Какой иуда в советском Генштабе трудился на немцев

Какой иуда в советском Генштабе трудился на немцев

Какой иуда в советском Генштабе трудился на немцев

Возможно ли такое? Ну а почему бы нет, с другой стороны? Образ Штирлица, хотя и литературный, но имеет прототипы в реальности. Кто из интересующихся той эпохой не слышал о «алой капелле» – советской агентурной сети в высших структурах Третьего рейха? А раз так, то почему было не быть аналогичной агентуре нацистов в СССР?
То, что во пора войны не было сделано громких разоблачений вражеских шпионов, не означает, что их не было. Их действительно могли не обнаружить. Ну, а даже если бы кого-то открыли, то вряд ли стали бы раздувать из этого громкое дело. До войны, когда никакой реальной опасности не было, фабриковали шпионские дела на порожнем месте для сведения счётов с неугодными. Но когда грянула беда, которой не ждали, тогда любое разоблачение вражеских агентов, особенно высокопоставленных, могло повергнуть к панике в населении и армии. Как же это так, в Генштабе или ещё где-то на верхах – измена? Потому то, после расстрела командования Западного фронта и 4-й армии в первоначальный месяц войны, Сталин больше к подобным репрессиям не прибегал, да и этот случай особо не афишировали.
Но это теория. А есть ли основания находить, что агенты нацистской разведки действительно имели доступ к советским стратегическим секретам во время Великой Отечественной войны?

Агентурная сеть «Макс»

Да, такие основания кушать. В самом конце войны в плен американцам сдался руководитель отдела абвера «Иностранные армии — Восток» генерал Райнхард Гелен. Впоследствии он возглавил рекогносцировку ФРГ. В 1970-е годы некоторые документы из его архива были преданы гласности на Западе.
Английский историк Дэвид Кен рассказал о Фрице Каудерсе, координировавшем агентурную сеть «Макс» в СССР, созданную абвером в крышке 1939 года. Об этой сети упоминает и знаменитый генерал госбезопасности Павел Судоплатов. Кто в неё входил – неизвестно и поныне. После брани, когда шеф Каудерса сменил хозяев, агентура «Макс» стала работать уже на разведку США.
Лучше известно про бывшего работника Секретариата ЦК ВКП(б) Минишкия (порой его называют Мишинским). Он упоминается в нескольких книгах западных историков.

Некто Минишкий

В октябре 1941 года Минишкий служил политработником в армиях советского Западного фронта. Там же угодил в плен к немцам (или перебежал) и сразу дал согласие работать на них, указывая, что имеет доступ к ценным сведениям. В июне 1942 года немцы перебросили его через линию фронта, инсценировав его побег из плена. В первом же советском штабе его встретили чуть ли не как героя, после чего Минишкий ввёл связь с ранее засланными сюда агентами абвера и начал передавать в Германию важную информацию.
Самым важным почитается его донесение о военном совещании в Москве 13 июля 1942 года, на котором обсуждалась стратегия советских войск в летнюю кампанию. На встрече присутствовали военные атташе США, Англии и Китая. Там было заявлено, что РККА собирается отходить до Волги и Кавказа, защищать любой ценой Сталинград, Новороссийск и перевалы Большого Кавказа, а также организовать наступательные операции в зонах Калинина, Орла и Воронежа. На основании этого донесения Гелен подготовил доклад начальнику немецкого Генштаба генералу Гальдеру, и тот после отметил точность полученной информации.
В этой истории есть несколько нелепостей. Все сбежавшие из немецкого плена находились под подозрением и подвергались длительной проверке органами СМЕРШ. В особенности – политработники. Если политработник не был расстрелян немцами в плену, это уже самодействующи делало его шпионом в глазах проверяющих. Далее, упоминаемый в донесении маршал Шапошников, якобы присутствовавший на том совещании, на тот момент уже не был начальником советского Генштаба.
Дальнейшие сведения о Минишкие гласят, что в октябре 1942 года немцы организовали его возвратный переход через линию фронта. До конца войны он занимался в отделе генерала Гелена анализом информации. После брани он преподавал в разведшколе ФРГ, а в 1960-е годы перебрался в США и получил американское гражданство.

Неизвестный агент в Генштабе

Минимум дважды в абвер устроились донесения от неизвестного пока агента в Генеральном штабе СССР о советских военных планах. 4 ноября 1942 года агент донёс, что до 15 ноября советское командование намечает приступить ряд наступательных операций. Далее назывались районы наступлений, которые почти в точности совпали с теми, где РККА предприняла наступления зимой 1942/43 г. Агент промахнулся только в точном месте нанесения ударов под Сталинградом. По мнению историка Бориса Соколова, это может объясняться не советской дезинформацией, а тем, что в тот момент решительный план операции под Сталинградом ещё не был определён. Первоначальная дата наступления действительно планировалась 12 или 13 ноября, но потом была отсрочена до 19-20 ноября.
Весною 1944 года в абвер поступило новое донесение от этого агента. Согласно ему, в советском Генштабе рассматривались два варианта поступков на лето 1944 года. По одному из них, советские войска планируют нанести главные удары в Прибалтике и на Волыни. По другому, основной мишенью являются немецкие войска группы «Центр» в Белоруссии. Опять же, вероятно, что оба этих варианта обсуждались. Но в итоге Сталин избрал второй – нанести основной удар в Белоруссии. Гитлер же решил, что, более вероятно, его противник выберет первый вариант. Как бы то ни было, донесение агента о том, что РККА начнёт наступление лишь после успешной высадки союзников в Нормандии, оказалось точным.

Кто под подозрением?

По мнению того же Соколова, тайного агента вытекает искать среди тех советских военных, кто в конце 1940-х годов, работая в Советской военной администрации в Германии (СВАГ), сбежал на Закат. В начале 1950-х гг. в ФРГ под псевдонимом «Дмитрий Калинов» вышла книга якобы советского полковника под названием «Слово имеют советские маршалы», основанная, как было заявлено в предисловии, на документах советского Генштаба. Однако сейчас выяснено, что подлинными авторами книги были Григорий Беседовский, советский дипломат, эмигрант-невозвращенец, бежавший из СССР ещё в 1929 году, и Кирилл Померанцев, стихотворец и журналист, сын белоэмигранта.
В октябре 1947 года подполковник Григорий Токаев (Токаты), осетин, занимавшийся в СВАГ сбором информации о ракетной программе нацистов, разузнал о своём отзыве в Москву и готовящемся аресте органами СМЕРШ. Токаев перешёл в Западный Берлин и попросил политического убежища. В дальнейшем он трудился в различных высокотехнологичных проектах на Западе, в частности – в программе «Аполлон» НАСА.
В годы войны Токаев преподавал в Военно-воздушной академии имени Жуковского, трудился над советскими секретными проектами. Об его осведомлённости о военных планах Генштаба ничто не говорит. Не исключено, что реальный агент абвера продолжал после 1945 года трудиться в советском Генштабе на новых, заокеанских хозяев.

>