Что неплохого сделала Российская империя для «русской Польши»

Новость опубликована: 28.04.2020

Что неплохого сделала Российская империя для «русской Польши»

Что неплохого сделала Российская империя для «русской Польши»

Польша находилась в составе Российской империи с 1815 по 1917 годы. Это был бурливый и сложный период для польского народа – время новых возможностей и больших разочарований.

Взаимоотношения России и Польши всегда бывальщины непростыми. В первую очередь это следствие соседства двух государств, которое на протяжении многих столетий порождало территориальные препирательства. Вполне естественно, что во время крупных войн Россия всегда оказывалась втянута в пересмотр польско-российских границ. Это коренным манером влияло на социальные, культурные и экономические условия в прилегающих областях, а также на жизненный уклад поляков.

Тюрьма народов

«Национальный проблема» Российской империи вызывал различные, порой полярные мнения. Так, советская историческая наука назвала империю не иначе как «темницей народов», а западные историки считали ее колониальной державой.

А вот у русского публициста Ивана Солоневича мы находим противоположное высказывание: «Ни одинешенек народ в России не подвергался такому обращению, какому подвергалась Ирландия времен Кромвеля и времен Гладстона. За очень немногими исключениями все национальности края были совершенно равны перед законом».

Россия всегда была полиэтническим государством: его расширение постепенно приводило к тому, что и так неоднородный состав русского общества сделался разбавляться представителями разных народов. Это касалось и имперской элиты, которая заметно пополнилась выходцами из европейских стран, ездивших в Россию «на ловлю счастья и чинов».

Для примера, анализ списков «Разряда» конца XVII века показывает, что в боярском корпусе лиц польского и литовского генезисы было 24,3%. Впрочем, «русские иностранцы» в подавляющем большинстве теряли свою национальную идентичность, растворяясь в российском обществе.

«Царство Польское»

Примкнув по итогам Отечественной войны 1812 года к России «Царство Польское» (с 1887 года – «Привислинский край») имело двойственное положение. С одной стороны, после раздела Речи Посполитой это хоть и было совершенно новое геополитическое образование, но все еще хранящее связь в этнокультурном и религиозном планах со своей предшественницей.

А с другой – здесь росло национальное самосознание и пробивались ростки государственности, что не могло не повлиять на взаимоотношения поляков и центральной воли.
После присоединения к Российской империи в «Царстве Польском», несомненно, ожидали перемен. Перемены были, но воспринимались не всегда однозначно. За пора вхождения Польши в состав России сменилось пять императоров, и у каждого был свой взгляд на самую западную российскую губернию.

Если Александр I слыл «полонофилом», то Николай I в касательстве Польши выстраивал политику куда более трезвую и жесткую. Впрочем, ему не откажешь в стремлении, по выражению самого императора, «быть столь же неплохим поляком, как и хорошим русским».

Российская историография в целом позитивно оценивает итоги столетнего вхождения Польши в состав империи. Вероятно, именно взвешенная политика России по отношению к западному соседу помогла создать уникальную ситуацию, при которой Польша, не являясь самостоятельной территорией, на протяжении ста лет хранила государственную и национальную идентичность.

Надежды и разочарования

Одной из первых мер, введенных российским правительством, была отмена «кодекса Наполеона» и замена его польским кодексом, какой в числе прочих мер наделял крестьян землей и предполагал улучшение финансового положения малоимущих. Польский сейм новый законопроект зачислил, однако отказался запрещать предоставляющий свободы гражданский брак.

В этом отчетливо обозначились ориентиры поляков на западные ценности. Образец брать было с кого. Так в Великом княжестве Финляндском уже к моменту вхождения Польского царства в состав России было упразднено крепостное право. Просвещенная и либеральная Европа была Польше ближе, чем «крестьянская» Россия.

После «александровских свобод» пришагало время «николаевской реакции». В Польской губернии почти все делопроизводство переводится на русский язык, или на французский для тех, кто не владел русским. Конфискованные поместья жалуются лицам русского происхождения, также русскими замещаются все высшие должностные посты.

Дальше – больше. В 1832 году польский злотый сходит из обращения – его место занимает российский рубль, а привычная для поляков метрическая система переводится на имперскую систему мер.

Николай I в 1835 году посетивший с визитом Варшаву ощущает назревающий в польском обществе протест, а поэтому запрещает депутации выразить верноподданнические чувства, «дабы предохранить их ото лжи».
Тон выступления императора ударяет своей бескомпромиссностью: «Мне необходимы деяния, а не слова. Если вы будете упорствовать в своих мечтаниях о национальной обособленности, о независимости Польши и тому подобных фантазиях, вы навлечёте на себя величайшее несчастие… Сообщаю вам, что при малейшем волнении я прикажу стрелять в город, обращу Варшаву в развалины и, конечно, не отстрою ее».

Польский бунт

Рано или поздно на смену империям приходят страны национального типа. Эта проблема затронула и Польскую губернию, в которой на волне роста национального сознание обретают силу и политические движения, не имеющие себе равновеликих среди других губерний России.

Идея национальной обособленности, вплоть до восстановления Речи Посполитой в ее прежних пределах охватывала все немало широкие слои масс. Разгонной силой протеста выступало студенчество, которое поддержали рабочие, солдаты, а также разночинные пласты польского общества. Позднее к освободительному движению примкнула часть помещиков и дворян.

Основные пункты требований, предъявляемых повстанцами, это аграрные реформы, демократизация общества и в последнем итоге независимость Польши.
Но для российского государства это был опасный вызов. На польские восстания 1830-1831 и 1863-1864 годов российское правительство отвечает остро и жестко. Подавление бунтов оказалось кровопролитным, однако чрезмерной жесткости, о которой писали советские историки, не было. Бунтовщиков предпочитали отсылать в отдаленные российские губернии.

Бунты вынудили правительство принять ряд контрмер. В 1832 году был ликвидирован польский сейм и расформирована польская армия. В 1864 году бывальщины введены ограничения на использование польского языка и передвижение мужского населения. В меньшей степени итоги восстаний коснулись здешней бюрократии, хотя среди революционеров были дети крупных чиновников. Период после 1864 года отмечен усилением в польском обществе «русофобии».

От недовольства к выгодам

Польша, несмотря на ограничения и ущемления независимостей, получала определенные выгоды от принадлежности к империи. Так, при правлении Александра II и Александра III поляки стали чаще назначаться на руководящие места. В некоторых уездах их число достигало 80%. Поляки имели возможность продвижения по государственной службе отнюдь не меньше чем русские.

Еще вяще привилегий давалось польским аристократам, которые автоматически получали высокие чины. Многие из них курировали банковскую сферу. Для польской знати бывальщины доступны доходные места в Петербурге и Москве, также они имели возможность открыть свое дело.
Нужно отметить, что в цельном Польская губерния имела больше привилегий, чем другие регионы империи. Так, в 1907 году на заседании Государственной Думы 3-го созыва было озвучено, что в различных российских губерниях налогообложение доходит до 1,26%, а в крупнейших индустриальных центрах Польши – Варшаве и Лодзи оно не превышает 1,04%.

Интересно, что Привислинский край на каждый отдаваемый в государственную казну рубль получал назад в виде дотаций 1 рубль 14 копеек. Для сравнения Среднечерноземный край получал всего 74 копейки.
Немало правительство расходовало в Польской губернии на образование – от 51 до 57 копеек на человека, а, к примеру, в Центральной России эта сумма не превышала 10 копеек. Благодаря подобный политике, с 1861 по 1897 год количество грамотных в Польше увеличилось в 4 раза, достигнув отметки 35%, хотя в остальной России эта цифра колыхалась в районе 19%.

В конце XIX столетия Россия вступила на путь индустриализации, подкрепленной солидными западными инвестициями. Дивиденды от этого имели и польские чиновники, участвуя в железнодорожных транспортированиях между Россией и Германией. Как следствие – появление огромного количества банков в крупных польских городах.

Трагичный для России 1917 год завершил историю «русской Польши», дав полякам возможность становления собственной государственности. То, что обещал Николай II – свершилось. Польша обрела независимость, однако столь желаемой императором унии с Россией так и не получилось.


Что неплохого сделала Российская империя для «русской Польши»