Женщина-сыщик смогла обуздать петербургских похитителей и бандитов

За что советская женщина-милиционер получила орден Алого Стягу, с кем она боролась на протяжении своей карьеры и кто победил в этой битве.

Женщина-сыщик смогла обуздать петербургских похитителей и бандитов

Эта страшная Лиговка

Женщина-сыщик смогла обуздать петербургских похитителей и бандитов

Лиговский проспект в 2014-м. Фото © ТАСС / Антон Ваганов

Пояс Лиговского проспекта в Санкт-Петербурге и сейчас является притчей во языцех, но это скорее память о бурном прошлом. “Днём тут работают, а ночью грабят” — так характеризовали Лиговку до революции. А после революции в этот пояс хлынули самые опасные элементы: бандиты, ворьё, скупщики краденого, уголовники, убийцы и проститутки.

Свою власть лиговские пытались разболтать вдали за пределы проспекта, без жалости грабя и обворовывая местных жителей. Особой жестокостью отличались банды, маскирующиеся под чекистов. Под лицом обысков и реквизиций они выносили из богатых домов всё имущество и часто расправлялись со всеми обитателями, невзирая на возраст и пол.

До революции и после неё на Лиговке грохотали Холмуши — зона у Обводного канала. Это было злачное место, где обитали самые кровавые убийцы. Здесь находился основной рынок краденого. То, что попадало в Холмуши, отыскать было уже невозможно: “Холмуши не Нева, труп на поверхность не выкинет”, — поговаривали, зло щурясь из-под козырьков кепок, здешние автохтоны. По вечерам здесь сбывали краденое рабочие, а по ночам подгребала рыба покрупнее — карманники, домушники и бандиты, каким надо было сплавить “бронзулетки”, сорванные с тонких шеек бывших графинь. Ещё одним центром Лиговки был трактир “Бристоль”.

На Лиговке существовали грузчики, извозчики и чернорабочие, сюда стекались беспризорники и побродяги. Здесь грабили ночью и днём. А в 1926 году на углу Лиговки и Чубарова переулка случилось групповое изнасилование: насильники изловили 20-летнюю комсомолку, утащили в сквер Сан-Галли, изнасиловали и тут же сделались продавать всем желающим. Комсомолку изнасиловали не менее 30 человек. Насильников взяли в этот же день. 19 отправились на Соловки, а семерых приговорили к расстрелу.

На труд в ВЧК

Женщина-сыщик смогла обуздать петербургских похитителей и бандитов

Паулина Онушонок. Фото © Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации

Паулина родилась в 1892 году в неимущей семейству крестьянина-батрака в Латвии. Девичья фамилия у неё была, предположительно, Сеглин или Сиглинь. К революционному движению девица примкнула уже в 13 лет. В 1917 году участвовала во взятии Зимнего. В 1918-м пошла предназначаться в ВЧК. Может показаться, что поначалу она занималась необыкновенно “женским” делом — перевоспитывала беспризорников. А когда в 1922 году в Кингисеппе был создан первоначальный пионерский отряд, стала его вожатой. Но это лишь кажется, что работа была женской, сравнивать её с работой пионервожатых позднего СССР невозможно.

Беспризорники 1920-х годов бывальщины настоящими волчатами, обученными сызмальства одному — рвать добычу и бежать. Среди пионеров Паулины Онушонок бывальщины не попросту дети, оставшиеся без родителей, были и малолетние воры, грабители, развращённые, циничные, уже принимавшие участие во взрослых блатных делах. Перевоспитать их не могли супруга, не у всех выдерживали нервы, а тут 26-летняя молодая женщина, которую, кажется, сломать — раз плюнуть. Но не на ту напали! Паулина личным образчиком, метким словом, крепостью нервов, внушением заставила их уважать себя и увидеть — жить можно и по-другому, по-человечески. Она помогла питомцам восстановить дом, отданное им исполкомом, и вскоре отряд Паулины стал одним из лучших. Вчерашние беспризорники учились, учили музыку и литературу, занимались спортом и посещали стрелковые кружки, организованные здешними пограничниками. Скоро отряд Паулины Онушонок разросся до пионерской базы. Для продуктового снабжения базы пионеры развели огород и сад, какой сами возделывали и сами же охраняли. Труды Онушонок большевики оценили — в 1924 году её сделали начальником базы.

Вы заблуждаетесь, если размышляете, что Паулина отдавала себя исключительно работе. В ВЧК она познакомилась с Дмитрием Онушонком, за которого вышла замуж. Во пора её работы в Кингисеппе Дмитрий служил в ОПУ и был пограничником — возглавлял КПП Кингисепп.

Удар по Лиговке

Очевидно, что уже тогда долги по работе с беспризорниками сходили далеко за пределы обычных полномочий “пионервожатой” Онушонок. Она активно сотрудничала с ОГПУ, помогая раскрывать уголовные правонарушения, основывала агентурную сеть, выходящую далеко за пределы базы, и вскоре была в курсе всех криминальных дел в Кингисеппе.

В 1928 году особый отдел Кингисеппского политотдела оценил труд Паулины и назначил её начальником здешнего отделения милиции. А ещё через год по инициативе секретаря Ленинградского обкома и горкома партии Сергея Кирова её переместили в Ленинград — к этому моменту кингисеппский отдел был признан лучшим в краю, а Северная столица СССР утопала в бандитизме. Под начин Паулине дали 11-й отдел Ленинградской милиции, то есть поручили труд, с которой не могли справиться мужчины.

Женщина-сыщик смогла обуздать петербургских похитителей и бандитов

Тут надо помнить, что в 1917 году полиция и жандармерия Российской империи бывальщины распущены. Председатель Преходящего правительства Александр Керенский не только освободил из мест заключения уголовников и рецидивистов, но и уничтожил институт полиции, отведя многоопытные кадры от работы и заявив, что отныне этим будут заниматься дружинники на общественных началах. Доходило до того, что агенты возвращались на пролетарии места и работали за идею. Но большая часть сотрудников советской милиции была неопытной — это были вчерашние красноармейцы, пролетарии, матросы и активисты революционного движения. Немногие имели военный опыт, ещё меньшее количество имело представление о том, что такое сыск. Эксперимент, конечно, с годами нарабатывался, но обстановка в Ленинграде 1920-х годов ожидать не могла. Она требовала немедленного реагирования, и в первую очередность порядок следовало навести на Лиговке.

Нельзя сказать, что до этого момента воли обходили Лиговку вниманием. С криминалом пытались биться, и Паулина стала не первой женщиной, вставшей на этот путь. В 1926 году с поддержкой оперативной сотрудницы УГРО Марии Евдокимовой был наметён мощный удар по “Бристолю”. Евдокимова внедрилась в криминальную среду под обликом хипесницы, обирающей бесчувственных клиентов. Она сумела втереться в доверие к хозяину трактира под предлогом того, что ей надо залечь на дно, нанялась посудомойкой — и сквозь месяц ведала уже всю подноготную обитателей “Бристоля”. Ей даже удалось вычислить “крота”, засевшего в УГРО, — им оказалась секретарша Ирина Смолова, какая чересчур любила деньги.

В результате облавы хозяин трактира отправился на нары, а милиция взяла отличный улов. В перестрелке бывальщины уложены пятеро головорезов. Лиговке дали под дых, но она удар держать умела и вскоре ощетинилась на город десятками ограблений и краж.

Особый метод Паулины

Женщина-сыщик смогла обуздать петербургских похитителей и бандитов

Паулина Онушонок подсучила протоки и, как настоящая хозяйка, взялась за работу. Первым делом следовало наладить агентуру. Вторым — дать шанс тем, кто ещё мог вернуться к нормальной жития. Любую минуту контролировала подчинённых и заставляла работать как на галерах. И с подчинёнными, и с ворами у неё был один метод работы — кнут и пряник.

Вскоре в Ленинграде усилиями Паулины бывальщины отворены общежития для бездомных, мастерские для безработных и первые детские комнаты милиции, где подростков не просто ставили на учёт для галочки, а усердствовали оградить от воздействия улицы: отправляли в пионерские лагеря, записывали в кружки, следили за посещаемостью школ, трудоустраивали.

Информацию о матёрых правонарушителях Паулина промышляла сама, на ночь уходя на Лиговку. Она переодевалась бродягой или притворялась нищенкой, которую и пнуть-то жалко, и пускалась на самое дно, в воровские вертепы, туда, где ночевали бездомные или гуляли преступники, вернувшиеся с кровавых дел. Притворялась юродивой или сумасшедшей, наряжалась в залоснённые лохмотья и подобострастно подбирала корки из-под ног жирующих злодеев. А сама слушала беседы, примечала, куда извозчики увозят лиходеев, запоминала адреса. Откуда она взяла этот метод? Не по-иному как из романов Конана Дойла, какие читала своим подопечным в Кингисеппе.

А утром к “малинам” выезжали наряды милиции и хватали злодеев тёпленькими, непротрезвевшими. В своём кабинете Паулина их встречала уже в милицейской конфигурации, с маузером и стальным взглядом. Бандиты поговаривали, что длань у неё была тяжёлой. С махровой преступностью в Лиговке было покончено в течение года. За отвагу, храбрость и ум Паулину Онушонок вознаградили именным маузером, известен “Почётный работник рабоче-крестьянской милиции”, а в 1933 году — орденом Трудового Красного Знамени. Популярно, что в 1937 году у Паулины было звание лейтенанта милиции, а после брани она стала капитаном.

Вместе с другими обитателями Ленинграда она встретила страшные дни блокады и выжила. Своих детей у супругов Онушонок не было, но они усыновили и воспитали шестерых сирот. Увы, старость легендарная сыщица повстречала в одиночестве. Собственный век она доживала в пансионате для стариков, правда, пансионат этот был особым — для видных деятелей большевистского движения. Померла легендарная сыщица в году 90 лет в 1982 году. Её маузер и награды и сейчас хранятся в милицейском музее Санкт-Петербурга.

>