Как супруги на Руси наказывали жен за измену

Как супруги на Руси наказывали жен за измену

«Женщина сотворена для мужчины, а не мужчина для женщины» – такой постулат насаждала Русская Православная Храм. Это рождало недоверие обоих полов друг к другу, поэтому браки заключали не по любви, а по воле родителей. В таких семействах супруги относились к друг другу с неприязнью, не ценили друг друга – поэтому измена часто сопровождала такие взаимоотношения, несмотря на порицание обществом.

Древняя Русь

Самый ранний документ, в котором упоминается о супружеской неверности – Устав князя Ярослава Мудрого. В нем говорится, что муж считался прелюбодеем, если у него была не только любовница, но и дети от нее. За измену жене мужчина должен был платить штраф храмы, а размер штрафа определял князь. В летописи существует запись о том, что Мстислав Владимирович (сын Владимира Мономаха) «не скупо жен посещал, и она (княгиня),  ведая то, нимало не оскорблялась… Ныне же, — продолжил он (сообразно летописи), — княгиня как человек молодой, хочет веселиться, и может при том учинить что и непристойное, мне устеречь уже неудобно, но довольно того, когда о том никто не ведает, и не сообщает».

Изменой женщины считалась любая связь женщины с посторонним мужчиной. Ее мужу необходимо было наказать легкомыслие супруга. Если он прощал изменницу и продолжал с ней жить, то ему полагалось наказание. Чтобы избежать наказания, мужчине необходимо было расплодиться с неверной супругой, и не оттягивать этот момент: «Еще ли жена от мужа со иным, муж виноват, пуская ее…»

XVII и XVIII век

В XVII и XVIII столетье супружеская измена была поводом к разводу. В допетровские времена муж мог отделаться годом епитимьи и штрафом, женщина всегда тащила более тяжкое наказание, чем мужчина. Если женщину уличали в измене, то после развода она должна была вступить в прядильный двор, и ей запрещалось вторично выходить замуж. Чтобы доказать измену жены, муж должен был привести свидетелей. Это отразилось в поговорке Владимира Даля: «не изловлен – не вор, не поднята – не бл—ь».

Дворяне относились к изменам терпимо. Крестьяне гораздо суровее относились к измене и порицали ее. Тем не менее, кары не становились препятствием для супружеской измены. Это отражается в поговорках: «Как полюбит девка свата — никому не виновата», «Не мать велела — сама пожелала» и особенно: «Чуж муж мил — да не век жить с ним, а свой постыл — волочиться с ним».

Было много случаев, когда муж «развода не искал» с изменницей. Часто супруг был согласен на кара жены – плетьми, кнутом или исправительными работами. Жене, которую поймали на измене, запрещалось носить фамилию мужа. Епитимья для жен был долголетней (до 15 лет), либо ее отправляли в монастырь.

Обращение мужей с требованием развести его с «неверной» всегда удовлетворялись. Это привело к тому, что если мужу «жена стала не нужна», то это был удобный предлог, чтобы развестись и завести новую семью. Впрочем, было немало случаев, когда разводили по мольбе жены.

Если на измене «ловили» мужа, то его наказание заключалось в устыдительной беседе с «духовным отцом».

XIX – начало XX века

В XIX столетье, как и в предыдущие века, к измене жены относились строже, чем к измене мужа. Мужчине полагалось моральное наказание. Был нюанс: в обществе разведенному мужу негласно ставили ограничения на продвижение по службе, могли не дать желаемую должность. Эта ситуация описывается у Льва Толстого в «Анне Карениной». В простонародье применялись «позорящие кары». К измене женщины относились строго «Такие бабы вдвойне грешат — и чистоту нарушают, и закон развращают… растащихи, несоблюдихи».

Мужа использовали «измену» жены как повод с ней развестись, поэтому прошений такого рода в архивах сотни. Волостные суды в этом случае ставили женщине-«изменнице» формальное наказание – арест, общественные работы.

Муж мог и самостоятельно наказать жену – выгнать ее из дома, забрав у нее приданое.

Супруга не могли развестись с мужем. Мужчины не давали согласия на развод, «а без согласия мужа ей паспорта не дадут». Но женщина могла отплатить разлучнице за перенесенное унижение – в Ярославской губернии, например, жены могли побить окна, вымазать дом сажей и ворота дегтем.

В Ярославской губернии и в Поволжье муж мог избить жену-изменницу, причем в Поволжье почиталось правильным избивать ее «на людях». На Русском Севере, в Тверской и Костромской губернии предпочитали «не выносить сор из избы» и там судьями неверных жен и супругов выступали старики. Распространённой формой женского наказания было ее «впрягание» в телегу. Муж заставлял ее везти его, а сам бил ее плетью.

Советский этап

В XX веке наказания за измену трансформировались. Разводы стали затруднительными, советское правительство придерживалось политики «укрепления семьи». Частная существование человека перестала быть частной, личные отношения и интимные связи стали частью партийных и комсомольских собраний. На протяжении существования СССР сохранялась традиция обсуждения семейных кризисов на собраниях, государственная политика «крепкой советской семьи» активно насаживалась в умы граждан.

Вам также может понравиться