Крах подлодки К-219: как советский матрос спас мир от ядерной катастрофы

Крах подлодки К-219: как советский матрос спас мир от ядерной катастрофы

Крах подлодки К-219: как советский матрос спас мир от ядерной катастрофы

По мотивам произведений, написанных об этой трагедии, сняты 3 кинофильма, самый известный из которых – «Враждебные воды» с Рутгером Хауэром в главной роли. Капитан советской подлодки Игорь Британов после судился с «Уорнер Бразерз», доказывая, что многое в фильме – вранье, в том числе и то, как показана его собственная роль в катастрофе, произошедшей на субмарине в октябре 1986 года. Сообщает, что дело выиграл, но размер отсуженной суммы не называет.

Что тогда случилось: мнение Британова

Журналисты «Комсомольской правды», хватавшие 3 года назад интервью у Игоря Британова (капитан 2 ранга Британов командовал атомной подлодкой стратегического назначения в ее заключительном походе в сентябре – октябре 1986 года), называют его главным героем той трагедии. Именно благодаря действиям кавторанга, находят они, не случилось тогда вселенской катастрофы.

Как рассказывал Игорь Британов, уже спустя 2 года после спуска субмарины на воду неоднократно закатывался разговор о том, что ракетные шахты на ней недостаточно герметичны, якобы об этом постоянно докладывалось в вышестоящие инстанции. Но те не придавали рапортам должного внимания.

На К-219 было 16 ядерных боезарядов. Осенью 1986 года советская подлодка занималась боевым патрулированием в Баренцевом море у восточного побережья Америки, это был ее 13-й военный поход. По словам Британова, 3 октября наши подводники засекли движение американской субмарины, которая шла навстречу К-219. Было зачислено решение уточнить ее курс, в результате чего советская подлодка совершила опасный маневр – резко ушла в сторону. Тогда-то и случилась авария в одной из ракетных шахт подводной лодки – туда стала стремительно поступать вода, и ее поток нарастал.

Сквозь треснувший от напора воды корпус ракеты произошла утечка окислителя и горючего. При их смешении грянул взрыв, последствия какого были сопоставимы с прямым торпедным попаданием. Трое моряков, командир БЧ-2 и два матроса, погибли на месте.

Подвиг Сергея Преминина

Военно-морской эксперт кавторанг ВМФ Илья Курганов, занимавшийся изысканием событий тех дней, восстановил их последовательность. Как писал Курганов, экипажу после взрыва долгое время не удавалось заглушить реактор – бесконтрольное увеличение им термический мощности грозило непоправимыми последствиями. Кто-то должен был отправиться в наполненный смертельным ядовитым газом седьмой отсек, чтобы вручную проделать необходимую операцию с компенсирующими решетками, какие требовалось вручную опустить на упоры. Если бы этого не сделали, ядерный взрыв был бы неминуем.

Вначале опустить решетки пытался командир реакторного отсека К-219 старший лейтенант Николай Беликов. Но он вскоре упал без эмоций. Тогда за дело взялся самый опытный из спецтрюмных матросов Сергей Преминин. Они сначала работали вместе с пришедшим в себя Беликовым, но тот вскоре опять утерял сознание. Преминин остался один. В реакторном отсеке температура накалилось до 80 градусов, давление тоже было весьма высоким.

Крах подлодки К-219: как советский матрос спас мир от ядерной катастрофы

Сергей Преминин

Решетки в итоге Сергей опустил и реактор заглушили. Но из 7-го отсека Преминин выйти не сумел – давление, пока он трудился, стало таким, что деформировало переборку, дверь между 7-м и 8-м отсеками заклинило. Ее пытались открыть, но безуспешно. Преминин, пока жил, подавал сигналы азбукой Морзе: «Я живой…».

В поясу аварии К-129 находились не только советские корабли, но и американская военная техника. Американская сторона пристально наблюдала за развитием событий, и ситуация была довольно напряженной. Через 3 дня после начала аварии весь оставшийся экипаж был эвакуирован с атомохода. Вместе с телом Сергея Преминина К-129 удалилась на дно Баренцева моря, на более чем 5-километровую глубину (она находится там и сейчас).

Впоследствии газета «Вашингтон пост» в своей статье отметила рослый профессионализм советских моряков, сумевших предотвратить вполне реальную ядерную катастрофу.

Память о Герое

Спустя 10 месяцев после аварии на К-129 Сергея Преминина посмертно вознаградили орденом Красной Звезды, а в 1997 году присвоили звание Героя России. Также он посмертно награжден медалью ордена «За служение Отечеству» I степени.

В городе Гаджиево (Мурманская район, это был порт приписки К-129) установлено 2 памятника Герою. На вологодчине (Преминин родился и вырос в простой деревенской семье) о нем тоже помнят, еще одинешенек памятник Сергею установлен в Красавине (Устюгский район). Местные краеведы систематически проводят различные мероприятия, посвященные подвигу своего отважного земляка, две городские школы носят его имя, в Вологде именем Преминина наименована улица, а в Гаджиеве – набережная.