Какой «сухой закон» был в блокадном Ленинграде

Какой «сухой закон» был в блокадном Ленинграде

Употребление гражданами алкоголя в Ленинграде в 1941-44 годах – одна из неловких «блокадных» тем. Как кто-то мог позволить себе традиционное на Руси «веселие пити», когда кругом люди умирали от голода?

Запрещение водки

В первые годы блокады Ленинграда в городе действовал частичный сухой закон – под запретом оказалась водка. Проблема о прекращении продажи «сорокаградусной» впервые был поднят на заседании в Ленинградском горкоме ВКП(б) 23 июня 1941 года, но, как оказалось, фактически сплавят свернули на сутки раньше.

«Водку и водочные изделия закрыли, оставили пиво и виноградные изделия», —  заявил заведующий торговым отделом Иван Андреенко.

В подобном решении не было ничего необычного. «Сухой закон» – мера, неоднократно вводившаяся в XX столетье правительствами разных стран во время войны. Степень строгости запретов зависела от привычек населения. Например, «сухой закон» эпохи Первой всемирный войны в России не распространялся на пиво и некрепкие виноградные вина. По тому же пути пошло руководство Ленинграда.

Вино и пиво для блокадников

Независимая продажа вина прекратилась через 18 дней после начала блокады, 26 сентября. Вино предписывалось использовать в лазаретах и больницах для подкрепления пациентов. Однако фактически его распределение шло различными путями, в т.ч. и «по блату».

«А вечером ты будешь пить вино, — подбадривала себя в «Блокадном дневнике» Ольга Берггольц, — оно высококалорийно, оно тебя поддержит, нет, нет, не сочиняй, всё в распорядке, ты не умрёшь».

Историк Ольга Гаврилова посвятила одну из статей пиву, производство и распределение которого не прекращалось в дни блокады. Пиво оставалось в торговле в заведениях общепита, банях и магазинах (не во всех). Отоварить его можно было по карточкам, либо получить по талонам в столовых на предприятиях.

«Сообразно таблице разовых фактических выдач продтоваров гражданскому населению г. Ленинграда, в апреле 1942 г. были установлены следующие нормы выдачи по пиву: пролетарии и ИТР – 1,5 л, служащие – 1,5 л, иждивенцы – 0,5 литра», – утверждает исследователь.

Наряду с вином, пиво считалось «в известной степени продуктом столы». Отчасти это действительно было так – в пиве содержатся микроэлементы, антиоксиданты, витамины, а также незначительное количество углеводов, столь необходимых голодающим.

Спиртные застолья в Ленинграде

Жители блокадного Ленинграда не изменяли привычке отмечать праздники. Например, вот как описывал встречу нового, 1942 года, свидетель блокады, командир взвода управления одного из заводов, Валерьян Боголепов:

«В Ольгино подгорел электрический свет. Стол был накрыт белой скатертью, на столе стояла бутылка вина, и я принёс бидончик пива, какой получил по талончикам. Встретили Новый год без особого шума, поздравили друг друга, пожелали друг другу, чтобы в 1942 году закончились наши страдания. Хлебни вино и пиво, закуской были опять лепёшки, которые тоненько намазывали котлетным мясом (две котлетки привёз Макс из города)».

Буквально сквозь несколько строк после этой картины автор упоминает, что в городе «мрёт много народу». Вероятно, «доставали» алкоголь и на свадьбы, каких справлялось немало. Например, только с начала блокады до конца 1941 года узаконить свои отношения решили 2223 четы.

В целом спиртное стало одной из разновидностей блокадной «валюты» наряду с хлебом и табаком. Но для нервной системы голодных людей алкоголь, пускай и некрепкий, представлял серьёзное испытание. Опьянение бывало причиной преступлений.

В какой-то момент руководство города поняло, что производство пива – не наилучший способ расходования ресурсов. В сентябре 1942 года остававшийся на пивоваренных заводах им. Степана Разина, «Красная Бавария» и «Вена» солод в числе 8 тысяч тонн размололи на мельницах и использовали как добавку к хлебу. Заводы перевели на производство других пищевых продуктов, а частично даже оружия. С основы 1943 года, когда ситуация со снабжением улучшилась, ленинградцам вновь стали выдаваться и пиво, и вино, и даже горькая.

Вам также может понравиться