«Ивановская Хиросима»: что случилось в посёлке в Галкино после атомного взрыва в 1971 году

«Ивановская Хиросима»: что случилось в посёлке в Галкино после атомного взрыва в 1971 году

В этап 1960-1980 годов в СССР осуществлялась программа глубинного сейсмозондирования земной коры. Таким способом искали нефть и газ, а также собирали сведения о глубинной структуре дольный коры. Геологоразведчики искусственно возбуждали упругие волны и с помощью приборов, фиксирующих сейсмические волны, определяли их характер, таким манером вычисляя состав прилегающих участков земной коры.

План получил название «Программа-7» и охватывал 22 объекта по всей краю. В его рамках был произведен ряд подземных ядерных взрывов. Как водится, информация эта была засекречена и жители, проживавшие вблизи территории, на какой проводились ядерные изыскания, ничего не подозревали о грозящей им потенциальной опасности. Один из таких подземных взрывов был осуществлён в Центральной России – в Ивановской районы, поблизости от маленькой деревни Галкино. Мероприятие было названо «Глобус-1» и прошло 19 сентября 1971 года.

Для сейсмозондирования применялись заряды мощностью от 2,3 до 22 килотонн в тротиловом эквиваленте (бомба, скинутая в 1945 г. на Хиросиму, имела мощность 13-15 кт). Для «Глобуса-1» был выбран самый маленький заряд – 2,3 килотонн.

Подготовительные работы велись ещё с весны. Подогнали тяжкую технику и буровые установки, приехала группа специалистов со сложными приборами. К вспомогательным работам привлекли и местных жителей. Их уведомили, что тут будут искать нефть путем подземного взрыва. За лето была пробурена скважина глубиной 610 метров. В неё спустили ядерный заряд и залили ее цементом.

По единственной улице прошли люди, которые попросили жителей заклеить окна крест-накрест бумажными лентами и после 19.00 выйти на улицу. К деревне прислали машины для вероятной эвакуации людей в случае аварии, но во избежание паники подробности никому не сообщили.

Подрыв заряда был произведён точно по графику, он потребовал лишь небольшое землетрясение, но затем последовала нештатная ситуация. Спустя 18 минут в метре от зацементированной скважины возник фонтан из глубинной слякоти. В результате ошибки в расчётах вокруг цементного ствола на поверхность под огромным давлением вырвались грунтовые воды. Эти выбросы продолжались 20 дней. В атмосферу угоди в основном инертные газы (период полураспада – несколько месяцев). Однако был загрязнён берег реки Шачи. Сильно зараженный грунт дезактивировали, а затем захоронили. Бульдозер же, мощный водяной насос и генераторы кинули на месте – естественно, всё это катастрофически «фонило».

Местному населению опять не сказали правду о том, что именно произошло на объекте «Глобус-1» и как это опасно. Лишь установили на поляне литой знак «Запретная зона в радиусе 450 метров». Хотя прочитать его можно было лишь находясь на зараженной территории.

Но главное – люди не знали о радиации, думали: взрыв и взрыв. Первыми возле запрещенного объекта очутились любопытные подростки. Большинство осталось поодаль, но двое мальчишек – Юра Учайкин и Валера Смирнов – отважились спуститься в углубление, которое образовалось на месте взрыва. Они хотели посмотреть, есть ли там нефть. Нефти они не заметили, зато после этого случая у них сильно начала болеть голова. Их одноклассница Галина Зырянова впоследствии вспоминала, что они так плохо себя чувствовали, что не могли бегать на физкультуре. Вскоре оба мальчика умерли. Официально им поставили диагноз «менингит».

В те поры тотального дефицита техника представляла огромную ценность, поэтому брошенные геологами техсредства забрали для нужд совхоза. Насос использовали для забора воды, почти новоиспеченный бульдозер –  на различных работах. Жители разобрали на объекте остатки наземных конструкций – трубы, провода, металлические листы – все, что можно было применить в хозяйстве. В прямой близости от скважины люди собирали грибы и ягоды, которых там было в изобилии.

Как говорилось в отчете о проведённом сейсмозондировании, «благодаря слаженной труду службы радиационной безопасности никто из населения и участников взрыва не пострадал… На третьи сутки после взрыва максимальное смысл мощности дозы составило 50 миллирентген в час, а на 22 день — 1 миллирентген в час. Через 8 месяцев после взрыва мощность дозы на объекте не превышала 150 микрорентген в час на устье скважины, а за ее пределами — 50 микрорентген в час, при природном радиационном фоне 5-15 микрорентген в час».

А потом в окрестностях начали массово умирать от рака люди. Был случай рождения двухголового телка. Фельдшер из деревни Ильинское Надежда Сурикова в 2002 году рассказывала изданию «Газета»: «Дети недоношенные сделались рождаться. Выкидыши теперь обычное дело, а когда я начинала работать – все бабы нормально полный срок вынашивали”.

По этим главного врача областного онкодиспансера Эммы Рябовой, Ивановская область вышла на одно из первых мест по заболеваниям крови и онкологии. Народонаселение быстро сообразило, что их место жительства приобрело опасные свойства, и все, у кого была такая возможность, уехали.

Несколько лет назад при пожаре был утрачен архив Заволжской районной больницы, где хранились медицинские карты народонаселения. Поэтому проследить динамику онкологических заболеваний и болезни крови у местных жителей теперь невозможно.

Однако последствия крушения не были локализованы в одном районе, поскольку воды реки Шачи попадают в Волгу, а несколькими километрами ниже по течению есть Горьковское водохранилище и город Нижний Новгород.

Учитывая близость к центру, Галкино никогда не оставалось без внимания властей. В 1976 году для выяснения вин аварии и установления размеров ущерба (в том числе в будущем), были пробурены две скважины. Откачиваемая загрязнённая вода, содержащая цезий-137 и стронций-90, собиралась в специально выкопанных траншеях, какие потом засыпались чистым грунтом.

Практически каждый год на место «Глобуса-1» приезжают учёные, делают замеры радиации, фиксируют показатели грунта. Реку Шачу отвели в новоиспеченное русло, подальше от загрязнённого участка.

В 1990 году жители смогли частично прояснить ситуацию благодаря депутату Валентине Губернаторовой – основному санитарному врачу Ивановской области.

Ольга Алексеевна Драчёва, заведующая Отделом радиационной безопасности Ивановской областной СЭС, сообщает эти по замерам радиации: в 1997 году на некоторых участках было зафиксировано гамма-излучение 1500 мкР/час, в 1999 году – 3 500, в 2000 году – 8000. В 2000-х мощность опять понизилась до 3000 мкР/час. Наиболее высокий фон наблюдается в период паводков, когда зараженный грунт разносится по округе, поскольку радиоактивный грунт размещён на глубине от 10 см.

К месту аварии стали ежегодно приезжать комиссии, в том числе правительственного уровня.

“Ядерный взрыв в Галкине был не совершенно удачным, – признал Валерий Лебедев, заместитель министра Минатома. – Возникли определенные проблемы, они сохраняются и сейчас. Но оснований для тревоги нет”.

Радиационный туризм

Объект «Глобус-1» сделался достопримечательностью у автотуристов-внедорожников, для которых местные условия представляются заманчивыми: совершенно разбитые дороги и элемент риска. Но на дворе XXI век, эти охотники приключений оснащены дозиметрами и знакомы с техникой радиационной безопасности. В октябре 2008 года сюда добралась автомобильная группа 4х4 Club. Участники установили радиационное загрязнение как очаговое, низкой интенсивности. Радиационный уровень на поверхности почвы был определён как безопасный для кратковременного пребывания: 672 микрорентген в час (в Москве распорядка 10 мкР/час, допустимая норма – 25).

«Важна суммарная доза, а не «голая» цифра мощности излучения. За день при естественном фоне человек накапливает образцово 300 мкР. За полчаса на поляне эта доза возрастет до 400–500 мкР, что не сможет оказать никакого влияния на здоровье. Не бойтесь панически радиации, попросту относитесь к ней осторожно. И если поедете сюда – возьмите дозиметр. Не стоит здесь разбивать бивуак и копать землю. И еще – выйдя из «пояса», помойте обувь в речке».

Вам также может понравиться