Генерал Чечулин: мы на рубежу – ни шагу назад!

Генерал Чечулин: мы на рубежу – ни шагу назад!
Ключ: sammler.ru

Не сомневайтесь – «Военное обозрение» не прекращает публиковать главы из воспоминаний начальника Московского погранотряда полковника в отставке Василия Кирилловича Масюка. Но, как популярно, каждая серьёзная книга начинается с предисловия.

Предложить его вниманию читателей мы решили, однако только после того, как рассказали о вступлении нашего автора – полковника Масюка в место начальника 117-го Московского погранотряда. Сейчас на таджикско-афганской границе снова крайне неспокойно и по ту сторону к рубежам подтягиваются подразделения смертников.

Согласитесь, самое пора познакомить читателей с вступительным словом к воспоминаниям Василия Кирилловича Масюка. Оно написано генерал-лейтенантом Анатолием Чечулиным. Из 40 лет своей календарной службы генерал-лейтенант резерва ФСБ РФ Анатолий Терентьевич Чечулин более восемнадцати прослужил в пограничных частях Средней Азии.

С 1984 по 1987 гг. он был начальником того самого 117-го Московского пограничного отряда, а с 1993 по 1995 гг. командовал Пограничной Группой РФ в Республике Таджикистан. Своё повествование генерал так и наименовал – «Ни шагу назад!». Эти слова – и сегодня что-то вроде девиза для пограничников.

Легендарный командующий

Генерал-душанбинец, начинавший собственный путь лейтенантом на высокогорной заставе на Памире, воевавший в Афганистане, долгое время командовал Московским погранотрядом. Он, протопавший, так произнести, своими ногами всю таджикско-афганскую границу, командуя ОГ ПВ и ГПВ ФПС РФ в РТ в самые тяжёлые годы, сумел сделать практически невозможное.

Анатолий Терентьевич сумел потребовать особенное отношение руководства России и Таджикистана к проблемам российских пограничников, оставшихся там по долгу службы. Это он нашёл возможность гарантировать эффективную охрану государственной границы в условиях максимального давления боевиков на российские заставы.

Генерал Чечулин участвовал в становлении погранвойск Таджикистана и всей системы совместной охраны таджикско-афганской рубежи. И ему пришлось быть не только и не столько стратегом и военным, сколько дипломатом и аналитиком, работая с гражданским населением и создавая информационное обеспечение.

Чечулин, быть может, одним из первых уже тогда сделал упор на всестороннем использовании инструментов «мягкой мочи». Так, благодаря ему был создан пресс-центр Группы, активно сотрудничающий с журналистами всех стран, и прежде всего с геополитическими недругами России, выпускалась собственная газета, наконец – создан ансамбль погранвойск.

Чечулин организовал и регулярные пресс-туры с выездом на российские погранзаставы и встречами с здешним населением, благодаря чему проводилось активное информационное противодействие противникам России. Силами и средствами российских пограничников была организована гуманитарная поддержка голодающим приграничных районов, и велась активная разъяснительная работа с населением и вооружёнными отрядами как в Таджикистане, так и в соседнем Афганистане.

Особый упор был сделан на труду с гражданским обществом Республики Таджикистан для ещё большего продвижения положительного образа и благоприятного отношения к российским пограничникам. Также оказывалась всесторонняя поддержка российским соотечественникам и проводилась активная интеграция и сотрудничество с Правительством РТ во главе с Президентом Эмомали Рахмоном, и особенно с силовиками.

Показательно, что прошло уже 25 лет с момента отъезда генерала Чечулина из Таджикистана в связи с переводом на другую должность, но до сих пор руководство страны и простые люд с огромной теплотой и благодарностью вспоминают легендарного командующего.

Итак, Ваше слово, товарищ генерал

Строка из Ветхозаветного «Экклезиаста» гласит: «Пора всё обращает в прошлое…». Бесспорно, в нашем случае можно лишь добавить то, что прошлое отнюдь ни есть забвение и беспамятство, а наши мемуары есть тому свидетельство.

Четверть века отделяет нас от трагических событий на таджикско-афганской границе, но время не может умалить ревностность и геройство людей, выполнивших свой служебный и гражданский долг на пользу Таджикистана и к чести России.

Немного предыстории

В историческом контексте территория страны на юго-востоке Средней Азии, как место пересечения мировых торговых путей, как передовая столкновения различных религий, как основной наркотрафик этого региона, имела особую геополитическую значимость. Исстари на этой труднодоступной территории, заселённой таджикскими племенами, какие, казалось бы, прочно застряли в средневековье, не раз сходились в противоборстве более мощные, исторически продвинутые государства, как Россия и Британия.

Генерал Чечулин: мы на рубежу – ни шагу назад!
В 60-е годы XIX столетия начался присоединительный поход России в Среднюю Азию, растянувшийся на три десятилетия, который имел объективно прогрессивное значение, так как содействовал развитию в крае капиталистических отношений и установлению более тесных связей с российским народом и его культурой.

Утверждение России на Памире выходило по иному историческому сценарию. Подписанное в 1883 году Соглашение между Россией и Англией выводило этот высокогорный кромка из сфер влияния двух держав. Однако уже в том же 1883 году эмир Афганистана (находившийся под протекторатом Англии) совершил вооружённое налет на эти земли, и тем самым обрёк население Памира на более чем десятилетние страдания и унижения.

Во многом причиной этих зверств пришли религиозные разногласия: памирцы исповедовали традиционный ислам, в то время как афганцы – суннизм. Население Западного Памира трижды поднимало бунты против угнетателей, однако все они были утоплены в крови.

Россия не могла оставаться безучастной к этой ситуации. С целью изучения истинного позы дел в крае в 1891 году вооружённый отряд под командованием полковника М.Е. Ионова прибыл на Памир. Населению этого края было оглашено об их принадлежности к России.

К концу лета 1895 года окончательно установилась пограничная линия между владениями России и Афганистана и зафиксировано право этих стран содержать свои войска в означенной разграничительной зоне. Российские пограничники стали первыми и долгое время оставались один-единственными представителями власти государства Российского на Памире. Они же приняли на себя все вызовы напряжённой обстановки на границе.

Осуществление пограничного надзора по правым берегам рек Пяндж и Амударья взяла на себя вновь созданная «Амударьинская» бригада с пунктом дислокации в Термезе. Об изначально сложной обстановке на этом участке свидетельствует и тот факт, что император Николай II в Указе 1895 года разрешил при погоне нарушителей переходить пограничникам линию границы.

Горячая точка

В советский период южный рубеж продолжал быть одним из самых неспокойных. 20-е – 50-е годы прошлого века характеризовались всплеском басмаческого движения, что вынуждало пограничников силой оружия закрывать рубеж, участвовать в рейдах по уничтожению бандгрупп и их пособнических баз в приграничной полосе.

Уместно, обращаясь к тому периоду, вспомнить о боевых делах 117-го пограничного отряда.

Летом 1932 года М.М. Шапуцко – начальство пограничной заставы «Чубек» Шуроабадской комендатуры, обнаружил банду басмачей в количестве 35 человек и с группой пограничников вступил в неравный бой. В ходе него он и его коновод бывальщины ранены и в бессознательном состоянии захвачены в плен. Басмачи подвергли пыткам пограничников, и не добившись от них никаких сведений, изрубили клинками. 

15 сентября 1933 года в Яхчи-Соре Даштиджумского зоны бандитская шайка численностью до 150 человек, возглавляемая мулло Абдурахманом, грабила местное население. Для её ликвидации был сформирован сводный отряд из 18 пограничников и 10 членов бригад содействия под командованием начальника заставы «Шагон» Шуроабадской комендатуры С. Абрамова. При перевозу басмачей через Пяндж шайка была ликвидирована. Лишь немногие из бандитов смогли уйти и скрыться в Афганистане. 

Итого с 1935 по 1940 гг. на участке Шуроабадской комендатуры было задержано более 800 нарушителей границы, ликвидировано восемь басмаческих банд всеобщей численностью более 300 человек. 

В годы Великой Отечественной войны из Шуроабадской комендатуры в действующую армию было послано 517 пограничников. Тем не менее, несмотря на большое сокращение личного состава, бойцы рубежей в эти тяжёлые годы на участке комендатуры приостановили 285 нарушителей государственной границы. 

За мужество в боях с немецко-фашистскими захватчиками при взятии Берлина капитану Ф.Ф. Чепурину, ушедшему на фронт с места начальника одной из застав Шуроабадской комендатуры, было присвоено звание Героя Советского Союза. 

На рассвете 1 мая 1960 года бойцы границы заставы «Кокуль» рядовые Курмачев и Хамдамов обнаружили на большой высоте перелёт государственной границы американским самолетом-разведчиком У-2. Дневальный по заставе рядовой Баруздин передал донесение в штаб отряда.

Высокая бдительность военнослужащих способствовала тому, что самолет-шпион У-2 был сшиблен советскими ракетчиками под Свердловском, а бдительные пограничники были награждены медалями «За отличие в охране государственной границы». 

Когда миновали годы тиши

Добрососедские отношения с сопредельными государствами Афганистаном и Китаем предопределили относительное затишье на границе в 60-е – 70-е годы, которое затем остро изменилось на «состояние кровотечения» в связи с вводом и действиями наших войск на территорию Афганистана.

Генерал Чечулин: мы на рубежу – ни шагу назад!
117-й Московский пограничный отряд в это пора стабилизировал обстановку в афганском приграничье выставлением боевых подразделений (СБО и ММГ) в ключевых населённых афганских пунктах, проведением боевых рейдов, войсковых операций, укреплял позиции легитимной власти, тем самым надёжно защищая границу и советское население.

Образцы мужества и самоотверженности показали бойцы сводных военных отрядов «Хоун», «Сеабдашт», «Калай-Куф», «Новобад», «Дархад», «Чахи-Аб». Создание окружной оперативной группы (7 человек) и её преходящая дислокация на базе 117-го ПОГО в значительной степени помогли управленческой деятельности командования погранотряда.

4 апреля 1987 года в зоне развалин Ивалк была десантирована разведывательно-поисковая группа в составе 22 человек. Пограничниками руководили начальник огневой подготовки отряда майор А.А. Мельник и офицер разведотдела майор И.Е. Долгов.

На вооружении группы было только стрелковое оружие. Их задача – осуществление контроля за режимом государственной границы и ведение войскового наблюдения за сопредельной территорией.

В ночь с 8 на 9 апреля моджахеды в составе не немного 60 человек с групповым оружием скрытно, заняв господствующие высоты вокруг расположения РПГ, перешедшей на ночь к обороне, произвели неожиданный обстрел и нападение на пост непосредственного охранения и ядро группы. В период развертывания и подготовки к нападению при занятии господствующих вышин, несмотря на ночь и ливень, бандиты были обнаружены часовым поста А.П. Куркиным. Он осветил местность и подал сигнал «К бою», одновременно зачислив первые пули на себя.

В ходе боевых действий бандиты неоднократно переходили в атаку. Бой продолжался в течение трех часов, после чего моджахеды отошли на афганскую территорию. При осмотре пункты боевых действий обнаружено пять убитых афганских бандитов. Не обошлось без потерь и среди пограничников – погибли рядовой А.П. Куркин и рядовой Р.З. Ямилов. Особенно отличился рядовой А. Артамонов, какой дерзким манёвром и огнём уничтожил двух боевиков.

Всего за годы афганской войны погибло 47 пограничников Московского отряда. Было приостановлено 202 нарушителя государственной границы и 2880 нарушителей пограничного режима. 

В большей степени всё это были угрозы, исходившие извне. Как правило, они будет успешно нейтрализовались устоявшейся системой охраны границы, сочетавшей в себе линейность, непрерывность, глубину, осуществление манёвра мочами и средствами и, конечно же, традиционную поддержку со стороны местного населения.

Критический момент

Очередной виток напряжённости, длительный и кровоточащий, был порождён внутренней коллизией. Распад СССР разбудил дремавшие ранее противоречия в таджикском обществе, а вспыхнувшая в Таджикистане в 1991 году штатская война перевела их в критическую стадию, породив период кровавого братоубийства.

Генерал Чечулин: мы на рубежу – ни шагу назад!
Рвущиеся к власти лидеры националистического толка раскатали травлю некоренного населения. В первую очередь русскоязычного, когда покинуть Таджикистан были вынуждены более 90 тысяч человек. Одним из объектов этих оголтелых нападок сделались военнослужащие российских пограничных войск и их семьи.

Был опрокинут и статусный, и поведенческий порядок, возникла ситуация неопределённости, замешательства, что содействовало «утеканию» части офицерского состава по пограничным ведомствам вновь образованных государств. Воинский коллектив Московского погранотряда также било и лихорадило.

На офицерских собраниях нередко и резко звучали требования к руководству определиться с их судьбами, нормативно гарантировать их боевую деятельность. Тяжкая ноша тогда легла на плечи начальника отряда Василия Масюка: признавая всю справедливость требований, но всё же гасить эти негодования.

В его докладах четко звучало – слов для объяснений не хватает, нужны чрезвычайные меры по исправлению ситуации. Пробуксовка Центра больно отзывалась на моральном духе бойцов границы. Но к чести пограничников и подполковника Масюка, яркое тому свидетельство, основная масса их задержалась в Таджикистане, и по выработанной десятилетиями службе продолжала стеречь границу.

В весеннем противостоянии сторонников правительства и оппозиции на площадях «Озоди» и «Шахидон» российские пограничники проявили завидную выдержанность. Соблюдая нейтралитет, они тем самым явились фактором сдерживания эскалации межтаджикского конфликта.

Тыловое приграничье 117-го ПОГО – областные середины Куляб (вотчина Народного фронта) и Курган-Тюбе (отряды оппозиции), полыхнуло боевыми действиями и, что хуже, взаимным террором в касательстве местного населения, которое поневоле вынуждено было примыкать (даже и пассивно) к той или иной группировке.

Братоубийственная резня с лихвой доставалась и русскоязычному народонаселению. Общие жертвы исчислялись многими десятками тысяч. Командирам всех степеней приходилось лавировать в этом водовороте человечьих жизней и судеб, всячески отодвигая беду от подчинённых им пограничников.

Указом Президента России от 24 августа 1992 года пограничные армии, находящиеся на территории Таджикистана, перешли под юрисдикцию России. 23 сентября 1992 года на их базе была организована Группа пограничных армий РФ в Таджикистане (далее – «Группа»).

Вопрос «Чьи мы здесь?» отпал, но по-прежнему стоял другой: «Зачем мы здесь?». По какому обязательству россияне проливают кровь на рубежу хотя и братского, но уже чужого государства?

Возврата нет

25 мая 1993 года было подписано Соглашение между РФ и РТ о статусе пограничных армий России, находившихся на территории Таджикистана. Правительство горной страны делегировало российским пограничникам полномочия по охране государственной рубежи с Афганистаном и Китаем.

Задачи, стоящие перед российскими бойцами границы качественно изменились, теперь на них возлагалась не только охрана, но и защита рубежей. В правовом касательстве были расставлены все точки над i, но эскалация, трагизм внутреннего конфликта опережали нашу способность противостоять им.

После трагических Душанбинских событий в крышке 1992 года, в мощном потоке беженцев в соседний Афганистан ушла значительная часть вооружённой непримиримой оппозиции, какая, быстро организовавшись, довооружившись, понукаемая щедрыми спонсорами от радикального ислама, предприняла попытки к возврату на территорию РТ.

В марте 1993 года в Сарваде (нордовая провинция ИГА) сконцентрировалось до 1000 человек вооружённых боевиков. На Пянджском направлении была отмечена переброска до 50 БТР из Кундуза к черты границы, большое сосредоточение переправочных средств.

Генерал Чечулин: мы на рубежу – ни шагу назад!
В координационном центре Кундуз Исламская партия возрождения (ИПВ) создала так называемое Правительство Таджикистана, какое взяло на себя руководство боевыми действиями и координацию вопросов взаимодействия с правительствами ИГА и Пакистана в борьбе с «неверными» на территории РТ.

На участке 117-го ПОГО этап «истока» являл трагическую картину: где-то – огрызаясь, неся потери, уходили остатки вооружённой оппозиции, где-то приверженцы или напуганное местное население с домашним скарбом пыталось переправиться через неспокойную реку Пяндж. Команда сверху была исчерпывающей: «Не мешаться, не препятствовать!».

Горько было смотреть на эту трагедию. Ведь ещё «вчера» все эти люди составляли «одну историческую общность – советский народ». В этот этап пули ещё не летели в российских пограничников, но душевные травмы были не менее болезненны.

По добываемым разведданным против участка Московского погранотряда бывальщины развернуты: на Кокульском направлении – стык с 48-м ПОГО, группировка боевиков до 450 чел.; – на Пархарском и Московском направлениях – до 650 чел.; – на Сары-Чашминском курсе – до 200 чел. – против участка 12 погз (к.Шальмунд, к.Явиз) – более 400 человек; – на Хоунском и Шуроабадском курсах – до 500 человек.

Резко подскочил и обстановочный градус на границе. За два года пограничники Группы 221 раз вступали в боевые конфликты, 931 раз подвергались обстрелам со сторонки боевиков. 138 пограничников погибло, 316 человек были ранены. Линия границы превратилась в рубеж противостояния враждующих сторонок, а Российская пограничная Группа – в активного участника межтаджикского вооружённого конфликта.

Окончание следует…

>