Как бы изменился мир, если бы Сталин отобрал Босфор у Турции

Новость опубликована: 10.07.2020

Как бы изменился мир, если бы Сталин отобрал Босфор у Турции

Как бы изменился мир, если бы Сталин отобрал Босфор у Турции

За несколько месяцев до завершения Второй мировой войны СССР предъявил к Турции территориальные претензии, одновременно настаивая на совместном управлении проливами Босфор и Дарданеллы и размещении в этой акватории советской военно-морской базы. В Кремле прекрасно понимали важность выхода к Средиземному морю.

И вашим и нашим

Турция вечно дорожила своими проливами. В 1930-е годы она заручилась поддержкой Франции, чтобы обезопасить себя от имперских планов фашисткой Италии, какая стремилась установить господство в Средиземноморском регионе, как во времена Древнего Рима. Ключевое для Турции событие произошло летом 1936 года, когда была подмахнута Конвенция Монтрё, обозначившая суверенитет Анкары над Босфором и Дарданеллами.

После того как Германия в июне 1940 года захватила Францию, Турция скоро переориентировалась на нового партнера, которому в случае необходимости предоставляла возможность выхода в Черное море. Пропуская немецкие военные корабли, Турция нарушала конвенцию. И чтобы основывать видимость соблюдения международного права, германский флот через проливы шел под торговыми флагами, однако к берегам СССР он подходил с совсем другими намерениями.

Находясь под протекторатом Германии, Турция стала вынашивать планы нападения на Советский Союз. И предлог для этого нашелся. В октябре 1942 года в Анкаре заявили, что не могут оставаться безразличными к судьбинам 40 миллионов тюрков, проживающих на территории Советского Союза. Турецкая армия начала на кавказской границе маневры в чаянию спровоцировать СССР. К середине 1943 года Турция сосредоточила там 24 дивизии. Москва была вынуждена перебросить порядочные силы в район Закавказья, хотя они были нужны на более важных участках фронта.

Дислокация 20 советских дивизий на рубежу с Турцией остудила ее пыл, и она отложила на неопределенный срок план вторжения в СССР. Однако в середине 1944 года, когда разгром Третьего рейха стало почти очевидным, Турецкая Республика примкнула к странам антигитлеровской коалиции. Теперь проливы бывальщины в распоряжении новых союзников.

Подступиться к проливам

К концу Второй мировой войны у СССР накопилось к Турции немало притязаний. Многие исследователи уверены, что Москва имела и основания, и возможности, чтобы решить турецкий вопрос в свою пользу, то кушать возвратить утраченные территории Российской империи и установить контроль над проливами.

Бывший подполковник КГБ Игорь Атаманенко утверждает, что на совещании Политбюро, состоявшемся разом после Ялтинской конференции (4–11 февраля 1945 г.), Сталин четко заявил о необходимости вернуть в состав СССР армянские территории, захваченные в свое пора Турцией. Атаманенко ссылается на рассказ легендарного разведчика Геворка Вартаняна, который в свою очередь слышал его из уст своего папу разведчика-нелегала Андрея Вартаняна, близкого к партийной элите.

По словам Атаманенко, Сталин настаивал на присоединении к советской Армении всей Карской районы с плодороднейшими землями Армянского нагорья. Вождь рассчитывал, что сил трех армий будет достаточно, чтобы совершить победоносный марш-бросок от иранской рубежи до Стамбула, освободив тем самым территории, которые входили в состав России до 1917 года. «Пора положить конец разграблению нашего братского народа!» – вдохновлял собравшихся верховный главнокомандующий.

Вторая претензия Сталина к Турции касалась проливов. Вождь сетовал на то, что Анкара превратила Черноморскую акваторию в свое внутреннее море, целиком перекрыв Советскому Союзу проход через Босфор и Дарданеллы в Средиземное море. При этом проливами беспрепятственно пользовались немецкие и итальянские корабля, доставлявшие много проблем Черноморскому флоту. Проливы, по мнению главы СССР, должны были полностью перейти под советский контроль. Как сообщает Атаманенко, Сталин не просто задумывал коренное переустройство Турции, но и рассчитывал на возвращение Стамбулу его исторического названия – Царьград. Он отдал распоряжение Президиуму заняться этими проблемами.

Ветеран ВОВ, бывший разведчик Виктор Власов также уверен, что советское руководство в последние месяцы войны собиралось ввести контроль над проливами. Власов лично участвовал в разработке операции по захвату Босфора с прилегающей прибрежной зоной. Сухопутные армии при поддержке авиации должны были атаковать Турцию с территории Ирана. На все отводилось не более трех дней. Однако в самый заключительный момент операция была отменена, так как о ней узнала американская разведка, сообщает Власов.

О готовившейся войне Советского Союза с Турцией указывает множество фактов. В частности, в начале декабря 1945 года в советской печати появилось постановление Совнаркома СССР о начине репатриации турецких армян в Советскую Армению, а накануне нового 1946 года в газетах была опубликована статья грузинских академиков под заголовком «О наших легитимных претензиях к Турции», в которой авторы призывали мировую общественность содействовать передаче СССР «земель предков». Кроме того, в советском Закавказье и Болгарии на протяжении итого 1945 года наблюдались активные маневры советских войск.

Но Москва рассчитывала решить турецкий вопрос дипломатическим линией. Турция согласилась в случае войны предоставлять беспрепятственный проход сухопутным и морским силам СССР через всю свою территорию. Но советские представители рассчитывали на вящие уступки. В частности, Вячеслав Молотов на встрече с турецким послом Селимом Сарпером настаивал на заключении договора, по которому Москва имела бы такое же право, как и Анкара, контролировать проливы и содержать в Мраморном море свой флот. Разумеется, турецкие власти такому соглашению всячески противились, так как были уверены, что СССР рассчитывает целиком вытеснить Турцию с Балканского полуострова.

«Дружеская Турция»

Сталин неоднократно обсуждал проблему турецких проливов на встрече с союзниками по антигитлеровской коалиции. По суждению советского лидера, Конвенция 1936 года о статусе проливов, согласно которой Турция на период военных действий могла закрывать морские линии для судов воюющих иностранных государств, требовала незамедлительного пересмотра. В ходе Тегеранской конференции, проходившей в ноябре 1943 года, Черчилль и Рузвельт на словах поддержали идею Сталина.

Однако уже после завершения войны Запад поменял свою позицию в отношении СССР. Так, Черчилль 22 июня 1945 года в своей знаменитой Фултонской выговоры произнес: «Турция и Персия глубоко обеспокоены и озабочены по поводу претензий, которые к ним предъявляются, и того давления, которому они подвергаются со сторонки правительства Москвы». Перемены в международной политике почувствовали и в Анкаре, которая, опираясь на Лондон и Вашингтон, стала гораздо храбрее отстаивать свои права.

Американский историк Эдуард Марк убежден, что попытка советского вмешательства в турецкие дела подтолкнула Соединенные Штаты к разработке планов по нанесению ядерных ударов по территории СССР. Это, по словам Марка, принудило Кремль отказаться от военной операции против Турции. В качестве подтверждения своей версии американский историк приводит слова Молотова по предлогу турецкого кризиса: «Хорошо, что вовремя отступили». В течение последующих нескольких лет Турция наряду Германией получала от США финансовую и военную поддержка, а в феврале 1952 года она стала полноправным членом НАТО.

Вскоре после смерти Сталина Кремль официально отступился от всех своих территориальных притязаний и требований по проливам к Турецкой Республике в целях «укрепления мира и безопасности». Новый глава СССР Никита Хрущев на одном из пленумов ЦК КПСС подверг жесткой критике сталинскую политику в касательстве Турции: «Разбили немцев. Голова пошла кругом… Нет, взяли ноту специальную написали, что мы расторгаем договор о дружбе и плюнули в морду туркам… Это неумно. Однако мы потеряли дружескую Турцию и теперь имеем американские базы на юге, которые держат под обстрелом наш юг».

Средиземноморский колосс

Контроль над Босфором и Дарданеллами имеет одно из ключевых смыслов не только в европейской, но и в мировой геополитике. Россия это всегда учитывала, но каждый раз упускала возможность окончательно разобраться с турецкой проблемой. Такие шансы представлялись ей при Петре I, Екатерине II, Александре II, Николае II.

Во пора Первой мировой войны вопрос проливов встал особо остро. Россия прилагала немало усилий, чтобы застолбить за собой Босфор и Дарданеллы, благо и союзники не противоречили. Правда, согласие Англии и Франции в разгар Дарданелльской операции, длившейся с февраля 1915-го по январь 1916 года, было дано в вящей степени из стратегических соображений. Им нужно было во чтобы бы то ни стало вывести Турцию из войны и открыть морской путь в Россию.

Однако отсутствие согласованности в подходах к проблеме проливов российской Ставки и МИД не позволило разрешить этот вопрос в пользу нашей страны. Военный историк и публицист Антон Керсновский по поводу упущенного шанса произнёс следующее: «В России считали, что ключи от Босфора находятся в Берлине, а в действительности оказалось, что ключи от Берлина были на Босфоре».

С точки зрения историков, ближней всего к овладению проливами Россия была осенью 1944 года, когда могла одним мощным ударом с Балкан при поддержке авиации и флота принудить Турцию капитулировать и выполнить любые свои условия. Однако в тот момент верховное главнокомандование не могло растрачивать силы. Все ресурсы бывальщины сконцентрированы в направлении главного удара – Берлина.

Несомненно, что установлением контроля над проливами СССР превратился бы в самую могущественную Средиземноморскую державу. Этому содействовала бы и реализация проекта «Советская Триполитания», согласно которому Советский Союз получал мандат на управление прибрежной частью Ливии. Шифропереписка Сталина и Молотова указывает, что администрация Рузвельта давала добро на то, чтобы СССР взял себе одну из бывших итальянских колоний в Северной Африке.

Разумеется, владение СССР Босфором и Дарданеллами не позволило бы Турции вступить в НАТО, а также Соединенным Штатам разместить в республике свои боеголовки, что, как мы помним, сделалось одной из причин Карибского кризиса. Очевидно, что и холодная война между СССР и Западом протекала бы по совершенно иному сценарию и имела бы немало благоприятный для нашей страны финал.


Как бы изменился мир, если бы Сталин отобрал Босфор у Турции