовны).

Но в июне во пора несчастного случая (или заговора с целью убийства) младенец-царевич погиб. А бояре имели своего кандидата на престол – князя Владимира Андреевича Старицкого – внука великого князя Московского Ивана III Васильевича, двоюродного брата царя Ивана IV. Адашев и Сильвестр «доброхотствовали» на сторонке Владимира Андреевича.

В итоге весенне-летний поход 1553 года не состоялся.

С реки Вятка в апреле на войну с мятежниками была послана судовая рать под началом Даниила Адашева. При поддержке казаков царские войска выиграли несколько локальных сражений, взяли под контроль перевозы через Волгу, отделив луговых марийцев от горных.

Однако царских войск было немного, чтобы пробиться вглубь мятежной территории и разгромить основные мочи повстанцев. Восставшие пытались осаждать Казань и Свияжск и даже совершали набеги в земли Мурома и Нательного Новгорода, как в «престарелые добрые времена».

Они утвердились в своей безнаказанности, в восстание втягивались новые племена и роды. Их соблазняли возможностью не платить налоги и опять грабить русские земли.

Черемисская брань

Царь выздоровел, оппозицию подавили, и кризис миновал, но удобное время для похода было пропущено. Весной усмирение поднявшихся племен было сорвано болезнью царя и боярским заговором.

Летом пришлось выводить полки на полуденную границу, на Оку, так как пришагали слухи о том, что Девлет-Гирей собирает свою орду для похода на Москву. Но хан в прошлом году потерпел тяжелое разгром и, когда разузнал, что русские готовы его встретить, поход отменил. Наоборот, Девлет направил посольство, чтобы договориться о «товариществу», о Казани уже ничего не сообщал, только требовал «богатых даров».

Поэтому в Свияжск и Казань направили только подкрепления.

Армии в Казанские земли пришлось отправлять запоздалее осенью 1533 года. В ноябре из Нижнего Новгорода выступила 30-тысячная рать под начином Семёна Микулинского, Ивана Большенного Шереметева и Андрея Курбского. В походе участвовали касимовские татары и казанские татары.

Стоит отметить, что государь Иван Васильевич вёл в касательстве казанцев мудрую политику, привечал их, усердствовал зря не обижать. В результате казанская знать быстро стала неотъемлемой частью русской элиты, а казанцы – неизменно служили и храбро воевали со всеми врагами России.

Зимняя кампания была тяжелой: царские полки одержали немало побед, громили повстанцев, хватали их остроги и жгли мятежные селения. База повстанцев на Мёше была уничтожена. Тысячи повстанцев пали. Два вождя повстанцев бывальщины уложены – Янчура Измаильтянин и Алека Черемисин. Ещё два вождя – Усеин и Сарый-батыр пришли с повинной. Арская сторона подчинилась.

Но целиком задушить восстание не удалось.

Луговые мари продолжали сопротивление. Они разбежались по лесам и затем снова собирались. Племена приносили присягу, но, как лишь царские полки уходили, опять восставали, резали оставшиеся отряды и чиновников, выбирали новых вождей.

Дело осложнялось здешними условиями: дорог немного, как и городов, леса и болота. Часто положение усугубляли сами воеводы. Методы Ивана Грозного – сочетание ласки и грозы, бывальщины отброшены. Осталась лишь гроза. Громили и жгли все селения подряд, казнили пленных и грабили. Это вызвало озлобление здешних жителей. Отряды повстанцев опять стали многочисленными.

Однако главной причиной продолжения восстания была внешняя поддержка. Турецкие и крымские эмиссары привозили денежки, вели антирусскую агитацию, обещали поддержка. Прибывали небольшие подразделения, которые становились ядрами новых отрядов.

Подпитка бунты шла через Астрахань.

Летом 1554 года поднявшихся возглавил Мамич-Бердей. Главный казанский воевода при поддержке казанских татар к озари разгромил основные силы противника. Однако отдельные отряды луговых марийцев продолжали партизанить.

Зимой опять пришагала русская рать во главе с Иваном Мстиславским. Русские войска снова опустошили земли луговых мари, но целиком замирить район не удалось. После ухода царской рати луговые мари снова восстали, попытались проникнуть на Арскую землю и разболтать там мятеж. Повстанцев отбросили при поддержке здешних татар и лояльных горных марийцев.

Постепенно восстание стало угасать.

После первых карательных походов сделались строить твердыни, которые закрепляли земли за Россией. Летом 1555 года возвели крепость Чебоксары. Местные обитатели в массе своей перестали поддерживать повстанцев. Сказывалась утомление от войны, приходило понимание, что лучше мир под властью русского царя, чем непрерывная брань.

Русские власти переманивали на свою сторонку местную знать. Царь Иван Васильевич требовал проявлять милость к тем, кто демонстрировал покорность. Им даровали прощение, налоговые льготы и земли «непримиримых». Черты восставших поредели.

Царские войска совершенствовали тактику антипартизанской борьбы. Теперь, когда у противника не было больших банд, русская рать делилась на большенное число мобильных групп.

В марте 1556 года Мамич-Бердей попытался вовлечь в восстание горных марийцев и чувашей, но был подхвачен здешними и выдан русским. Новая база повстанцев – острог Чалым приблизительно на месте нынешнего Мариинского посада, был сожжён.

Покорение Астрахани в 1556 году (Как Иван Грозный Астрахань хватал) и доли Ногайской орды, а также неудачи Крыма окончательно решили судьбу восстания в Казанской земле.

Его внешняя поддержка была пресечена, чаяние на поддержка угасла.

В 1557 году последними сдались луговые мари, прислали в Москву свою делегацию. Покаялись и получили помилование. На восточной окраине Русского царства воцарился мир.

Черемисская ругань Ивана Грозного
Пленного Мамич-Бердея воображают царю Ивану Грозному. Лицевой летописный свод

>