«Представлялось, Москва вот-вот падёт»

«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Немецкие бойцы рассматривают советские танки КВ-1 и Т-40 из 42-й танковой бригады Брянского фронта, подбитые 3 октября 1941 года в поясу села Игрицкое Севского зоны Брянской области

«Тайфун» – назвали немцы план своего наступления. Тайфун – это мощный вихрь, разрушительный ураган. Гитлеровцы собирались стремительно обогнуть Москву с севера и юга, создать огромные «клещи» и раздавить советскую столицу. Тем самым создать обстоятельства для целой победы в брани.

Новое наступление вермахта по всему фронту

После сражения за Киев (Как немцы брали Киев), германская Ставка должна была завести, хватит ли сил и времени, чтобы победить Советскую Россию в ходе кампании 1941 года, тем самым продолжая план «Барбаросса».

Если не удастся сокрушить военную мощь русских до наступления зимы, то ругань будет затяжной, что может обернуться вящими неприятностями. Все планы Берлина, которые намечались после победы над Россией, придётся отсрочить на неопределённое пора. Основные мочи вермахта будут скованы на русском рубеже по меньшей мере ещё на год, и на горизонте возникнет угроза брани на нескольких фронтах и курсах. Как раз то, чего размышляли избежать в Берлине, когда начинали войну с СССР.

Поэтому германское верховное командование решилось пойти на максимальные усилия, чтобы расшибить основные мочи врага уже в 1941 году и взять Москву. Лишая русских столицы, главного центра промышленности и узла коммуникаций в европейской доли страны. Также падение Москвы должно было надломить моральный дух неприятеля, усилить процессы распада и разложения.

Немецкая армия осенью 1941 года, несмотря на позитивные утраты и яростное сопротивление русских, сохраняла стратегическую инициативу и была способна продолжать наступление.

Немцы ещё верили в своё перевес и непобедимость. Но всё ещё невозможно было установить, когда у русских кончатся силы и резервы. Все прежние расчёты оказались ошибочными.

Советский колосс якобы на черепяных ногах очутился стальным и отчаянно воевал, бросая в битву всё новые дивизии. Правда, последние дивизии, вступившие в бой, представлялись хуже подготовленными и недостаточно оснащёнными. Потому у гитлеровцев была надежда, что это последние резервы Москвы, и критический момент, когда русские сломаются, близок. Необходимо лишь сильнее надавить, и заключительнее сопротивление противника будет сломлено.

«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
В результате нацистское руководство решило продолжить наступление и добиться решающего исхода.

6 сентября 1941 года Гитлер подмахнул директиву № 35. Москва опять сделалась главной целью наступления. Группу армий «Центр» на московском направлении гораздо усиливают. Группа армий «Норд» возвращала на центральное курс 3-ю танковую группу Гота, передавала свою 4-ю танковую группу Гёпнера и большенное количество САУ и артиллерии. Группа армий «Юг» возвращала группе «Половина» 2-ю полевую армию Вейхса и 2-ю танковую группу Гудериана. Также полуденное крыло группы армий «Центр» усиливалось несколькими армейскими корпусами группы «Юг».

Истина, это ослабляло стратегические группировки гитлеровцев на норде и юге, где они должны бывальщины взять Ленинград, Донбасс, Крым и Кавказ. Имеющимися мочами немцы на севере не смогли взять Ленинград. На юге гитлеровцы сумели взять Крым, но 11-я армия завязла под Севастополем. Также немцы не сумели форсировать Дон и, ведя тяжкие бои до целого истощения сил, потерпели разгром. Русские перешли в сильное контрнаступление, гитлеровцы отступили за Северный Донец, оставили Ростов-на-Дону и отошли за Миус.

«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Красноармейцы на позиции у моста на Западном фронте. Октябрь 1941 г.
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Советский танк КВ-1, кинутый в поясу Брянска
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Пленные красноармейцы в открытых товарных вагонах в районе Брянска

«Тайфун»

План наступления на Москву имел кодовое наименование «Тайфун».

Он предусматривал нанесение трёх мощных ударов из зон Духовщины, Рославля и Шостки с мишенью расчленения противостоящих армий Западного, Резервного и Брянского фронтов (командующие И. С. Конев, С. М. Будённый и А. И. Ерёменко), окружения и уничтожения их основных сил. Затем предстояло взять Москву. Маневренные соединения должны бывальщины охватить советскую столицу с севера и юга.

16 сентября 1941 года главнокомандующий группой армий «Половина» фельдмаршал Бок приказал приступить к подготовке Московской операции.

4-я и 9-я армии, 4-я и 3-я танковая группы осуществляли прорыв обороны противника в курсе Рославль – Москва. 2-я армия надвигалась на Сухиничи, Брянск. 2-я танковая группа нацеливалась на Брянск и Орёл.

Группа армий «Половина» к концу сентября 1941 года насчитывала свыше 1 млн боец и офицеров, 1 700 танков и САУ, 14 тыс. орудий и минометов, 950 аэропланов. Тут сосредоточили 77 дивизий, включая 18 танковых и моторизованных. Это было 40 % всей пехоты и 64 % танковых и моторизованных сил вермахта на русском фронте.

Советское верховное командования также недурно подготовилось к битве за Москву.

На этом курсе было сосредоточено 40 % всех сил Красной армии. Западный фронт Конева (6 усиленных армий) кормил оборону в полосе от озера Селигер до Ельни. Основные силы Резервного фронта Будённого (31-я, 32-я, 33-я и 49-я армии) занимали оборону позади Западного фронта на черты Осташков – Селижарово – Оленино – Спас-Деменск-Киров. 24-я и 43-я армии этого фронта располагались рядышком с ЗФ в полосе от Ельни до Фроловки. Брянский фронт в составе трёх армий (50-я, 3-я и 13-я) кормил оборону по восточному берегу р. Десны от Фроловки до Путивля.

В составе трёх фронтов было 800 тыс. человек, возле 800 танков, возле 7 тыс. орудий и минометов, свыше 500 аэропланов. Москву отдельно защищала истребительная авиация Московской пояса ПВО – уже в июле она насчитывала немало 600 самолетов.

В Москве было создано 12 дивизий общенародного ополчения, которые взяли оборону на Ржевско-Вяземском курсе. В июле – сентябре 1941 года были проведены масштабные труды по созданию Ржевско-Вяземской и Можайской черт обороны глубиной до 250 км. Труды велись военными, строителями и жителями Москвы, Московской, Смоленской, Тульской и Калининской зон. Ежедневно работали сотни тысяч человек. Однако, в связи с огромным масштабом трудов, строительство затянулось и было выполнено на 40–60 %.

«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Расчет немецкой 50-мм пушки PaK 38 из состава 19-й танковой дивизии вермахта у подбитого автомашины на Варшавском шоссе рядышком с деревней Воробьи. Октябрь 1941 г.
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Немецкие минометчики шагают мимо танков Pz. Kpfw. IV во пора боев под Вязьмой
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Немецкие пехотинцы у танка Pz. Kpfw. IV. Зона Вязьмы. Октябрь 1941 г.

Прорыв советской обороны

Когда на норде и юге дела обстояли ещё неплохо, немцы перешли в наступление на московском курсе.

К началу октября 1941 года 9-я, 4-я и 2-я полевые армии и 3 танковые группы бывальщины готовы к наступлению. Танковые дивизии пополнили, физиологическую часть отремонтировали. Пехотные дивизии численный состав полностью восстановить не поспели, но артиллерии был полный комплект. Сильная тяжелая артиллерия и бесчисленные самоходки обеспечивали пехоте ударную мощь.

В ночь на 2 октября 1941 года армиям немецкого Восточного фронта зачитали распоряжение фюрера:

«Создана, наконец, предпосылка к заключительному огромному удару, который ещё до наступления зимы должен повергнуть к уничтожению неприятеля. Все приготовления, насколько это возможно для людских усилий, уже окончены. На этот раз планомерно, шаг за шагом, шли приготовления, чтобы повергнуть противника в такое поза, в каком мы можем теперь нанести ему смертельный удар. Сегодня начинается последнее, большое, решающее сражение этого года».
В внушения по радио от 3 октября Гитлер известил, что 48 часов назад на Восточном фронте начались новые операции гигантских масштабов.

«Неприятель уже расшиблен и никогда вяще не восстановит своих сил»,
– сказал фюрер.

На дальних подступах к Москве завязались ожесточённые бои.

Немцы разом добились крупных успехов. 2-я танковая группа основы наступление 30 сентября 1941 года на брянско-орловском курсе, на северо-восток. Она должна была при мощной поддержке люфтваффе как можно скорее прорваться к Орлу. Уже 1 октября танки Гудериана прорвали оборону 13-й армии Брянского фронта, взяли Севск и Фатеж. 3-го пал Орёл. Левое покрывало 2-й танковой группы поворачивает на Брянск, сходят в тыл русским армиям, которые оборонялись перед немецкой 2-й полевой армией Вейхса.

2 октября 1941 года иные армии группы армий «Половина» при поддержке 4-го и 2-го воздушных флотов начали наступление. 2-я и 4-я армии при поддержке 4-й танковой группы прорвали советскую оборону в зоне Рославля. Гитлеровцы возложили начин окружению двух больших советских группировок: на юге – в районе Брянска и на севере – в районе Вязьмы.

«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Баррикада на Смоленской улице в Москве. Осень 1941 г.
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Колонна советских бронебойщиков вытекает по московской улице
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Командир филиалы пулеметчиков И. И. Карачевцев 1-го батальона московских пролетариев проводит занятия с бойцами отделения. Октябрь 1941 г.

Брянский котёл

Русские армии, оборонявшиеся в зоне Брянска, с заката были атакованы 2-й армией, а с востока зашли танки Гудериана.

6 октября немцы взяли Карачев и Брянск. Армии Брянского фронта бывальщины расчленены, части трёх армий (50-я, 3-я и 13-я попали в окружение). Было образовано два котла: нордовее (50-я армия) и полуденнее (3-я и 13-я армии) Брянска. Отход армий Брянского фронта завязался 8 октября. Управление войсками фронта было преступлено, комфронта Ерёменко 13-го был ранен. Армии вели бои по прорыву перстни окружения и выхода к своим до 23 октября.

50-я армия Петрова совершала прорыв на восход. Командарм 10-го был тяжко ранен и помер. Из окружения 20 октября в район Белева вырвались около 6,7 тыс. человек и штаб армии. Армию пришлось формировать наново. 3-я армия Крейзера отходила на юго-восток и 23-го вышла в поясу Понырей. Шли через болота, танки и транспорт пришлось уничтожить. 13-я армия Городнянского, после того как горючее кончилось, кинула всю тяжкую технику и собственность и прорывалась в районе Фатежа. Войска фронта и авиация поддержали прорыв. 18 октября останки армии вышли к своим. Армии 13-й армии утеряли до 50 % личного состава и почти всю матчасть.

В итоге из окружения вышли управления трёх армий, останки 18 дивизий, утеряв утилитарны всё тяжелое вооружение и технику. Потери 50-й армии были самыми тяжелыми: из котла вышло не немало 10 % собственного состава. Однако резервов на этом курсе практически не было, поэтому, пополнив армии, чем смогли, их тут же кинули в бой. Упорное сопротивление армий Брянского фронта на брянско-орловском курсе сорвало темпы наступления и сковало вящие силы противника на 17 суток. Это позволило нашим армиям подготовить оборону в зоне Тулы и Можайской линии.

В итоге гитлеровцы не смогли совершить глубокий охват Москвы с юга.

«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Немецкая колонна на улице захваченной Вязьмы
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Немецкая колонна на улице Ленина. Орёл. 3 октября 1941 г.
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Танки Pz. Kpfw. III и полугусеничные тягачи Sd. Kfz. 10 2-й танковой дивизии вермахта во пора наступления на Москву. Октябрь 1941 г.

Вяземский котёл

Схожая ситуация уложилась и на нордовом фланге немецкого наступления.

4-я танковая группа и 4-я армия после прорыва в зоне Рославля повернули на север. 9-я армия, сковывая противника с фронта, опоясывала его с норда, а 3-я танковая группа повернула на юг и ударила в тыл. 7 октября немцы мочами 56-го моторизованного корпуса 3-й танковой группы с норда, 46-го и 40-го моторизованных корпусов 4-й танковой группы с юга и восхода прорвались к Вязьме, повстречались восточнее города и окружили значительные мочи из состава советских 19-й, 20-й, 24-й, 32-й армий и группы Болдина. Был образован Вяземский котёл.

Советское командование начин отвод армий 5–6 октября. Однако отступление проходило в условиях частичной утраты управления и ожесточенных боев, потому вывести армии не успели.

В окружении оказались управления 4-х армий, 37 дивизий, 9 танковых бригад и иных долей. Часть окруженной группировки возглавил командующий 19-й армии генерал Михаил Лукин. При выходе из окружения он был тяжко ранен и потрафил в плен. Лукина до конца войны держали в концлагерях и пытались «обработать», завербовать, но он держался достойно, не поддался. Окруженные советские армии колотились до 13–14 октября, сковав до 28 дивизий противника. Часть войск смогла прорваться к своим, с боями вышли на Можайскую оборонительную черту. Вышли останки 16 дивизий, численность от 500 до 2 000 бойцов. Из прочих дивизий вырвались из котла небольшие группы и отдельные бойцы.

В итоге Алая армия понесла тяжкие потери: по немецким этим, только пленными в двух котлах под Брянском и Вязьмой было взято немало 660 тыс. человек. Погиб командующий 24-й армии Константин Ракутин (бывший пограничник, пал в бою), в плен потрафил командующий 32-й армией Сергей Вишневский, командующий 20-й армией Филипп Ершаков (погиб в концлагере).

Однако геройское сопротивление окруженных советских армий позволило Ставке восстановить фронт на московском курсе.

Это был огромный успех немецкой армии. Нацистская пропаганда торжествовала.

9 октября 1941 года начальство имперского управления информацией заявил, что

«исход ругани решён, и с Россией покончено».
В газете «Фелькишер беобахтер» (Völkischer Beobachter, «Общенародный обозреватель», рупор НСДАП) 13 октября сообщалось:

«На пространном фронте маршируют и катятся на восход наступающие немецкие доли. Нет слов для описания размеров советского поражения!»
Также победно бывальщины настроены и немецкие генералы.

Генерал Блюментрит, начальство штаба 4-й армии, строчил:

«Казалось, Москва вот-вот падёт.
В группе армий «Середина» все стали большими оптимистами.
От фельдмаршала фон Бока до бойца все надеялись, что вскоре мы будем маршировать по улицам русской столицы».
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Танки Pz. Kpfw. 38(t) 7-й танковой дивизии вермахта во пора наступления на Москву. Октябрь 1941 г.
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Танк КВ-1 из состава 4-й танковой бригады 1-го особого гвардейского стрелкового корпуса, подбитый 4 октября 1941 года на северо-восточной окраине города Орел во пора проведения рекогносцировки сражением

Продолжение битвы

14 октября немецкое командование издало приказ о продолжении Московской операции.

В нём отмечалось, что противник расшиблен, останки русских отходят. 4-я армия и 4-я танковая группа должна была нанести удар прямо на Москву, окружая её с заката, юга и норда. 2-й танковой армии Гудериана (2-я танковая группа реорганизована в армию 5 октября) предписывалось охватить русскую столицу с юго-востока, а затем и с восхода. 2-й армии приказали надвигаться на Елец и Богородицк, прикрыв полуденный фланг армии Гудериана. 9-я армия Штрауса и 3-я танковая группа Гота атаковали в обход Москвы с норда.

Гитлеровцы влеклись завершить операцию ещё в октябре, сломить заключительнее сопротивление русских.

Таким образом, группа армий «Середина» прорвала фронт, обступила и разгромила армии Брянского, Западного и Резервного фронтов. Немцы, используя размашистые бреши в советской обороне, скоро продвигались вперёд и к половине октября достигли рубежа Мценска, Калуги, Бородино и Калинина, то кушать прошли две трети линии до Москвы.

Москве угрожала летальная опасность.

Однако битва за Москву только началась. Чрезмерными усилиями советская Ставка возрождала оборону на подступах к Москве. Чем ближней к советской столице, тем упорнее и сильнее становилось сопротивление русских.

Так, 1-й гвардейский стрелковый корпус Лелюшенко из пояса Мценска стукнул по группе Гудериана. В районе Мценск – Орёл девять дней шло яростное сражение. Немецкие танки приостановили на Орловщине и не дали прорваться к столице по кратчайшим курсам: Орёл – Тула – Москва и Брянск – Москва.

Когда рухнула оборона Западного и Резервного фронтов, черта на Москву для неприятеля был открыт, и Ставка начинает переброску дивизий из стратегического резерва и соседних фронтов. До подхода резерва проводилась экстренная мобилизация всех вероятных сил, какие могли прикрыть Москву и выиграть пора ценой своей гибели. Для этого привлекались стоявшие в Москве и Подмосковье дивизии и части НКВД, гарнизоны, истребительные батальоны, училища, институты и академии.

К образцу, по боевой тревоге подняли пехотное и артиллерийское училища Подольска, московские имени Ленина Военно-политическую академию и Военно-политическое училище, какие получили распоряжение взять оборону под Малоярославцем и Можайском. Сводный полк военного училища имени Верховного совета РСФСР, возвышенный в станах под Солнечногорском (1 тыс. курсантов и 4 орудия), пошёл в Волоколамский укрепрайон.

10 октября Западный и Резервный фронты бывальщины слиты в одинешенек Западный фронт под началом Жукова. Он начал создавать новый оборонительный фронт на рубеже Волоколамск – Можайск – Малоярославец – Калуга.

Из стратегического резерва и соседних фронтов на это курс перебрасывают 11 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад и другие части. Также были использованы остатки дивизий, какие вырвались из котлов. Ими прикрываются главные направления. Одновременно формируются новоиспеченные армии: 5-я армия Лелюшенко (на можайском курсе), 43-я армия Акимова (малоярославецкое курс), 49-я армия Захаркина (калужское курс), 16-я армия Рокоссовского (волоколамское курс).

Уже 13 октября начались бессердечные бои на всех основных направлениях. Фронт был в цельном восстановлен.

«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Бойцы расчета советской 122-мм корпусной пушки А-19 стряпают орудие к бою на позиции под Москвой
«Представлялось, Москва вот-вот падёт»
Советские танки Т-34 на марше во пора боев на Бородинском поле под Москвой. Октябрь 1941 г.

>