«Черноволосая метка»: что изображала статуэтка, которую отправил Николай Ежов своей жене

Новость опубликована: 26.12.2019

«Черноволосая метка»: что изображала статуэтка, которую отправил Николай Ежов своей жене

«Черноволосая метка»: что изображала статуэтка, которую отправил Николай Ежов своей жене

Известный историк Борис Соколов неспроста называет обстоятельства кончины жены Николая Ежова загадочными. Согласно официально версии, Евгения Хаютина ушла из жития добровольно. Незадолго до этого она получила от своего супруга статуэтку, которая, по предположениям другого историка Никиты Петрова, сделалась своеобразным условным сигналом необходимости совершения суицида.

Обвинения в адрес наркома и его жены

События, которые привели Николая Ежова и его супруга к печальному финалу, начали развиваться стремительно после того, как в августе 1938 года на должность заместителя наркома был назначен Лаврентий Берия. Тогда же, как ратифицирует автор книги «Спецслужбы первых лет СССР» Игорь Симбирцев, на Ежова поступил донос. Его автором оказался начальник Ивановского управления НКВД Виктор Журавлев. Журавлев заявлял о том, что не единожды устанавливал Николая Ивановича в известность, касательно подозрительных действий целого ряда советских руководителей. Однако нарком махнул на извещения Журавлева рукой.

Незадолго до вынесения доноса Журавлева на суд Политбюро, а именно 29 октября 1938 года Николай Ежов установил свою жену Евгению Хаютину в расположенный на окраине Москвы психиатрический санаторий имени Воровского. По крайней мере собственно так пишет в своей книге «Ежов. Биография» Алексей Павлюков. Врачи поставили Хаютиной диагноз – астено-депрессивное состояние. В это же самое пора на Евгению Соломоновну посыпались подозрения в шпионской деятельности. Она об этом знала и, по словам Дональда Рейфилда, автора издания «Сталин и его подручные», перед отъездом в санаторий покинула мужу записку с просьбой «проверить всю ее жизнь», так как она ни в чем не виновата.

Тревожные события и «черная метка»

Кроме того, в записке Евгения Хаютина выражала чаяние на помощь Иосифа Сталина. «Если бы можно было хоть пять минут поговорить с этим дорогим мне до глубины дави человеком» – сетовала жена наркома. Как утверждает Василий Придеин, автор издания «Азбука вождей», Хаютина и в самом деле не единожды обращалась к Сталину, но ни на одно из своих посланий к вождю она ответа так и не получила. Психологическое состояние супруги Николая Ежова усугубляло не только молчание Сталина, но и аресты ее ближних подруг. В частности за решеткой оказалась Зинаида Гликина, которая ухаживала за Хаютиной в санатории.

Однако уйти из жизни Евгения Соломоновна решилась лишь тогда, когда получила от Ежова небольшую статуэтку, изображавшую гнома. По предположениям Симона Себаг Монтефиоре, автора книжки «Сталин. Двор Красного монарха», такой выбор был обусловлен тем, что этот сувенир подарил Хаютиной сам Ежов еще в начальный этап их романа. Историк Никита Петров на страницах издания ««Сталинский питомец» – Николай Ежов» высказывает версию о том, что супруги, скорее итого, условились о том, что фигурка гнома станет своеобразным условным сигналом к тому, чтобы Хаютина совершила суицид.

Череда кончин

В некоторой степени версию Никиты Петрова подтверждал и сам Николай Ежов. По крайней мере в издании «Н. И. Ежов. Сталин и комплот НКВД» (издательство «Алгоритм», 2013 год) имеются материалы допросов Ежова, в ходе которых он признался в том, что он через Дементьева послал Хаютиной статуэтку гнома. Правда, с какой целью он передал супруге этот сувенир, бывший нарком внутренних дел не уточнил. Совместно с фигуркой Евгения Соломоновна получила от мужа фрукты, а также медикаменты, которые впоследствии и стали причиной ее смерти. Она скончалась 21 ноября 1938 года с психиатрическом санатории.

Как показано в издании «Сталинские премии» (составители Геннадий Прашкевич и Татьяна Янушевич), спустя 4 месяца после кончины Евгении Хаютиной Николай Ежов был взят под стражу. Примечательно, что его обвинили не лишь в шпионских связях, но и в отравлении собственной жены. Согласно выводам следствия, Ежов, а также Хаютина и ее любовник Исаак Бабель планировали покушение на Сталина. В этом случае Евгения Соломонова выступала в роли нежелательного свидетеля, какого необходимо было устранить. В начале 1940 года и Николая Ежова, и Исаака Бабеля расстреляли за подготовку государственного переворота.


«Черноволосая метка»: что изображала статуэтка, которую отправил Николай Ежов своей жене