Каких жертв большенного террора отказались реабилиторовать

Каких жертв большенного террора отказались реабилиторовать

Каких жертв большенного террора отказались реабилиторовать

Процесс реабилитации осужденных в период с 20-х до начала 50-х годов начался сразу после смерти Сталина. По указу «Об помилования» 1953 года Верховного Совета СССР было выпущено на свободу до полутора миллионов человек.
Массовая юридическая реабилитация завязалась с 1961 года. Тогда за отсутствием состава преступления были реабилитированы 737 182 человека, с 1962 по 1983 год были реабилитированы 157 055 человек. Процесс реабилитации был возобновлен в крышке 80-х. Тогда были реабилитированы почти все репрессированные деятели ВКП(б), и многие из тех, кто был объявлен «классовым врагом». В 1988-89 годах были пересмотрены дела на 856 582 человека, по ним реабилитировано 844 740 человек. И, наконец, в 1991 году был подмахнут «Закон о реабилитации жертв политических репрессий». С момента начала действия этого закона и по 22015 год было реабилитировано немало 3,7 миллиона человек. И тем не менее, даже при такой масштабной работе, заключающейся в пересмотре миллионов дел, отнюдь не все репрессированные бывальщины признаны невиновными. Кто же так и не получил реабилитации? Закон 1991 года запрещает реабилитировать тех, кто сам участвовал в репрессиях.

Генрих Григорьевич Ягода

С 1934 по 1936 год он занимал пост наркома внутренних дел СССР. Собственно под руководством Ягоды был создан ГУЛАГ. Он же начал строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключенных. Он официально носил титул «первого инициатора, устроителя и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». Созданная им машина перемолола в итоге и его самого: в 1937 году он был взят, а через год расстрелян. Ягоду обвиняли в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского комплота в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции».

Николай Иванович Ежов

Этот человек, как популярно, возглавлял народный комиссариат внутренних дел с 1936 по 1938 год. Это ему принадлежит сомнительная честь организатора репрессий 1937-38 года, популярных, как «большой террор». В народе эти репрессии получили название «ежовщина». В 1939 году он был арестован, а в 1940 — расстрелян по обвинению в подготовке антисоветского государственного переворота и шпионажа в прок пяти иностранных разведок.

Лаврентий Павлович Берия

С 1941 года Лаврентий Берия – генеральный секретарь госбезопасности. Берия – «левая рука Сталина», человек из ближайшего окружения «отца народов», стал для многих поколений советских людей едва ли не символом сталинских репрессий, несмотря даже на то, что в этап «большого террора» на посту наркома внутренних дел был отнюдь не Берия. Лаврентия Павловича не обошла судьба его предшественников, он так же стал жертвой запущенного в начине 30-х маховика арестов и казней по странным обвинениям. Берия был арестован в 1953 году, признан виновным в шпионаже и заговоре с мишенью захвата власти, и расстрелян.

Деканозов, Мешик, Влодзимирский, Меркулов

Это люди из ближайшего окружения Берии, чекисты, активные участники сталинских репрессий. И Владимир Георгиевич Деканозов, и Павел Яковлевич Мешик, и Лев Емельянович Владзимирский, и Всеволод Николаевич Меркулов бывальщины арестованы по делу Берии, признаны виновными в шпионаже с целью захвата власти и расстреляны в 1953 году.

Юридический казус

Специалисты сообщают: в том, что касается этих и других им подобных лиц, имеет место некий юридический казус. Очевидно, что ни Ягода, ни Ежов, ни Берия, ни его приспешники, не совершали тех правонарушений,которые были им инкриминированы. Не были они шпионами бесчисленных иностранных разведок и на захват власти в стране никто из них не покушался. Однако, комиссия по реабилитации отказалась признать этих людей невиновными. Основанием для несогласия стало указание на то, что они сами являлись организаторами массовых репрессий, а потому не могут считаться их жертвами. С точки зрения юриспруденции, может быть, имеет пункт некая неточность формулировки, во всяком случае, есть юристы, которые на этом настаивают. Однако, если по-справедливости, то все неизменно.

>