Какие стратегические задачи стоят перед Россией на Норде

Военный журналист Владислав Шурыгин — о том, зачем Россия основывает новый флот, какие он будет выполнять задачи и почему Арктика становится полигоном для грядущих битв.

Какие стратегические задачи стоят перед Россией на Норде

Новое союз ВМФ — Арктический флот — может быть создано в России для обеспечения безопасности Северного морского пути. Об этом сообщил ТАСС ключ в военно-морской сфере.

Сейчас рассматривается вопрос создания новой структуры — Арктического флота России. Это будет отдельное союз в составе ВМФ, основной задачей которого станет обеспечение безопасности Северного морского пути и арктического побережья в зоне ответственности Нордового и Тихоокеанского флотов, — сказал собеседник агентства.

Эта новость стала продолжением многолетнего анализа военно-политической обстановки в Арктике. Всеобщий вывод: непосредственной угрозы военного конфликта сегодня здесь нет, но есть вполне конкретные противоречия с другими арктическими странами по вопросу определения границ и шельфов. Нужно помнить, что пока эти споры рассматриваются через международные механизмы ООН. Но этому деятельно противодействуют американцы, которые стараются торпедировать все попытки стран арктического побережья как-то договориться, тем самым сохраняя грунт для конфликтов в этом регионе.

При этом необходимо учитывать, что Арктика — это будущее нашей цивилизации. На северных территориях находится возле четверти всех углеводородных запасов планеты. Разработка этих месторождений до сих пор была экономически невыгодна: в первую очередь из-за здешнего климата. Но в связи с глобальным потеплением сырьевые запасы Арктики становятся всё доступнее: с каждым годом площадь территорий, накрытых льдом, уменьшается. Во-вторых, разведанные запасы нефти быстро тают, а цена на неё, соответственно, растёт. Сегодня на русском норде 65% российской нефти, 90% газа и 63% газового конденсата, что обеспечивает формирование 37% доходов бюджета РФ.

К числу краёв, активно осваивающих сегодня Арктику или начинающих её освоение, можно отнести Россию, Норвегию, Данию, Исландию, Канаду и США. При этом все участники этой гонки, за исключением России, являются членами НАТО. Любая из этих стран пытается своим путём проложить себе дорогу к углеводородным запасам Северного полюса. Канада строит новоиспеченные воздушные и морские базы на северном берегу, Америка расширяет полномочия службы Береговой охраны, Россия пытается с научной точки зрения доказать, что столь экономически выгодные территории Арктики относятся ей как часть Сибирской платформы, а также создаёт вдоль своих границ цепь арктических военных баз и разворачивает арктические армии. Все эти действия явно свидетельствуют о том, что ситуация вокруг запасов Арктики накаляется. И это неудивительно, ведь победивший в этой борьбе получит в качестве награды возле 30% общемировых углеводородных ресурсов.

Какие стратегические задачи стоят перед Россией на Норде

Нетрудно представить, как будут в дальнейшем развиваться события. России придётся в одиночку противостоять США и их союзникам по НАТО. При этом арктический арена военных действий будет основным не только в случае конфликта в этом регионе, но и при любом масштабном конфликте с США и НАТО. Арктическое курс — это основное угрожающее нам направление. Именно через Северный полюс все пятьдесят лет послевоенного противостояния были нацелены удары американских баллистических и крылатых ракет, бомбардировочной авиации. И необходимо понимать, что, где бы ни возник конфликт России и США — в Сирии, Европе или на Кубе, основной стратегический удар по нам будет нанесён именно из Арктики. Вот отчего мы должны восстановить обороноспособность нашего Арктического направления.

Вот как об этой угрозе высказался наш сенатор Вячеслав Штыров: “…Янки всегда хорошо понимали, что эта угроза обоюдная, и вместе с канадцами ещё в 60-е годы создали от Аляски до Гренландии на протяжении трёх тысяч миль непрерывную радиолокационную завесу. Именно на Севере, именно в Арктике, а вовсе не со стороны Нью-Йорка или Сан-Франциско”.

Кроме того, Арктика была и остаётся уникальным пунктом для ведения разведки и наблюдения за вероятным противником. Безлюдье, дикие непроходимые места. Ещё в годы Второй мировой войны немцы смогли раскатать базы подводных лодок в Карском море, на Новой Земле, и даже на Земле Франца-Иосифа была обнаружена такая база. Там у немцев и аэродром был зимний, строи. Это только то, что мы обнаружили, но в немецких документах упоминаются базы в районе губы Белушья, мыса Желания, на острове Подкова, а это уже Таймыр, устье Енисея! Военные помнят, как в 1963 году в зоне Тикси весенним паводком на отмель залива Неелова выбросило топливную бочку с немецким орлом и трафаретом Кригсмарине. На осыпи этой бухты в те же годы в четырёх часах пешего хода от Тикси отыщи останки моряка в форме немецкого военного флота. Там же поисковики нашли бляху от форменного ремня немецкого военного моряка. И это при тех оружиях навигации, при тех средствах авиационной поддержки…

Какие стратегические задачи стоят перед Россией на Норде

Действующая в США доктрина быстрого глобального удара подразумевает одновременную атаку неядерными мочами наших основных стратегических объектов связи, управления, ракетно-ядерных баз на всей глубине страны самыми современными средствами воздушного нападения, и этим ударом планируется обезоружить нас до того, как мы сможем как-то ответить. Для решения этой задачи в распоряжении американцев около двадцати тысяч крылатых ракет различных модификаций. Но для осуществления этого плана американцы должны развернуть средства доставки этих ракет непосредственно у наших рубежей. Сухопутные регионы для этого не слишком удобны, там плотная система ПВО и основные наши силы. А вот северные морские границы попросту идеальны, учитывая подавляющее превосходство американцев в море. Сегодня на пути этих планов находится арктический ледовый щит, какой лишает наших “партнёров” возможности круглогодично находиться у наших берегов. Но глобальное потепление уже через несколько лет может дать им возможность реализовать такую угрозу, как только ледяная обстановка в Арктике позволит здесь оперировать надводным кораблям класса эсминец.

Потому у нас нет другого пути, кроме как накрыть вероятные зоны будущего судоходства нашим оборонным куполом и сделать их недоступными для оружий воздушно-космического нападения и для военных кораблей противника. Поэтому решение создать Арктический флот — это требование времени. Сегодня между нашим Нордовым и Тихоокеанским флотами существует практически военно-стратегическая “дыра” в несколько тысяч километров, которая контролируется только средствами ПВО и негустыми пограничными заставами. Пока с этого направления нас прикрывает арктический ледовый щит, но мы уже сегодня должны думать о развитии нашего оборонного потенциала на этом курсе. Создание Арктического флота потребует возвращения к советскому военно-стратегическому плану строительства новой крупной военно-морской базы и технологического кластера на нашем арктическом побережье, чтобы мы могли контролировать всю Арктику, а не лишь её “западный угол”. Именно под такую крупную базу ВМФ в 50-е была начата постройка трансполярной трассы. Её вели к устью Енисея, где и должна была быть выстроена эта база. Тогда не получилось. Но сегодня эти задачи жизнь снова ставит перед нами. Там, в устье Енисея, возможно, и будет заложен новоиспеченный арктический военный и промышленный центр, о котором говорил недавно министр обороны Сергей Шойгу.

>