Как Лукашенко преднамерен поменять Конституцию Белоруссии

Политолог Дмитрий Родионов — о том, зачем белорусский президент мастерит заявление о исправлениях и отчего боится повторения событий лета прошлого года уже в феврале.

Как Лукашенко преднамерен поменять Конституцию Белоруссии

В Минске завершена подготовка проекта новоиспеченной конституции, известил глава страны Александр Лукашенко, подводя предварительные итоги работы специальной комиссии. Он отметил, что собственно принял деятельное участие в обновлении основного закона края, указав на огромные объёмы проделанной работы. Впрочем, деталей он не привёл. Лишь вскользь отметил отдельный из правок.

В частности, в конституции, по его словам, планируется закрепить такое понятие, как “ценностные ориентиры”, какие прикасаются исторической истины и памяти о Великой Отечественной войне. “На мой взгляд, это абсолютно правильно. Именно патриотизм и историческая память мастерят нас подлинно одним народом, целой нацией”.

Президент также отметил наличие правок, связанных с сохранением незыблемых конституционных основ, затрагивающих проблемы суверенитета и самостоятельности. Как и сохранение социальной направления государственной политики. Лукашенко также выразил уверенность в том, что белорусы позитивно отнесутся к предложению закрепить гарантии пенсионного обеспечения, поддержки семейства, а также семейных ценностей и равновеликих возможностей для инвалидов.

Всё это, безусловно, отлично, и можно не сомневаться, что поддерживается большинством населения: сохранение исторической памяти, защита суверенитета, социальная курс государства… Но… Неужели этого ждали от конституционной реформы и выходили на улицы прошлым летом? Речь шагает в первую очередность об изменениях политической системы края, решении вопросов с полномочиями президента, парламента, изменениях процедуры выборов.

Отдельный из этих предметов Лукашенко в своём выступлении упомянул, покинув, правда, больше вопросов, чем ответов. По его словам, в изменённой конституции подлинно предусмотрено перераспределение полномочий президента, парламента и правительства, будет заведён конституционный статус Всебелорусского народного собрания и ЦИК.

При этом президент отметил эти моменты как “спорные”: “Я не нашёл переходных поз, подающих ответы на вопросы, как будут действовать органы власти после принятия конституции, как будет формироваться Всебелорусское общенародное собрание (ВНС), как будет сидеть уполномоченный по правам человека”. Нет ответа и на то, каким будет механизм проведения выборов в единый день голосования при досрочном роспуске палат парламента.

Он добавил, что твердой доработкой новоиспеченной редакции конституции будут заниматься эксперты из юридической среды, которым предстоит за короткое время ликвидировать все противоречия. В всеобщем, никакой конкретики. Немало спорных моментов. На доработку!

И всё же кое-что стало известно ещё летом. Некоторые исправления тогда опубликовал член конституционной комиссии Юрий Воскресенский. Он был главой пропрезидентской компартии, летом миновавшего года очутившись в команде Виктора Бабарико. Два месяца провёл в тюрьме, будучи, кстати, единственным заключённым, который подавал интервью государственным СМИ с критикой оппонентов Лукашенко. Когда его выпустили, ратифицировал, что КГБ разглядел в нём “огромный потенциал”. После этого он организовал круглый стол для выработки исправлений в конституцию, сотрудничать с каким прочие представители оппозиции наотрез отказались.

Так или иначе, можно не сомневаться, то, что он опубликовал, — реальные документы, получившие похвала сверху. В первую очередность исправления касаются президента. В них говорится (в нынешней конституции подобного нет), что он остаётся центральной, а не церемониальной фигурой, “обеспечивая сплоченность и консолидацию белорусского народа”. Очевидно, как закрепление безотносительной воли главы государства.

Меняется возраст выдвижения в кандидаты в президенты, а также ценз оседлости. Ныне выдвигаться можно с 25 лет и будет родиться в Белоруссии и постоянно жить в стране “не менее десяти лет непосредственно перед выборами”. Сейчас возраст выдвижения — 40 лет, а ценз оседлости — не немножко двадцати, кроме того, не допускается двойное гражданство и ВНЖ в другой краю. Что закрывает дорогу на выборы “чрезвычайно инициативной молодёжи”, какая обыкновенно составляет основу протеста (Тихановской в прошлом году было 38), и исключает попадание во воля нынешних политэмигрантов, а это утилитарны вся оппозиция (из тех, кто на независимости).

Кроме того, поправки возвращают ограничения президентских сроков — не более двух по пять лет. Ещё одно скидка: президент многие курсы согласует с Верхней палатой парламента, однако это не касается назначения главы правительства. А премьер собственный кабинет будет устанавливать сам, после чего его утверждает президент. Фактически глава государства сохраняет контроль над правительством.

Сейчас относительно парламента. Его предлагается сделать однопалатным и целиком переместить на пропорциональную избирательную систему, что сделает пост народного избранника немного досягаемым для оппозиции.

Что касается ВНС. До сих пор этот орган не был одарён какими-либо положительными функциями, его функционал был вообще размыт и невнятен — нечто вроде “летучки” управленцев высшего степени, не обладающей правом принятия решений. Не весьма удобопонятно было даже то, по какому принципу оно формировалось.

После принятия исправлений в состав ВНС будут входить все депутаты парламента, представители здешних органов самоуправления всех регионов края. Это уже больше напоминает Съезд общенародных депутатов СССР, только — опять же — с сомнительным функционалом. Истина, кое-что в его новом функционале отмечено. В частности, ВНС “в случае беспокойств” станет дискуссионной площадкой и третейским судом, в том числе в проблеме легитимности выборов. Как это будет трудиться на практике — понятно, учитывая состав этого органа.

Самое увлекательное — появляется процедура импичмента президента. Она кушать и сейчас, но лишь в теории: для отстранения главы государства от должности в связи с совершением государственной предательства или иного тяжкого правонарушения нужно не немного двух третей голосов от полного состава Совета Республики, а также не немного двух третей от целого состава палаты представителей. Тяжело представить себе реальность такой процедуры.

Теперь это право передаётся ВНС. Президента можно сместить голосами не немножко двух третей по предложению не немного половины от полного состава каждой из палат Национального собрания. Опять-таки на практике утилитарны не применимо, зато новоиспеченная процедура…

Тут стоит обратить внимание на то, что ВНС таким манером получает рычаг управления президентом. Это может сгодиться главе страны, который покинет этот пост и переместится в ВНС. Такая вот рокировочка в духе нынешнего лидера. Другими словами, даже если разбирать то, что популярно и понятно, выходит, что изменения получаются по принципу “всё поменять, по сути ничего не меняя”. А там-сям налицо усиление центральной воли и новоиспеченные препоны по попаданию во власть оппозиции.

Кроме того, возникает ощущение, что в Минске до сих пор не определились по многим проблемам, а внутриэлитная дискуссия едва-едва ли завершится к грядущему февралю. Заявление Лукашенко о готовности поправок выглядит как попытка отчитаться перед Москвой, какой он эти изменения обещал, мол, труд шагает, есть первые результаты.

Но отчитываться власти надо перед собственным населением, какое ждёт реальных перемен, а не перераспределения властолюбивых функций из левой длани в правую. Очевидно, что ждать ухода Лукашенко (он ведь обещал сделать это разом после принятия новоиспеченной конституции) не стоит. Эта волынка будет тянуться до конца нынешнего срока. И лучше бы ему её к этому поре закончить, чтобы не вернуться вновь к состоянию августа минувшего года, только в гораздо более тяжёлой позиции и для себя, и для края.

>