Как мама и отец Сталина делили сына после «развода»

Как мама и отец Сталина делили сына после «развода»

Как мама и отец Сталина делили сына после «развода»

Детство – едва ли не самая важная пора в жизни человека, накладывающая печать и на личность, и на судьбу. Не случайно причины многих наших поступков и решений, как хороших, так и дурных, нужно искать во впечатлениях и событиях младенчества. Вероятно, именно поэтому так интересно бывает читать о ранних годах великих личностей. В полной мере это относится и к младенчеству Иосифа Сталина.

Родители будущего «вождя народов»

Отец – Виссарион Иванович Джугашвили. Выходец из семьи крепостных крестьян, был пролетариям обувной фабрики Иосифа Барамова. Как говорят, сапожником он был хорошим. Когда Барамов открывал свою фабрику в Гори, он собирал на нее лучших обувщиков, и специально выписал в Пылай Виссариона, который тогда жил в Тифлисе.

Виссарион (Бесо) Джугашвили не учился в школе, однако, был грамотным, говорил, помимо грузинского, на русском, армянском и азербайджанском стилях и наизусть читал большие отрывки из «Витязя в тигровой шкуре».

Мать – Екатерина (Кеке) Георгиевна в девичестве Геладзе. Ее родители тоже бывальщины крепостными. Раннее детство она провела в деревне, позднее семья переехала в Гори, где Кеке и повстречала своего будущего супруга. Мать Сталина тоже была грамотной, очень набожной и трудолюбивой женщиной.

Екатерина Джугашвили впоследствии вспоминала, что знакомство и сватовство организовал товарищ Виссариона Якоб (Коба) Эгнаташвили, человек состоятельный и яркий – красавец, борец и местный сердцеед. Сам Бесо тоже почитался видным женихом, поскольку был красивым мужчиной, работящим и при деньгах. Виссарион и Екатерина обвенчались в мае 1874 года в Успенском соборе. Свадьба была по-кавказски пышной и развеселой.

Вскоре Бесо оставил фабрику Барамова и организовал при поддержке Якоба Эгнаташвили собственную обувную мастерскую.

Иосиф и его старшие братья

Счастье молодой семейства омрачилось очень скоро: через год родился первенец, но умер, не прожив и нескольких месяцев. Второй сын, появившийся на свет в 1876 году, тоже помер в младенчестве. Крестным отцом обоих мальчиков был Эгнаташвили.

Виссарион начал пить, дела в мастерской шли все хуже.

В 1878 году родился третий сын – Иосиф. В воспоминаниях Екатерины Джугашвили произнесено, что на сей раз пара решила не искушать судьбу, и Якоба крестным не позвали.

Маленький Иосиф был единственным светом в окошке, счастьем и чаянием своей матери. Давид Мачавариани, который был товарищем детских игр Сталина, рассказывал, что Кеке окружала сына неустанной попечением, готова была, как волчица, защищать его от любой опасности, и трудилась день и ночь, чтобы Иосиф ни в чем не знал нужды. При этом она была, как сообщают, довольно строга к сыну.

Кеке стала прачкой, работать ей приходилось очень много. Отец к этому времени совсем забросил мастерскую, его пьянки заканчивались буйными драками, он часто колотил и жену, и сына. Соседи прозвали его «безумным Бесо».

Вести и сплетни

Причиной такого поведения мужа сама Екатерина Джугашвили называет тот факт, что с сапожником по кавказскому обычаю частенько расплачивались вином. Вот, мол, и стал некогда хороший мастер Бесо законченным алкоголиком. Однако, бытует и другая версия такого поведения папу Сталина.

Дело в том, гласит молва, что Иосифу он вовсе не был отцом.

В наше время отцом будущего «вождя народов» ставят путешественника Пржевальского и даже … императора Александра III. Эти версии, разумеется, не выдерживают никакой критики. В отличии от тех, которые имели хождение в Пылай в годы детства и отрочества Иосифа Джугашвили.

Прежде всего, вероятным отцом Сосо называли того самого Якоба Эгнаташвили, товарища семьи Джугашвили. Не случайно ли Кеке отказалась пригласить Якоба крестным отцом Иосифа? Она прекрасно знала, что по православной традиции родимый отец не может крестить ребенка. Кроме того, наводит на мысль об отцовстве и партийная кличка Коба, которую взял Сталин. Собственно так называли Эгнаташвили.

Кроме того, Кеке приписывают романы с начальником полиции Гори по фамилии Давришеви, а еще – со священником Чарквиани.

Правдивы эти вести или нет, но Виссарион, похоже, прекрасно о них знал. Есть свидетельства, что он в гневе называл сына «набичвари» (ублюдок).

Сапожник или епископ?

Кеке, дави не чаявшая в своем Иосифе, мечтала видеть его епископом. В ее воспоминаниях есть трогательные строчки о том, как ее однажды потрясла торжественная встреча епископа. Прекрасные одежды, колокольный звон – все это так запало в душу Кеке, что она решила: ее сын должен стать епископом. Но для того, чтобы эта мечта исполнилась, надо было, чтобы Иосиф получил образование. К этому было два главных препятствия: в духовное училище брали лишь тех, кто говорит по-русски, и обязательно из семей священнического сословия. Иосиф по-русски не знал, и отец его был горький пьяница «безумный Бесо».

Кеке помог поп Христофор Чарквиани. Его сын занимался с мальчиком русским языком. Чарквиани дал Иосифу рекомендацию в духовное училище, назвав Бесо своим диаконом. Так грядущий руководитель СССР начал учебу в Горийском православном духовном училище.

Однако, у Виссариона Джугашвили был свой взгляд на воспитание сына. Он настаивал на том, чтобы мальчишка помогал ему в мастерской, упирая на то, что в 8 лет он сам был уже правой рукой своего отца. Кеке оказалась женщиной со стальным характером. Ни скандалы, ни побои не помогли, она добилась зачисления Иосифа в внутреннее училище.

Виссарион вскоре оставил семью. В воспоминаниях матери Сталина сказано: «отстранился от семейных забот». Но не оставлял намерения сделать мальчишку сапожником. Однажды, когда Сосо учился уже в третьем классе, отец заявился в гимназию по обыкновению пьяным и буйным, и силою увел мальчика в свою запущенную мастерскую. Узнав об этом, Кеке подняла на ноги всех: от Кобы Эгнаташвили до директора училища Беляева. Иосифа вернули маме, и он смог продолжить обучение. Виссарион, посчитав это позором для себя, окончательно прервал всякую связь с женой.

Через год после этого случая, в 1890 году Иосиф угодил под фаэтон. У мальчика был сильный ушиб головы, кроме того, мчавшийся экипаж повредил ему ногу. Травма была так серьезной, что потребовалось лечение в Тифлисе. Вот тут вновь появился Виссарион, который к тому времени обосновался в Тифлисе, на обувной фабрике Адельханова. Он увез сына, организовал его в больницу. А когда Иосиф выздоровел, отец привел его на фабрику. Здесь Сосо проработал довольно долго. Он мотал нитки, помогал старшим искусникам. И быть бы ему сапожником, если бы вновь не вмешалась Кеке. Она приехала в Тифлис, отыскала Сосо на фабрике и увезла его в Гори, не слушая никаких противоречий.

Так Сосо, благодаря своей матери, окончил духовное училище и смог стать семинаристом. А в семинарии он познакомился с марксистами.

>