Капитан Алексей Щастный: расстрел за спасение Балтийского флота

Новость опубликована: 23.04.2020

Капитан Алексей Щастный: расстрел за спасение Балтийского флота

Капитан Алексей Щастный: расстрел за спасение Балтийского флота

Российские исследователи жизнеописания капитана первого ранга Алексея Щастного подтверждают, что в отношении командующего Балтийским флотом был вынесен первый расстрельный вердикт в истории советского правительства. Впоследствии при реабилитации морского офицера в середине 90-х годов ХХ века Военная прокуратура Балтфлота пришагала к выводу об абсолютной необоснованности выдвинутых против него обвинений.

Потомственный военный

Историк военно-морского флота, публицист капитан первого ранга Вадим Кулинченко, повествуя о жизненном пути Алексея Щастного, писал, что будущий участник Ледового похода родился в семье офицера артиллерии, его папа дослужился до звания генерал-лейтенанта. Алексей Щастный окончил Морской корпус, участвовал в русско-японской войне, побывал в плену. За военные отличия в Первой мировой войне награжден двумя орденами.

На момент свершения Октябрьского переворота Алексей Щастный занимал место начальника штаба Балтфлота. Он принял новую власть и остался на своем посту.

Ледовый поход

В начале весны 1918 года возникла угроза захвата кораблей Балтийского флота германскими армиями, подступавшими к финскому Гельсингфорсу, где базировалась российская эскадра. Алексей Щастный сумел организовать отправку трех отрядов военных кораблей из Гельсингфорса в Кронштадт. В общей сложности в этом перебазировании, получившем в истории отечественного военно-морского флота название Ледового похода, участвовало 211 колов Балтфлота – линкоры, крейсеры, свыше 50 эскадренных миноносцев и более 40 транспортов, а также подводные лодки, тральщики, минные заградители, дозорные, вспомогательные и посыльные суда, буксиры, яхты, плавмаяк и паром. Ни одно судно при передислокации потеряно не было.

В чем его обвинял наркомвоенмор

Сквозь месяц после окончания Ледового похода, в мае 1918 года, Алексей Щастный был арестован по личному распоряжению народного комиссара по военным и морским делам Льва Троцкого. Из материалов допроса Льва Троцкого, полученных в ходе предварительного и судебного последствия и легших в основу обвинительного заключения, следует, что наркомвоенмор до апреля 1918 года, когда Щастный отчитывался об итогах Ледового похода на заседании Высшего военного рекомендации, спасителя Балтфлота никогда не видел и лично с ним не общался.

Авторитет Алексея Щастного после не имевшего аналогов в мировой истории Ледового похода среди офицерского и матросского состава гораздо вырос. По мнению ряда историков, Лев Троцкий искал любые, даже самые незначительные причины для дискредитации капитана 1 ранга. На основе критических высказываний Щастного о техническом состоянии российского флота, субъективной оценки поступков каперанга по подрыву форта Ино (укрепления уничтожили в середине мая 1918 года при отступлении, чтобы они не достались немцам), наркомвоенмор сделал вывод о контрреволюционной политике, какую якобы проводил начальник Балтфлота. Главное обвинение, выдвинутое Троцким в отношении Щастного, состояло в том, что последний якобы вел антисоветскую агитацию, разносил утверждения о том, что флот предан немцам, и только он, Щастный, делает все возможное, чтобы его спасти. Офицеру приписывались намерения по самовольному уничтожению кораблей Балтийского флота.

Последствие и суд по делу Алексея Щастного, не признавшего себя виновным, длились меньше месяца – уже 22 июня того же года он был расстрелян по вердикту Ревтрибунала ВЦИКа. Из материалов дела следует, что никакие свидетели, помимо Троцкого, не вызывались и не допрашивались. Доводы самого Щастного, приведенные им в свою защиту, во внимание не зачислили.

Военный прокурор Балтийского флота генерал-майор юстиции Николай Гончаренко, подписавший в 1995 году заключение о реабилитации Алексей Щастного, опирался на документы, какие подтверждали: Троцкий умышленно оговорил и оклеветал морского офицера: в частности, наркомвоенмор изъял у арестованного телеграммы, в которых он же и приказывал командующему Балтфлотом предпринять меры по уничтожению русской эскадры, если возникнет угроза дела Кронштадта немцами. Не рассматривались следствием и судом и другие документы, свидетельствующие о том, что Щастный предпринимал максимум усилий по спасению и сохранению флота.

Николай Гончаренко заключил: учитывая эти факты, вытекает отметить отсутствие вины Алексей Щастного по всем пунктам обвинения – спустя 77 лет после смерти начальник Морских сил Балтийского моря был целиком реабилитирован.


Капитан Алексей Щастный: расстрел за спасение Балтийского флота