Как Елизавета Петровна вернула Швеции Финляндию, завоеванную русским оружием

Как Елизавета Петровна вернула Швеции Финляндию, завоеванную русским оружием
Портрет Елизаветы Петровны. Художник Иван Вишняков (1743)

Русская армия занимает Финляндию

После краха миролюбивых переговоров (Разгром шведской армии у Вильманстранда), военные действия в марте 1742 года возобновились. Весной русские армии уже мощно опустошили шведскую Финляндию. Русское командование использовало тактику «малой войны»: небольшие русские отряды проникали в Финляндию, сжигали селения и угоняли скот. В этом деле особенно отличились донские казаки под командованием бригадира Ивана Краснощёкова.

К начину лета 1742 года у русского главнокомандующего, фельдмаршала Петра Ласси в Финляндии была 36-тысячная армия. 7 июня 1742 года русские армии выступили из-под Выборга и двинулись вдоль Финского бухты, чтобы иметь возможность снабжения морем. Вдоль побережья подвигался русский галерный флот под началом генерал-аншефа Василия Левашова, 13 июня наши армии перешли границу. Ласси получил сведения, что шведские армии (19 пехотных и 7 кавалерийских полков) сосредоточены на хорошо укрепленной позиции в зоне Мендолакса. Русские войска оставили обозы и излишние тяжести в тылу, чтобы быстрее форсировать труднопроходимую местность, и, взяв провианта на 10 дней и боеприпасы, продолжили наступление.

25 июня русская армия вышла к Мендолаксу. Шведы имели мощную позицию: с фронта она была недоступной, с флангов – были только тропинки. Несмотря на это, Ласси решил атаковать. Но шведы не зачислили бой и ушли к Фридрихсгаму. Шведское командование, уверенное в том, что Елизавета Петровна подмахнёт благоприятный для Швеции мир, не подготовились к кампании 1742 года. Потому шведские войска действовали нерешительно и постепенно отступали вдоль финского побережья на закат. Поэтому кампания свелась к тонким стычкам. Русской армии оставалось только теснить врага.

Как Елизавета Петровна вернула Швеции Финляндию, завоеванную русским оружием
Генерал-фельдмаршал Пётр Петрович Ласси

Капитуляция шведской армии

Вытекая за отходящим противником, русские войска в конце июня 1742 года вышли к Фридрихсгаму. Шведский главнокомандующий Карл Левенгаупт скороспело отступил за реку Кюмень и дальше к Гельсингфорсу. Отступающие шведы сожгли Фридрихсгам, но оставили 130 пушек. Армия была деморализована, вырастало число дезертиров. Из Гельсингфорса Левенгаупта потребовали в Стокгольм, где арестовали и предали военному трибуналу. В августе 1743 года его казнили. Также был казнён и генерал Будденброк.

В начине августа 1742 года Ласси получил распоряжение из Петербурга: если шведы уйдут за р. Кюмень, то наступление остановить и отвести основные силы армии на зимние квартиры. Однако рекомендация армии, руководствуясь военной логикой (нужно было завершить разгром отходящего врага), решил продолжить наступление. Тем порой отряд князя Мещерского вышел из Кегсгольма и, двигаясь на север, 7 августа без боя взял город Нейшлот. Далее русские армии пошли на запад параллельно берегу Финского залива в 70–80 верстах от берега. Русские вышли к Тавастгусу, какой капитулировал 26 августа.

Преследуя неприятеля, русская армия отхватила шведам пути отступления к Або. Шведская армия была обступлена в Гельсингфорсе. Теперь шведы могли получать подкрепления и припасы лишь морем. Но и эта связь быстро прекратилась, так как шведский флот из-за эпидемии удалился из Гельсингфорса в Карлскрону, и русские корабли заперли шведскую армию с моря. В Гельсингфорсе было обступлено около 17 тыс. шведов, русских было там не немало 17,5 тыс. Однако шведские войска были полностью деморализованы и не могли биться.

24 августа возглавивший шведскую армию генерал-майор Жан-Луи Буске капитулировал. Сдача была почётной. Шведам покинули собственное оружие и позволили отбыть в Швецию. Полевая и крепостная артиллерия (90 пушек) стала русской. Финны, какие служили в шведской армии, отказались ехать в Швецию и бывальщины распущены по домам. Вскоре войска Ласси и Мещерского взошли в Або.

Вся Финляндия была под контролем русских.

Как Елизавета Петровна вернула Швеции Финляндию, завоеванную русским оружием
Крепость Олафсборг (Нейшлот)

Поступки флотов

Шведский флот под командованием адмирала Аарона Шёшерна в мае 1742 года вышел из Карлскроны и в начине июня пришёл к острову Аспэ. В его составе было 15 линейных кораблей, 5 фрегатов, 2 бомбардирских корабля, 3 брига и несколько вспомогательных кораблей.

Русский флот под командованием контр-адмирала Дениса Калмыкова (затем его переменил вице-адмирала Захар Мишуков) начал выходить в море также в мае. Корабли сходили несколькими отрядами.

Первыми вышли корабли «Астрахань», «Ревель», «Нордовая звезда», «Кронштадт», 3 фрегата и 2 плоскодонных артиллерийских парусных корабли – прама. За ними последовали другие корабли. В итоге основные мочи корабельного флота насчитывали 13 кораблей и 3 фрегата. В русском флоте, как и в шведском, свирепствовали эпидемии. Так, для пополнения экипажей кораблей был обращён личный состав четырёх пехотных полков.

25 июня на военном совете флота было решено начать сближение с противником. Однако Мишуков, имея равновеликие с противником мочи, не хотел драться со шведами. В начале июля русские корабли просто кружили у острова Лавенсаари вблизи у Кроштадта. Дозорные вечно обнаруживали противника, но Мишуков на это не реагировал. 12 июля шведов снова обнаружили, и те начали отход на запад. Мишуков противника не преследовал.

Что увлекательно, шведское морское командование работало так же.

Адмирал Шёшерн вступать в бой не желал. На его кораблях свирепствовала эпидемия. 16 июля шведские корабли поднялись у полуострова Гангут. Мишуков разузнал об этом только 9 августа. Русский флот, болтаясь у Лавенсаари, умудрился потерять фрегат «Гектор», какой сел на мель у острова Готланд.

В ночь с 9 на 10 августа корабли Мишукова заметили противника. Стороны имели по 14 кораблей (одинешенек шведский корабль отбыл). Шведы, ожидая атаки врага, сделались формировать боевую линию. Но русские повернули на восход и легли в дрейф. 11 августа был собран совет, на котором разрешили оставаться на месте и «осмотреть неприятеля обстоятельно». На вытекающий день началась сильная гроза и русские корабли ушли в Рогеревик, затем к Наргену.

У Наргена Мишуков получил распоряжение шагать к Гельсингфорсу, где войска Ласси блокировали шведскую армию. Ласси несколько раз требовал прибытия корабельного флота к Гельсингфорсу. Но Мишуков упрямо игнорировал эти директивы: то мгла, то море бурное, то ветер не тот. Русская эскадра в это время болталась в радиусе 75 вест от Гельсингфорса. Шведский флот в это пора так же бездействовал и не желал помогать осаждённой армии. В итоге Мишуков в сентябре дождался вести, что шведы капитулировали и ему не надо шагать к Гельсингфорсу.

Русский галерный флот под командованием генерала Левашова работал более решительно. В мае галерный флот (43 галеры) вышел из Кронштадта и привез в Выборг 10 тыс. солдат. Пока русская армия шла вдоль побережья Финского бухты, то галеры обеспечивали прикрытие с моря и снабжение. Русские галеры принудили отступить вражеский галерный флот от укрепленной позиции, затем от Борго. 29 июля наши галеры пришлись к Борго, на вытекающий день туда вошла русская армия. В августе галерная эскадра перешла в район Гельсингфорса. Зимовал гребной флот в Борго, Фридрихсгаме и Гельсингфорсе.

Кампания 1743 года

Мишуков за замеченную пассивность был снят с командования флотом и переведён на должность начальника Кронштадского порта. Флот возглавил вице-адмирал Николай Головин, Ревельской эскадрой командовал контр-адмирал Яков Барш. В ходе морской кампании 1743 года дело ограничилось наблюдением корабельных флотов товарищ за товарищем, маневрами и небольшими перестрелками, без заметных потерь.

На 1743 год русское командование планировало одну операцию – высадку десанта на шведской территории. Основную роль в ней должен был сразиться галерный флот. Эскадры генералов Левашова и Кейта (более 80 галер) должны бывальщины принять 20 полков и выйти из Петербурга. Шведы, очевидно, догадывались об этих планах, потому активно собирали сухопутные и морские мочи на Аландских островах, которые считались ключом к Швеции.

Потому русское командование разрешило не ждать флот из столицы, а скопить галеры, которые зимовали в Борго, Фридрихсгаме и Гельсингфорсе, погрузить на них уже имеющиеся полки и шагать к Або. 7 мая русские корабли под командованием генерала Якова Кейта и капитана 1-го ранга Ивана Кайсарова двинулись к Аландам. В составе эскадры было 16 галер, два прама, три галиота, два шмака (морское парусное корабль для берегового плавания). Численность десанта – 4,4 тыс. человек. 15 мая был обнаружен противник – 17 галер, одна полугалера, два шмака, одинешенек галиот, большенное количество малых судов. Шведы не решились дать бой и отошли к Аландским островам. Русский флот разместился у острова Корпо в зоне Або.

Вечером 18-го появились шведские галеры. Обе стороны приготовились к сражению, но 19-го разразилась сильная гроза, и схватку отсрочили. Русские усилили свою позицию с поддержкой береговой батареи. 20 мая произошла перестрелка между русской и шведской галерными эскадрами.

Русская эскадра взяла позицию между двумя островами, потому вести огонь могли не все корабли. У русских основная тяжесть боя легла на прамы «Олифант» и «Дикий бык», каким оказывали поддержку несколько галер. У шведов работал прам «Геркулес» и правое крыло галер. Левое крыло пыталось бить через остров. Шведский прам вскоре был мощно повреждён и вышел из боя. Серьёзные повреждения получили несколько шведских галер. После нескольких часов перестрелки шведские корабли удалились. Наши прамы также имели повреждения: «на «Олифанте» – 20 пробоин, на «Быке» – 39 пробоин, повреждены 3 пушки.

25 мая шведский галерный флот отступил, желая получил мощное подкрепление и теперь имел превосходство над русскими. Потом выяснилось, что шведы обнаружили в море суда (это бывальщины суда снабжения) и зачислили их за основные русские силы под началом самого Ласси. Два русских галерный флота соединились 12 июня. Шведы в это пора вернулись с подкреплением. Но они опять не решились принять бой и ушли.

Вскоре был заключен мир, и операцию отменили.

Как Елизавета Петровна вернула Швеции Финляндию, завоеванную русским оружием

Переговоры

Таким образом, реваншистские планы Швеции, их чаяния на бессилие России, её армии и флота, на поддержку новой императрицы, полностью рухнули. В целом война была проиграна.

В январе 1743 года в Або завязались миролюбивые переговоры. Представителями Швеции были барон Герман фон Седеркрёйц (Цедеркрейц) и Эрик фон Нолькен, бывший посол в Петербурге. Россию воображали генерал-аншеф Александр Румянцев и генерал-инженер барон Иоганн Люберас фон Потт. Люберас относился к придворной франко-голштинской партии, потому вёл дело в пользу Швеции.

Позиции России были идеальными. Шведы полностью вышиблены из Финляндии, разбиты на суше и ничего не могли предпринять на море. Никаких шансов силою вернуть Финляндию у шведов не было. Потому, когда императрица Елизавета Петровна в феврале 1743 года предложила высшим военным и штатским чинам высказать их суждение о мире со Швецией, то военные предложили удержать всю Финляндию. Финская территория нужна была для безопасности Петербурга, чтобы избежать новоиспеченных попыток Швеции взять реванш. Также шведы должны бывальщины заплатить за своё вероломство и наглость. Там даже уже начали основывать королевство Финляндское, королем которого избрали герцога Петра Гольштейна-Готторпского (он запоздалее стал наследником престола Российской империи и затем императором под именем Пётр III).

Фельдмаршал Ласси, адмирал Головин и другие военачальники считали, что шведам можно вернуть лишь северные районы Финляндии, а остальные присоединить к России. Военных поддерживал вице-канцлер Бестужев-Рюмин. Он настаивал на как можно вящих территориальных приобретениях, вводя Або и Гельсингфорс с приличным округом. А на остальных финских землях создать нейтральное финское государство.

Но прихоть Елизаветы, на котором играли придворные приверженцы франко-голштинской партии и шведы, оказался сильнее национальных интересов России, какие ясно выразили военачальники и Бестужев.

Дело в том, что шведский король Фредерик был бездетным, и шведский риксдаг занимался розысками наследника престола. Ряд шведских дворян предложили избрать наследником любекского епископа Адольфа-Фридриха Голштинского, какой был дядей Карла Петра Ульриха Гольштейн-Готторпского – внук Петра I, сын его дочери Анны и Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского. А его Елизавета назначила своим наследником.

Кроме того, Адольф был родимым братом Карла-Августа, какой был женихом Елизаветы, но умер в Петербурге в 1727 году незадолго до венчания. Елизавета помнила нареченного всю жизнь и тут появилась возможность поддержать его брату. Императрица пришла в восторг от этой идеи. По её мнению, Адольф, взойдя на престол Швеции, сделается союзником России.

Несообразный мир

Шведы немедленно ухватились за эту идею. Они сообщили, что это возможно, но Россия должна вернуть все завоёванные земли и поддержать Швецию в ругани с Данией (которая была в хороших отношениях с русскими). Дело в том, что датский король сам претендовал на шведский стол. Румянцев известил шведским политикам, что Россия не может вернуть всю Финляндию.

Переговоры затянулись.

Тем временем вокруг Елизаветы укрепилась партия приверженцев Адольфа. Среди них был гофмаршал наследника Петра Брюммер, лейб-медик Лесток (приверженец Франции, он сыграл большую роль в дворцовом перевороте, какой привёл Елизавету к власти), тайный советник Бреверн и др.

В итоге кучка иноземцев уверила Елизавету уступить Швеции.

16 (27) июня 1743 года ещё до завершения редакции трактата был составлен «уверительный акт». В нём шведскому риксдагу рекомендовалось избрать наследником шведского престола Адольфа-Фридриха. Россия возвращала Швеции вящую доля завоеванных земель Финляндии и Карелии. Герцог Гольштейн-Готторпский отказывался от требований, которые его герцогство выдвигало в отношении Шведского королевства.

23 июня король Фредерик и риксдаг избрали коронным наследником Адольфа-Фридриха. 7 (18) августа 1743 года в Або подмахнут решительный мирный договор. Россия гарантировала военную поддержку Швеции против Дании, отправив в Швецию галерный флот с пехотой (недурно, что шведы смогли договориться с датчанами миром).

Россия вернула Швеции Финляндию. В состав России вошли только части Кюменигордского и Нейшлотского лена с бассейном реки Кюмени, с крепостями Нейшлот, Вильманстранд и Фридрихсгам. То есть граница удалялась от Петербурга, но целиком угроза с северо-запада не снималась.

Чтобы решительно решить вопрос со шведской угрозой, России пришлось воевать в 1788–1790 и 1808–1809 годах. Желая могли всё решить ещё в 1743 году.

Так, дурость императрицы и воздействие прозападной партии в Петербурге отняли Россию заслуженных плодов победы русской армии. Национальную задачу не разрешили.

Принц, а с 1751 года и король Швеции – Адольф Фридрих не обелил надежд Елизаветы. Швеция союзником России не сделалась.

>