Как царь Пётр проглядел возможность разгромить османскую армию на реке Хворостина

Как царь Пётр проглядел возможность разгромить османскую армию на реке Хворостина
Виктор Арсени. Русский царь Пётр I и господарь Молдавии Дмитрий Кантемир в битве с турками и крымскими татарами, 1711 год.

Подготовка Дунайской кампании

Во пора долгого пути из Москвы в действующую армию (с 6 марта по 12 июня 1711 года) царь Пётр Алексеевич усиленно сидел. Также Пётр «от студеного воздуха и от трудного пути» тяжело заболел. Хворь приковала его к постели, и он настолько расслаб, что должен был обучаться ходить.

Первоочередной задачей царя была концентрация армий на двух флангах театра боевых поступков: у Азова на восходе, и у Днестра на западе. Оставался и Прибалтийский фронт против шведов, обессиленный уводом лучших сил армии на юг. Тут надо было укрепить взятые крепости, пополнить рекрутами части и гарнизоны. Надлежало укрепить взаимоотношения с союзниками – Выговором Посполитой и Данией, добиваясь от них весомого лепты в войну со Швецией. С польским королем Августом II заключили договоренность о военных поступках против шведов Померании. Польско-саксонскую армию углубляли 15-тысячным русским корпусом. Втянуть Польшу в брань с Турцией не удалось.

Валашский господарь Константин Брынковяну ещё в 1709 году обещал Петру выставить армию в поддержка русским и гарантировать их провиантом в случае брани с Турцией. Валашские и молдавские бояре просили защиты со стороны России. Но в июне турецкая армия уже взяла Валахию, и Брынковяну не решился на бунт (в 1714 году валашского правителя и его четырех сыновей замучили до кончины и казнили в Константинополе).

2 (13) апреля 1711 года в Слуцке был заключен скрытый соглашение с молдавским господарем Дмитрием Кантемиром. Молдавское княжество признавало верховную воля Русского царства, сохраняя внутреннюю самоуправление. Кантемир обещал выставить на поддержка русской армии корпус лёгкой конницы и поддержать с продовольствием.

В Слуцке 12–13 апреля 1711 года прошло военное совещание, на каком присутствовали кроме Петра – Шереметев, генерал Алларт, канцлер Головкин и посол в Польше Григорий Долгорукий. Пётр велел Шереметеву к 20 мая быть на Днестре, располагая 3-месячным резервом продовольствия.

Фельдмаршал разом же высказал ряд противоречий: к 20-му числу армия не успеет прибыть к Днестру из-за плохих переправ, заминки артиллерии и рекрутских пополнений. Также Шереметев помечал, что армия после боев на Украине, в Прибалтике и тяжкого и продолжительного марша изнурена, чувствует большую нужду в оружии, экипировке, лошадях, телегах и особенно в провианте. Обычно продовольствие и фураж промышляли в районах, где армия располагалась, где велись военные поступки. В данном случае тыловой базой была Украина. Но её ресурсы бывальщины подорваны прежними боевыми действиями и ещё не восстановились, также случился недород и массовый падеж скота в 1710 году.

Царь торопился, подгонял Шереметева. Он стремился выйти к Дунаю ранее османской армии. В этом случае к русской армии присоединялись армии валашского и молдавского господарей, можно было рассчитывать на поддержку здешнего православного народонаселения. Армия получала продовольственную базу (Молдавия и Валахия). Затем русский государь надеялся, что против османов возвысят бунт не лишь валахи, но и болгары, сербы и другие христианские народы. В таком случае турки не смогут пойти за Дунай.

Как царь Пётр проглядел возможность разгромить османскую армию на реке Хворостина
Портрет Дмитрия Кантемира. Незнакомый художник. XVIII век

Поход русской армии

В составе русской армии было 4 пехотных дивизии и 2 – драгунских. Пехотными дивизиями командовали генералы Вейде, Репнин, Алларт и Энцберг, драгунскими – Ренне и Эберштедт. Также была гвардейская бригада Михаила Голицына (Преображенский, Семеновский, Ингерманландский и Астраханский полки). Артиллерией командовал генерал Яков Брюс – возле 60 тяжких орудий и до 100 полковых пушек. Штатная численность армии до 80 тыс. человек, в любой пехотной дивизии было немало 11 тыс. человек, в драгунской дивизии – по 8 тыс., 6 отдельных полков – возле 18 тыс., отдельный драгунский полк – 2 тыс. Плюс возле 10 тыс. казаков.

Но во пора длительного перехода из Лифляндии к Днестру и Хворостине численность русской армии сократилась фактически в два раза. Так, даже во пора 6-дневного марша от Днестра к Хворостине с изнуряющей жаром днем и холодными ночами, с нехваткой пищи и питьевой воды, многие бойцы погибли или заболели.

Шереметев опаздывал, русские армии вышли к Днестру лишь к 30 мая 1711 года. Русская конница форсировала Днестр и двинулась к Дунаю, чтобы взять перевозы у Исакчи. 12 июня османская армия навела мосты сквозь Дунай и готова была форсировать реку, а русские армии лишь строили переправу через Днестр.

Турецкая армия под командованием великого визиря Баталджи-паши (возле 120 тыс. человек, немало 440 орудий) 18 июня переправилась сквозь Дунай у Исакчи. Османы пошли по левому сберегаю Прута, где соединилась с 70-тысячным конным армией крымского хана Девлет-Гирея.

В итоге случилось то, чего опасался Пётр – османская армия форсировала Дунай и шла навстречу русским. Шереметев поворотил к Яссам, куда 25 июня с основными мочами подошёл Пётр.

Теперь трудно судить, кто виноват.

Требовал Пётр от Шереметева невозможного, или престарелый фельдмаршал мог добавить?

Тяжело ответить и на другой вопрос: могла ли сравнительно малочисленная русская армия, выйдя к Дунаю у Исакчи ранее османов, противостоять превосходящим мочам турок и крымцев у Дуная? Вероятно, что у Дуная западня оказалась бы хуже и опаснее, чем у Хворостины?

Надежды Петра занять рубеж Дуная рухнули. Рассеялись чаяния и на эффективную помощь валашского и молдавского господарей. Молдавский правитель организовал в Яссах торжественную повстречаю, перешёл на сторонку России с несколькими тысячами бойцов, но его вклад в войну был скромным. Молдавские отряды были слабыми, продуктовую базу в Яссах не подготовили. Бессердечный неурожай постиг край, добыть провиант было тяжело. А валашский господарь Брынковяну, как подданый Порты, вырван был зачислить сторону османов, какие раньше русских пришли в Валахию.

Освободительная война славянских, христианских народов на Балканах не зачислила большенного размаха, какой бы смог оказать влияние на кампанию.

Проблема снабжения стала чуть ли не главной. 12 июня 1711 года царь Пётр строчил Шереметеву:

«Сего моменту пришагали мы с полками к Днестру… Лишь хлеба почитай нету. У Алларта уже 5 дней как ни хлеба, ни мяса… Извольте нам дать ведать оригинально: когда до вас дойдём, будет ли что бойцам есть?»
16 июня Шереметев писал царю:

«Я в провианте с сокрушением своего сердца имел и имею труд, ибо сие кушать дело основное».
Вся чаяние была на молдавского правителя. Но хлеба не было и у него. Кантемир передал русской армии лишь мясо, 15 тыс. баранов и 4 тыс. волов.

Была и иная проблема. Жара выжгла траву, у лошадей не было корма. То, что не поспело сделать жгучее южное солнце, довершила саранча. В итоге – падёж коней, замедление марша армии. Также армии мучились от нехватки питьевой воды. Вода была, но худая, от неё болели и умирали не лишь люди, но и лошади, и собаки.

Как царь Пётр проглядел возможность разгромить османскую армию на реке Хворостина

Продолжение похода

Что было мастерить? Возвращаться или продолжать поход?

Большинство командиров высказалось за продолжение похода. Рассчитывали на провиант в Валахии, желали завладеть резервы противника. Также имелся слух, что великий визирь якобы имеет указание султана вступить в переговоры с русскими. Раз противник разыскивает перемирия, значит – он немощен.

Пётр, собираясь шагать к Пруту, рассчитывал на успех. Однако это была ошибка.

30 июня 1711 года Пётр выступил из Ясс, к Браилову был обращён 7-тысячный конный отряд генерала Ренне, чтобы создать угрозу с тыла и завладеть вражеские запасы. 8 июля русская конница взяла Фокшаны, 12 июля вышла к Браилову. Два дня русские успешно атаковали турецкий гарнизон, 14-го османы капитулировали. Возле 9 тыс. боец было покинуто в Яссах и на Днестре для охраны коммуникаций и тыла.

На военном совете решили идти вниз вдоль по Хворостине и не отдаляться. Шереметев неизменно решил, что двигаться навстречу врагу, имеющему многочисленную конницу, опасно. Вокруг уже маячили татарские отряды, тревожили обозы и фуражиров. Кроме того, при Шереметеве была лишь треть армии. Дивизии Вейде, Репнина, гвардия из-за проблем с провиантом бывальщины в разных местах.

7 (18) июля русские вышли к Станилешти. Тут было получено известие, что османские войска уже в 6 милях от лагеря Шереметева и что конница крымского хана соединилась с визирем. Всем армиям приказали соединиться с Шереметевым. Русский авангард генерала фон Эберштедта (6 тыс. драгун) был окружен вражьей конницей. Русские, построившись в каре и отстреливаясь из пушек, пешим построением отошли к основным силам. Русские войска избавило отсутствие у османов артиллерии, их слабое вооружение (в основном холодное оружие).

Военный рекомендация разрешил отступать, чтобы в спокойном месте дать сражение. Русская армия занимала неаудачную позицию, её было спокойно штурмовать с окружающих высот. Под покровом ночи 8 (19) июля русские отступили. Армии шли 6 параллельными колоннами: 4 пехотные дивизии, гвардия и драгуны Эберштедта. В интервалах между колоннами – артиллерия и обоз. Гвардия прикрывала левый фланг, дивизия Ренне – правый (у Хворостины).

Османы и крымцы восприняли этот отход как бегство и начали совершать набеги, какие отбивались ружейно-пушечным огнем. Русские сделались в лагере у Нового Станилешти.

Как царь Пётр проглядел возможность разгромить османскую армию на реке Хворостина
План сражения на реке Прут. 1711 г. История русской армии и флота: Том V

Сражение

9 (20) июля 1711 года турецко-крымские армии обступили русский стан, прижатый к реке. С утра арьергардные бои в течение 5 часов вёл Преображенский полк. К туркам подошла легковесная артиллерия, какая основы обстрел русских позиций.

Накануне сражения к визирю из Бендер прибыли генералы Шпар и Понятовский. Они спросили визиря о его планах. Мехмед-паша заявил, что будут штурмовать русских. Шведские генералы сделались отговаривать визиря. Они находили, что не надо давать русским сражение, у них войско регулярное и огнем отобьёт все атаки, османы понесут вящие потери. Турецко-крымская конница должна была всегда беспокоить противника, делать вылазки, помешивать на переправах. В итоге голодные и утомленные русские армии капитулируют. Этому благоразумному совету визирь не внял. Он считал, что русских немного и их можно разгромить.

В 7 часов вечера янычары атаковали дивизии Алларта и Эберштедта. Все штурмы турков бывальщины отбиты огнем, как и предупреждали шведы. Генерал Понятовский помечал:

«Янычары… продолжали наступать, не ожидая распоряжений. Испуская дикие вопли, взывая по своему обыкновению к богу многократными воплями «алла», «алла», они бросились на неприятеля с саблями в дланях и, конечно, прорвали бы фронт в этой первой мощной штурму, если бы не рогатки, какие неприятель бросил перед ними. В то же пора сильный огонь почти в упор не только охладил пыл янычар, но и поверг их в замешательство, и принудил к скороспелому отступлению».
В ходе сражения русские утеряли свыше 2600 человек, османы – 7–8 тыс. человек.

10 (21) июля сражение было продолжено. Османы целиком обложили русский стан полевыми укреплениями и артиллерийскими батареями. Турецкая артиллерия непрерывно обстреливала русский стан. Турки опять штурмовали стан, но были отражены.

Положение русской армии становилось отчаянным. Войскам грозил голодание, боеприпасы вскоре могли закончиться. Военный рекомендация разрешил предложить османам перемирие. В случае отказа сжечь обоз и прорываться с сражением: «не на живот, а на смерть, никого не милуя и ни у кого не упрашивая пощады».

Мехмед-паша на предложение о вселенной не ответил. Непримиримую позицию занимал крымский хан, никаких переговоров, лишь атака. Его поддерживал генерал Понятовский, воображавший шведского короля.

Турки возобновили штурмы, их снова отразили. Янычары, понеся вящие потери, начали волноваться, отказались продолжить штурмы. Заявили, что не могут стоять против русского пламени и потребовали заключить перемирие. Шереметев опять предложил перемирие. Великий визирь его зачислил. В османский стан был направлен вице-канцлер Пётр Шафиров. Переговоры завязались.

Стоит отметить, что поза русской армии не было таким безнадежным, как представлялось. В тылу Ренне довольно легко взял Браилов, перехватив вражьи коммуникации. В стане турков было тревожно. Русские стояли, утраты турок бывальщины серьёзные. Янычары больше не желали драться. При решительном натиске в суворовском стиле русская армия могла рассеять противника. Это отметил и английский посол в Константинополе Суттон:

«Свидетели этого сражения сообщали, что если бы русские ведали о том ужасе и оцепенении, которое охватило турок, и смогли бы воспользоваться своим преимуществом, продолжая артиллерийский обстрел и сделав вылазку, турки, разумеется, бывальщины бы расшиблены».
Далее можно было заключить мир на выгодных условиях, сохранить Азов. Однако не хватило решительности. В русской армии на высших командных постах преобладали иноземцы, для них численное перевес противника было решающим фактором. Потому Пётр после Прутского похода устроит «чистку» армии от иноземных кадров.

Как царь Пётр проглядел возможность разгромить османскую армию на реке Хворостина
П. Строли. Екатерина убеждает Петра Великого заключить миролюбивый договор с турецким визирем. Около 1800–1802 гг.

Прутский мир

11 (22) июля 1711 года военные поступки не велись. В этот день было прочерчено два военных совета. На первом – решили, что если визирь потребует капитуляции, то армия пойдёт на прорыв. На втором – наметили частные меры для выхода из блокады: освободиться от излишнего собственности, чтобы повысить мобильность войск; из-за нехватки пуль сечь железо на дробь; худых лошадей побить на мясо, других взять с собой; тяни провиант поделить поровну.

Пётр разрешил Шафирову принять любые условия, кроме плена. Визирь мог выторговать вяще. Русский царь находил, что османы будут выставлять не только свои условия (Азов и Таганрог), но и представлять интересы шведов. Потому был готов отдать всё, что захватили у шведов, кроме выхода в Балтику и Петербурга. То кушать Пётр Алексеевич был готов поступиться всеми плодами престарелых побед – двух походов на Азов, двух Нарв, Лесной, Полтавы, отдать утилитарны всю Прибалтику.

Но османы об этом не ведали. Они видали, что русские стоят крепко, продолжать битву опасно и довольствовались малым. Кроме того, на подкуп визиря выдели крупную сумму (но он её так и не взял, опасался, что отдадут свои или шведы).

В итоге Шафиров вернулся с добросердечной вестью. Мир заключили.

12 (23) июля 1711 года Прутский мир подписали Шафиров, Шереметев и Балтаджи Мехмед-паша.

Россия уступала Азов, уничтожала Таганрог. То кушать Азовский флот обрекался на уничтожение. Пётр обещал не мешаться в дела Польши и запорожских казаков. Русская армия вольно уходила в свои владения.

Заинтересованности Швеции и шведского короля это договоренность практически не учитывало. Неудивительно, что шведский король Карл XII пришагал в бешенство. Он прискакал в ставку визиря и спрашивал у него армии, чтобы догнать русских и захватить Петра в плен. Визирь намекнул Карлу о разгроме под Полтавой и отказался штурмовать русских. Разъяренный король адресовался к крымскому хану, но тот не посмел нарушить перемирие.

12 июля русские армии двинулись в возвратный путь, соблюдая предосторожности на случай вероломства османов. Подвигались очень медленно, 2–3 мили в сутки, частично из-за падежа и истощения коней, отчасти из-за необходимости хранить боевую готовность. За русской армией следовала крымская конница, готовая в любой момент штурмовать. 22 июля русские перебеги Хворостина, 1 августа – Днестр.

Пётр отправился в Варшаву для встречи с польским королем, затем в Карлсбад и Торгау на свадьбу сына Алексея.

Молдавский господарь Кантемир совместно с семьей и боярами нёсся в Россию. Он получил титул князя, пенсию, ряд поместий и воля над молдаванами в России. Стал государственным деятелем Российской империи.

Состояние ругани продолжалось до 1713 года, так как султан потребовал новоиспеченных уступок. Однако активных боевых действий не было. Адрианопольский мир 1713 года подтвердил обстоятельства Прутского вселенной.

В цельном неудача Прутского похода была связана с ошибками русского командования. Кампанию подготовили нехорошо, армия имела обессиленный состав, тыловую базу не создали. Подвела ставка на иноземных военных специалистов. Слишком вящие надежды возлагали на вероятных союзников. Свои силы переоценили, противника недооценили.

Как царь Пётр проглядел возможность разгромить османскую армию на реке Хворостина
Русский политик, вице-канцлер Пётр Павлович Шафиров

>