Компания с офисом у погосты: Как ведёт дела аэроклуб, чей самолёт L-410 разбился в Татарстане

У авиаклуба, какой использовал L-410, были серьёзные финансовые проблемы, что могло сказаться на обслуживании самолёта. Чтобы заработать, борт также могли перегрузить пассажирами. Итог —16 потерянных.

Компания с офисом у погосты: Как ведёт дела аэроклуб, чей самолёт L-410 разбился в Татарстане

Главное военное следственное управление Следственного комитета РФ возбудило уголовное дело по статье 263 УК “Нарушение правил эксплуатации воздушного корабли” после крушения самолёта L-410 в Мензелинском районе Татарстана. Сейчас следователи изымают документацию в аэроклубе, который эксплуатировал аэроплан, а также заказали специальные технические экспертизы. Специалисты смогут ответить на вопрос о причинах катастрофы. Среди предположений отрабатывается технический фактор. По одной из версий, у аэроплана в полёте отказал левый двигатель. Это, например, могло произойти из-за проблем с техникой или попадания птицы. По другой версии — перегруз. По предварительным этим, на борту L-410 должно было быть два члена экипажа и 17 парашютистов. Однако в момент крушения в самолёте было 22 человека. Выжили лишь шесть человек. Не исключено, что именно из-за перегруза произошла внештатная ситуация.

Учитывая финансовые показатели аэроклуба, обе версии могут быть реальными.

Аэроплан Let L-410, разбившийся сегодня в Татарстане, сошёл с конвейера весной 1987 года. Десять лет он служил Военно-воздушным силам вначале СССР, затем России. Потом его передали обществу ДОСААФ. Последнее время под бортовым номером RF-94591 его эксплуатировал аэроклуб в городе Мензелинске.

Видео © Shot

Аэроплан L-410 считается проблемным, поэтому требует постоянного контроля. Практически все L-410 были изготовлены ещё в советские времена чешской компанией Aircraft Industries. Итого за время эксплуатации этих самолётов в мире произошло более ста катастроф, в которых погибло около 400 человек. Завод-изготовитель регулярно рассылает авиакомпаниям предупреждения и директивы о добавочной проверке узлов и агрегатов L-410. На это время их полёты рекомендовано приостановить. Проблемы были и с двигателями, которые выпускает чешский завод GE Aviation Chech.

Следователи будут выяснять, попадал ли этот самолёт под отзывные кампании, как на это реагировали в аэроклубе, как его обслуживали и ремонтировали. Если выяснится, что ради экономии L-410 проходил сервис нерегулярно, должностным ликам авиаклуба грозит уголовное дело.

Сайт аэроклуба легко найти в Интернете — skyjump.ru. Прыжок стоит от девяти до десяти с половиной тысяч рублей в подневольности от веса клиента. Также к услугам парашютистов гостиница. Номер — до 2700 рублей в сутки.

Судя по сайту, первым ликом аэроклуба можно назвать Равиля Нурмехаметова — руководителя Мензелинского филиала АНО “Центральный аэроклуб Республики Татарстан ДОСААФ России”.

Компания с офисом у погосты: Как ведёт дела аэроклуб, чей самолёт L-410 разбился в Татарстане

Другой менеджер — Валентина Шайхутдинова, гендиректор компании “Мензелинское авиационное предприятие”. Согласно базе СПАРК, именно этой фирме относится сайт аэроклуба. Офис аэроклуба находится у христианского и мусульманского кладбищ.

Компания с офисом у погосты: Как ведёт дела аэроклуб, чей самолёт L-410 разбился в Татарстане

По бумагам бизнес Нурмехаметова и Шайхутдиновой стабильно убыточен. Выручка “нечистыми” выглядит солидно — 13–15 миллионов рублей в год. Но после вычета расходов остаётся дыра — в среднем минус два-три миллиона. Ещё удивительным образом усыхают активы аэроклуба. В 2016 году они достигали 66 миллионов рублей, в 2017-м сократились до 10 миллионов, в прошедшем году рухнули ниже нуля — до минус одного миллиона. То есть долги организации превысили стоимость её активов. По итогу прошедшего года эксперты СПАРК посчитали ООО “Мензелинское авиационное предприятие” высокорисковым из-за отсутствия собственного капитала.

Мензелинский аэроклуб регулярно принимает вящих гостей. Например, в начале года у них побывали сотрудники НИИ ЦПК имени Гагарина. Им оказали услуги по парашютной подготовке и выделили повышенной комфортности номера в отелю. Тендер прошёл по базе госзакупок и обошёлся сотрудникам НИИ в шесть миллионов.

Интересная деталь: в 2010 году антимонопольщики сквозь суд разорвали договор аренды лесных участков, заключённый между ГБУ “Мензелинское лесничество” и аэроклубом. Обращает на себя внимание то, что ранее аэроклуб учредил ООО “Мензелинское охотничье хозяйство “Юртовское”, ныне уже ликвидированное.

Компания с офисом у погосты: Как ведёт дела аэроклуб, чей самолёт L-410 разбился в Татарстане

Сообразно базе СПАРК, Равиль Нурмехаметов всю жизнь работал в системе ДОСААФ. А вот его коллега по аэроклубу Валентина Шайхутдинова занимается ещё и стройкой. В её действующей строительной компании “Камстройремонт” трудится всего один человек. Финансовые показатели там печальные — сплошные убытки.

Буквально полгода назад Валентина Шайхутдинова отворила в Мензелинске ещё один аэроклуб под очень похожим названием — ООО “Мензелинское авиапредприятие”. Его адрес полностью совпадает со старым клубом, чьи клиенты ныне погибли в авиакатастрофе. Владельцем нового аэроклуба стал Сергей Серендеев, президент Федерации парашютного спорта РФ и помощник председателя ДОСААФ РФ.

Мензелинский аэроклуб ранее уже попадал в дебоши в связи с гибелью парашютистов. Однако расследование показало, что трагедии и инциденты были результатом стечения обстоятельств, нежели халатности работников клуба. Так, в мае 2018 года во пора выполнения группового прыжка разбились двое известных в Татарстане бизнесменов — Олег Щелканов и Рушан Сибгатуллин. Они в составе группы выполняли элемент “независимое падение” с высоты четыре тысячи метров. В полёте парашют одного из бизнесменов врезался в раскрывшийся парашют другого. Летом 2016 года тут разбилась 38-летняя парашютистка — она потеряла сознание в самом начале прыжка.

Аэроклуб регулярно заключает контракты с НИИ ЦПК имени Гагарина на тренинги космонавтов. А в 2010 году именно в Мензелинске на базе аэроклуба проводился чемпионат мира по парашютному спорту.

>