Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства

Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства

Такие различные – боец и матрос

Вообще-то в те годы было весьма много таких непохожих друг на друга, и в то же время абсолютно типических революционеров, как Николай Крыленко и Павел Дыбенко. О них написано немало, в том числе и на страницах «Военного обозрения» (Сам себе главковерх) и («Реабилитирован посмертно». Развеселая житье Павла Дыбенко).

Они не чересчур подходят для парного портрета в стиле Плутарха. Но они многие годы шли параллельными курсами, нередко пересекаясь. В октябрьские дни совместно шли против Преходящего правительства. И даже погибли они в одинешенек и тот же день – 29 июля 1938 года на полигоне в Коммунарке.

Впрочем, генезис у них, можно находить, одинаковое, оба – выходцы из крестьян. Но если Павло Дибенко-Дыбенко смог закончить итого три класса в родном Новозыбкове, то у Раскалывай Крыленко с образованием всё было намного лучше.

Ещё его отца-студента выключили из университета за агитацию, он трудился в музее, был служащим и даже оппозиционным журналистом, да и сам Николай окончил гимназию и Петербургский университет, пускай и вперемежку с Харьковским.

Социал-демократия зачислила и того и иного совсем юными -– в 1904 и 1912 году Крыленко и Дыбенко сделались членами РСДРП, причём едва-едва ли не сразу – большевиками. Обоих в итоге партия по разу теряла, причём из-за их благосклонности к анархии.

Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства
Только у Крыленко (на фото) всё было связано с теорией, когда он сделался писать работы с явным уклоном в синдикализм, какой выявили отчего-то только в 1937 году, а у Дыбенко – с практикой. Его исключали в 1918 году после падения Нарвы, в тех самых сражениях, когда рождалась Алая армия.

Но Дыбенко совместно со своими матросами не устоял под Нарвой во многом потому, что те не слишком соображали, война у нас с немцами или всё-таки мир, и, не переставая, митинговали. В те дни шли цельным ходом переговоры в Брест-Литовске, да и напортачил там больше командующий генерал Парский.

У русской революции, как популярно, была бабушка – небезызвестная Брешко-Брешковская, дедом можно наименовать Плеханова, папами стали Ленин с Троцким, а детей и сосчитать тяжело. Но такие, как два наших героя, скорее считали революцию невестой.

Ребята в Октябре

В 1917 году они бывальщины совсем молоды – одному 32, иному – всего 29. Но революционного опыта хватало и Крыленко, и Дыбенко, а линия в революцию у них был различный, но всё-таки схожий.

Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства
Дыбенко служил на флоте, выучился на минёра и электрика, вовсю агитировал на линкорах – и на «Императоре Павле I», и на «Гангуте», и на «Петропавловске», за что уже в всемирную ругань был отправлен на фронт. Крыленко успел отслужить ещё до войны, с производством по увольнении в прапорщики запаса, а летом 1914 года эмигрировал.

Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства
Когда же он вернулся в Россию на подпольную труд, был тут же мобилизован, как уклоняющийся офицер. С «золотым билетом», разумеется, где было указано «принять меры против пропаганды с его сторонки». Дыбенко по доли пропаганды тоже процветал, и в 1917 году они прошли через все комитеты и Советы на пути к руководящим постам в большевистском правительстве.

Октябрь 17-го сделал так, что прапорщик Крыленко и матрос Дыбенко очутились во главе военного министерства, реорганизованного в наркомат по военным и морским делам. Очутились вместе с Владимиром Антоновым-Овсеенко, когда первоначальный отвечал за фронт и даже сделался Главковерхом, а второй, как председатель Центробалта, вполне логично был поставлен на флот.

Прапорщик Николай Крыленко в Ставке не замешкался, реально он успел только одно – вместо того чтобы просто сместить Верховного главнокомандующего генерала Духонина (на фото), он фактически позволил солдатне уложить его.

Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства
Воспрепятствовать, впрочем, вряд ли было в его мочах – интеллигентного прапора Крыленко просто не пустили в вагон, где расправлялись с генералом, но ужасные слова – «послать в штаб к Духонину» в дни Штатской войны обрели совершенно особый смысл.

А вот матрос Павел Дыбенко порулил Алым флотом вплоть до основы 1918 года, до Нарвы. Это по распоряжению Дыбенко крейсер «Аврора» так и не ушёл из Петрограда накануне штурма Зимнего дворца. Но о том, отдавал ли Дыбенко распоряжение сделать знаменитый выстрел, историки препираются до сих пор. Во всяком случае, на «Авроре» его тогда не было.

Трое в ладье

Сразу после взятия воли большевики создали вместо военного министерства так именуемый Совет народных комиссаров по военным и морским делам, какой из-за целого повторения названия революционного правительства разом переименовали в Комитет. Его и было поручено возглавить тройке – Антонову-Овсеенко, Крыленко и Дыбенко.

Фактически поработать наркомами не удалось ни тому, ни иному, но Крыленко хотя бы сделал кое-что в Могилёве, помимо устранения Духонина. Дыбенко же сразу во главе нескольких тысяч матросов отправился на ругань с мятежниками Краснова и Керенского под Гатчиной, где беспрекословно подчинился Троцкому.

Военный авторитет Троцкого не вызывал никаких сомнений ни у кого в РСДРП(б), да и у бывших с ними заодно левых эсеров и анархистов – тоже. Если бы не нужда спешно домогаться мира с немцами, Троцкий сразу возглавил бы военное ведомство, а не наркомат по иностранным делам.

22 ноября 1917 г. П.Е. Дыбенко выступил на I Всероссийском съезде моряков в Петрограде с докладом «О реорганизации управления морским ведомством». И тут же получил это морское ведомство под своё начин. Сам же комитет, как и триумвират, как очутилось – безотносительно недееспособный из-за необходимости согласовывать всё и вся, было решено заменить на два наркомата.

Военный наркомат, однако, уже 23 ноября возглавил не одинешенек из триумвирата, а Николай Подвойский – реальный глава октябрьского переворота. Антонов-Овсеенко отправился на украинский фронт, а Крыленко вернулся в Петроград в комитет по обороне города.

Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства
Лишь в марте 1918 года он адресовался с мольбой непосредственно к Ленину, как председателю СНК, освободить его от должности верховного главнокомандующего, забытой, представляется, всеми, и комиссара по венным делам. Несогласия не последовало, а саму место упразднили, хотя в Гражданскую войну её пришлось восстановить.

Завороты судьбы

Крыленко несколько неожиданно покинул военную стезю, очутившись в числе членов коллегии Наркомата юстиции. Курс Крыленко председателем революционного трибунала заставило многих вспомнить Духонина, да и к организации репрессивного аппарата он имел самое гладкое касательство.

Когда председатель Совета народных комиссаров Ленин уже утратил способность чем-то управлять, Николай Крыленко сделался заместителем наркома юстиции и старшим помощником прокурора РСФСР. Он деятельно занялся написанием программных юридических трудов, опираясь на собственный дореволюционный эксперимент.

Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства
А у Павла Дыбенко, который успел вблизи сойтись с Александрой Коллонтай, повороты судьбины всё больше напоминали авантюрный роман. Ещё за Нарву его выключили из партии, лишили всех постов, а после и арестовали, хотя и выпустили на поруки. Но основное – разоружили его верных матросов, без каких он был вынужден бежать в Самару.

Уже в мае 1918-го его подхватили, судили и приговорили к расстрелу, но Коллонтай, соратница Ленина ещё с 1905 года, сумела как-то отколоть супруга. Дыбенко командировали в Крым для подпольной труды, и уже в августе он попал в плен к немцам, но его обменяли на целую группу кайзеровских офицеров.

Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства
Революционного матроса Павла Дыбенко перекинули на Украину, дали полк, бригаду, а после – 1-ю Заднепровскую дивизию. Председатель Центробалта был известен с российской анархией не понаслышке, и собственно в его дивизию влились отряды Нестора Махно и немного известного анархиста Никифора Григорьева.

А в 1919 году Дыбенко уже опять в партии, с возвращением стажа с 1912 года, и опять наркомвоенмор – сейчас в Крыму. Уже оттуда бесшабашного матроса, ставшего одним из полководцев революции с открытыми пробелами в образовании, послали в военную Академию, какой вскоре вернули название Генштаба, только уже РККА.

Впрочем, обучаться пришлось с перерывами – Дыбенко воевал под Царицыном, участвовал в штурме Крыма, разбивал восстания в Кронштадте и на Тамбовщине. Но академию Павел Фёдорович закончил в 1922 году вполне успешно, впоследствии написал несколько сумбурных, но ослепительных книжек, одна из каких – о военной доктрине.

К этому времени новоявленный юрист Николай Крыленко впервые выступает с весьма оригинальной идеей, что

«советское право, как и буржуазное, является эксплуататорским.»
Впоследствии он раскрутит свою дума, так как отсюда вытекает

«одна из задач социалистического строительства — свёртывание правовой формы Советского государства.»
Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства
Уже в 1922 году Николая Васильевича Крыленко, 37-летнего «престарелого» большевика, изберут профессором правового филиалы факультета социальных наук МГУ. А в 1929 году он уже прокурор республики, в 1936-м – нарком юстиции СССР. Ничего из этого Крыленко не помогло, когда едва-едва ли не любому припоминали знакомство, а ещё хуже – товарищество с Троцким.

Дыбенко и Крыленко – двое из триумвирата. Во главе военного ведомства
В первые годы после Гражданской войны краском Павел Дыбенко продвигался по службе не немножко уверенно, чем его коллега-юрист и чем жена-дипломат, какая стала многолетним послом в нейтральной Швеции. Он командовал дивизиями, корпусами, округами, получал ордена, как и в Штатскую. Но близость с Троцким и Тухачевским ему тоже не извинили.

Под арест и расстрел на стрельбище в коммунарке Н.В. Крыленко и П.Е. Дыбенко попали отнюдь не первыми – в 1938-м, когда Тухачевского уже не было, а Троцкий запрятывался от агентов НКВД в Мексике.

>