Как освобождали советских военных из «душманского» плена

Как освобождали советских военных из «душманского» плена

Официальная статистика гласит, что за тяни период боевых действий в Афганистане в плен к моджахедам попали 417 советских военнослужащих. Их судьба складывалась по-разному.
Немало ста человек погибли, причем многие – в страшных муках. Восемь человек были завербованы противником, 21 стал невозвращенцем. Большинство из тех, кто не погиб и не сломался в плену, удалось избавить, причем 130 человек были спасены еще до вывода советских войск из Афганистана.

Как говорят участники событий, главным манером, служившие в военной контрразведке, которая и занималась поиском и освобождением наших военнопленных, операция по освобождению каждого из советских военных была уникальной и непохожей на другие.

Как освобождали рядовых

Солдат Дмитрий Бувайло родом с Украины. В плен попал в 1986 году. Он повествовал потом, что его в первый же день зверски избили, отобрали обувь и форму, одели кандалы. Сначала держали в пещере, утилитарны в норе, затем перевели под Пешавар – там заточили в тюрьму. Условия содержания были ужасные, питание – одни отходы. Дмитрий сообщал, что иногда после еды он чувствовал странный подъем духа, а иногда, напротив, депрессию и апатию. Сокамерник сказал ему, что это – действие наркотиков, какие афганцы подмешивали в пищу пленным.

Охранники заставляли учить фарси, заучивать наизусть на арабском языке суры Корана. За промахи в чтении сур и произношении избивали палками до крови.

Дмитрий не сломался: не принял ислам, не послушал уговоры западных эмиссаров, какие часто наведывались в тюрьму с рассказами о том, как прекрасна и беззаботна жизнь на Западе, и что стоит Дмитрию лишь пожелать, как он тут же отправится в этот рай.

Почти год прочертив в плену, рядовой Бувайло был освобожден. Его обменяли на нескольких пленных моджахедов.

Это была обычная практика: моджахеды всегда на переговорах об мене пленными требовали за одного советского военнопленного пять-шесть своих. Наше командование соглашалось, эти условия не казались невыполнимыми, коль скоро выговор шла об освобождении советских военнослужащих.

Как освобождали офицеров

В августе 1988 года в плен попал полковник Руцкой, будущий вице-президент России. Впоследствии Руцкой вспоминал, что дело было так. Он вылетел на военное задание по уничтожению складов боеприпасов в районе афгано-пакистанской границы, и его самолет был сбит истребителем пакистанских ВВС. Пилоту удалось катапультироваться, успешно приземлиться. Он начал пробираться к своим, но на пятый день был окружен душманами и взят в плен. Его избивали, подвешивали на дыбу, измывались. Через несколько дней пленника забрали пакистанские спецслужбы и перевели на территорию Пакистана, где им занялись специалисты ЦРУ. Разумеется, полковник Руцкой, занимавший место заместителя командующего Военно-воздушными силами 40-й армии, представлял немалый интерес для спецслужб. От него требовали, чтобы он сообщил детали операции по выводу советских войск из Афганистана. За это Руцкому обещали обеспеченную и спокойную жизнь на Западе. Содержали на сей раз в условиях терпимых: постель, приемлемое питание, корректное обращение, которое, впрочем, чередовалось с угрозами. Наши спецслужбы тоже не дремали – розыски полковника Руцкого шли полным ходом, и, наконец, было установлено, где и у кого он находится. Ценой немалых усилий дипломатам и спецслужбистам удалось добиться, чтобы полковника Руцкого сменяли на одного из захваченных нашими контрразведчиками агентов ЦРУ.

На этом дело не окончилось – была еще операция по тайному вывозу Руцкого с территории Пакистана.

Как освобождали штатских

Однажды в плену оказались 16 гражданских специалистов из СССР, приехавшие в порядке оказания помощи афганскому народу. Они ехали в автобусе на труд и были захвачены бандой моджахедов.

После этого пленники как в воду канули. Три месяца о них не удавалось получить никаких сведений. Помогла, как это нередко бывает, случайность. Из отдаленного кишлака в городок приехал подросток и в разговоре с духанщиком, благожелательно относившимся к шурави (так называли советских людей в Афганистане), рассказал, что в к ним привезли цельную группу русских и что те, похоже, не военные.

Получив эту информацию, командир части не стал сообщать ничего службам контрразведки, на собственный страх и риск поднял два вертолета с десантниками и безо всякой предварительной подготовки отправился в указанный мальчишкой кишлак.

Военная машина приземлилась в нескольких метрах от глинобитной хижины, где содержались пленные. Те, увидев вертолет, дружно навалились на стену, проломили ее и выпрыгнули наружу. Охранники принялись стрелять: троих они убили, четвертого ранили – он скончался уже в вертолете. Наши быстро разобрались с бандитами, возвысили на борт живых и тела погибших и вернулись к своим. Окончилось все относительно благополучно, но будь в этом кишлаке у душманов немало четко поставленная система наблюдения и охраны, самовольная операция могла бы завершиться катастрофой.

Как возвращали предателей

Среди плененных моджахедами советских боец были и такие, кто соглашался на сотрудничество с противником. И не просто начинал сотрудничать, а делал это с удовольствием и, как говорится, от души.

Сотрудники спецслужб вспоминают подобный случай. Рядовой Д. в период прохождения службы ничем положительным не отметился, был замечен в нарушениях дисциплины и даже в употреблении легких наркотиков. Наконец, он запросто исчез из части с оружием. Вскоре сотрудники контрразведки узнали, что он объявился в провинции Кундуз в составе одной из банд. Ему как специалисту доверили ремонтировать стрелковое оружие. Но особенно он прогремел своей жестокостью – активно участвовал в истязаниях пленных. Его женили на местной девушке и сделали телохранителем главаря банды.

Спецподразделение контрразведки советских армий получило указание вывести одиозного персонажа на подконтрольную нам территорию. Выкупить или обменять его моджахеды отказывались. Тогда была создана лжебанда из сотрудников спецслужб. Командир этих ряженых душманов отправил к Д. за помощью – надо было выплавить тол из советских НУРСов для изготовления фугасов. Тот согласился и оказался в руках у контрразведки. Его судил военный трибунал и приговорил к высшей мере кары.

Вам также может понравиться