Маршал Ланн. Пик карьеры и крах «Роланда французской армии»

Маршал Ланн. Пик карьеры и крах «Роланда французской армии»
Ланн в битве при Эсслинге, литография XIX в.

В статье Жан Ланн. «Роланд французской армии» был начат рассказ об этом наполеоновском маршале. Мы сообщали о юности Ланна, его участии в войнах на территории Испании и Италии, его знакомстве с Бонапартом. Сегодня мы продолжим и закончим этот рассказ.

Ланн в брани Третьей коалиции

Итак, после охлаждения отношений Наполеона и Ланна, вызванного бестактностью и бесцеремонностью этого генерала, не желавшего соображать, что времена изменились, и Бонапарт теперь руководитель государства, а не простой генерал, Первый консул все же вернул опального соратника на военную службу. Ланн был награжден орденом Почетного легиона, заведён в число маршалов Франции и назначен командиром V корпуса Великой армии. Во время Ульмской операции (7–20 октября 1805 года) Ланн, услышав далекую канонаду, принял самостоятельное решение пойти к Вертингену. Здесь он нашел войска Иоахима Мюрата, атакованные превосходящими мочами противника. Вместе они разгромили австрийцев.

15 октября того же года корпуса Ланна и Нея захватили высоты Ульма, взяв в перстень австрийскую Дунайскую армию. Генерал Мак и эрцгерцог Фердинанд капитулировали через 5 дней. А затем Ланн принял активное участие в беспрецедентном захвате (без целого выстрела) хорошо укреплённого Таборского моста через Дунай.

В романе Л. Толстого «Война и мир» об этом ернически рассказывает адъютант Кутузова Билибин:

«Мюрат, Ланн и Бельяр, садятся верхотурой и отправляются на мост. (Заметьте, все трое гасконцы.)
– Господа, – говорит один, – вы знаете, что Таборский мост минирован и контраминирован, и что перед ним грозный têtedepont и пятнадцать тысяч армии, которому велено взорвать мост и нас не пускать. Но нашему государю императору Наполеону будет приятно, ежели мы возьмем этот мост. Поедемте втроем и возьмем этот мост».
О том, что было дальней (и о предыстории тех событий) я уже писал, не будем повторяться.

Рассказ об этой поистине невероятной трагикомической операции, которую в Австрии до сих пор именуют «чудом Венского моста», вы можете прочитать в опубликованной ранее статье Две «гасконады» Иоахима Мюрата.

Маршал Ланн. Пик карьеры и крах «Роланда французской армии»
Эжен Луи Шарпантье. Захват моста сквозь Дунай французами
После захвата Таборского моста в крайне опасной ситуации оказалась российская армия Кутузова. В итоге отряду П. Багратиона, прикрывавшему отход основных сил, пришлось выдержать тяжелейший арьергардный бой у Шенграбена, в котором принимали участие также и отдельный части корпуса Ланна.

Затем было знаменитое Аустерлицкое сражение, в котором Ланн действовал на левом фланге французской армии.

Движение русско-австрийской армии завязалось в 4 часа утра. Первые три колонны союзных войск были нацелены против правого фланга французов, где находился III корпус маршала Даву. Сообразно плану, составленному Вейротером, они пытались ещё и обойти его. Даву начал медленно отходить вглубь Гольдбахской долины, увлекая за собой русско-австрийские армии. Затем с Праценских высот спустилась 4-я колонна, с которой находился Кутузов – и попала под удар IV корпуса Сульта, который рассек союзную армию на две доли.

Практически одновременно пошли вперёд войска левого фланга французов: корпуса Ланна и Бернадота ударили по фронту 5-й и 6-й колонн союзников, конница Мюрата обошла их с фланга. Корпус Даву перешел в контратаку, а Сульт к этому времени захватил Праценские высоты. К 14:30 сражение союзниками было продуто.

Расчлененная на несколько частей и практически неуправляемая русско-австрийская армия потерпела сокрушительное поражение.

Война Четвертой коалиции

После разгромы России и Австрии поиграть мускулами решил грезивший славой Фридриха Великого прусский король Фридрих Вильгельм III. Он выдвинул ультиматум об эвакуации французских армий из германских княжеств.

И началась война, о которой Генрих Гейне сказал:

«Наполеон дунул на Пруссию, и она перестала существовать».
Король Фридрих Вильгельм III и его супруга Луиза бежали тогда аж в окраинный прусский город Мемель, который литовцы потом назвали Клайпедой.

В кампании 1806–1807 годов в битве при Йене V корпус Ланна был в центре французской армии. Слева от него занял позиции корпус Ожеро, справа находился корпус Сульта. Корпус Ланна первым двинулся вперёд и разгромил авангард прусской армии. В дальнейшем штурм 100-го линейного полка, которую возглавил сам Ланн, стала одним из решающих эпизодов этого сражения.

Маршал Ланн. Пик карьеры и крах «Роланда французской армии»
Жан-Батист Детайль. Французы с прусскими штандартами после битвы при Йене

Новоиспеченные сражения с русской армией

Менее удачным для Ланна стало столкновение с русскими при Пултуске (26 декабря 1806 года), в каком он получил очередное ранение (седьмое по счету).

После разгрома Пруссии, Наполеон повел свои войска на восток – в польские земли и взял Варшаву. Навстречу ему двинулась русская армия, главнокомандующим которой Александр I поставил престарелого и уже не вполне адекватного графа М. Ф. Каменского. Этот генерал-фельдмаршал, какого Державин назвал «Последним мечом Екатерины», когда-то считался соперником самого Суворова. Увы, времена славы этого полководца давным-давно прошли, и признаки старческой деградации личности просто бросались в глаза. Уже Екатерина II в конце жизни говорила, что «Каменский ни к чему не пригоден». Павел I отправил его в отставку ещё в декабре 1797 года.

Александр попробовал было в 1802 году вернуть М. Каменского на службу, назначив военным губернатором Петербурга, но сократил менее чем через три месяца. Можно представить, насколько разочарован в своих генералах был тогда он, если снова вспомнил вдруг об этом уже давным-давно отошедшем от дел старике, который безвылазно жил в деревне, ведя жизнь типичного «дикого» помещика-самодура.

Вначале Каменский решил дать генеральное сражение под Пултуском и несообразительными распоряжениями по движению войск запутал не только своих генералов, но и самого Бонапарта. Наблюдая за странными перемещениями русских корпусов, Наполеон выжидал, не мастеря до поры «резких движений», так как опасался какой-нибудь «азиатской хитрости».

Закончилось все тем, что Каменский вручил Беннигсену приказ, в котором говорилось:

«Я … верхотурой ездить не могу, следственно и командовать армией… Думать должно о ретираде в наши границы, что и выполнить сегодня».
После чего отправился в свое поместье, где в августе 1809 года был убит крепостными, доведенными до отчаяния его самодурством.

Часть командующих корпусами, выполняя последнее распоряжение Каменского, двинули свои армии на восток. Бенигсен, прикрывая их движение, остался у Пултуска. Здесь его корпус и был обнаружен Ланном, который неправильно оценил мочи противника и вступил в бой, имея почти в два раза меньше войск.

Первые атаки были отбиты, но с подходом дивизии Гюдена Ланн опять отдал приказ атаковать русских. Французы были отброшены на прежние позиции, и сражение закончилось «вничью».

На следующий день Бенигсен сделался отводить свои войска (что он, в условиях общего отступления, собирался делать и без вмешательства Ланна). По старой, но свято почитаемой во всех армиях вселенной традиции, оба военачальника – Ланн и Бенигсен, бодро отрапортовали о победе.

Маршал Ланн. Пик карьеры и крах «Роланда французской армии»
A. Champion. Battle of Pułtusk, 1806
Наконец, 14 июня 1807 года авангард французской армии под командованием Ланна вступил в бой с отходящей русской армией у Фридланда. Численный перевес (и весьма значительный) был на стороне русских, однако Ланн держался целых 14 часов, пока не пришлась драгунская дивизия генерала Груши. А затем явились и основные силы французов. Поражение в этом сражении вынудило русскую армию покинуть Польшу.

После этого Александру I пришлось приступить мирные переговоры, завершившиеся заключением Тильзитского мира. В победу уже не верили даже ближайшие родственники Александра.

Великий князь Константин, меньший брат императора, сказал ему тогда:

«Государь, если Вы хотите продолжения войны с Наполеоном, то лучше раздайте каждому из боец и офицеров по заряженному пистолету и прикажите выстрелить в себя, результат будет таким же».
По итогам этой кампании Ланн получил… российский орден святого Андрея Первозванного. Это случилось в рамках своеобразного обмена высшими наградами империй.

Кроме Ланна, российский орден получили Наполеон и его брат Жером, Талейран, Бертье и Мюрат.

Кавалерами ордена Почетного легиона сделались Александр I, его брат великий князь Константин, А. Б. Куракин, Д. И. Лобанов-Ростовский и А. Я. Будберг. А также (совершенно случайно) – правофланговый почетного караула Преображенского полка Алексей Лазарев.

Наполеон тогда вдруг изъявил жажда наградить «храбрейшего из русских солдат». Александр обратился к командиру полка Козловскому, а тот, растерявшись, ответил: «На кого укажете, тот и будет храбрейшим». С орденом Лазарев получил французскую пенсию в 1 200 франков в год.

Маршал Ланн в Испании

Томиться своим маршалам Наполеон не давал, и в ноябре 1808 года Ланн отправился с императором в охваченную антифранцузским восстанием Испанию.

Командуя 3-м и 5-м корпусами, Ланн сумел 23 ноября того же года одержать победу над 45-тысячной испанской армией в сражении у Туделя, а затем довершить ее разгром в битвах при Палафоксе и Кастаньосе.

Затем в декабре он возглавил армии, осаждавшие Сарагосу. Решающий штурм начался 20 февраля 1809 года и оказался столь тяжёлым и кровавым, что произвел тяжкое впечатление не только на испанцев, но и на французов. Ланн, получил небольшой отпуск, который закончился уже весной 1809 года.

Заключительная весна маршала Ланна

В апреле 1809 года началась Война Пятой коалиции, в которой противниками Франции выступили Австрия и Великобритания. Ланн получил командование над II корпусом. Совместно с ним он сражался при Абенсберге (20 апреля 1809 года), Экмюле (22 апреля 1809 года) и Регенсбурге (23 апреля 1809 года).

Ланн мог погибнуть ещё у Регенсбурга. Когда бойцы отказались снова идти на штурм под плотным огнем австрийцев, он, взяв лестницу, пошел с ней один, сказав:

«Сейчас я покажу вам, что до того, как сделаться маршалом Франции, я был гренадером!»
За ним по долгу службы отправились адъютанты, к ним присоединились некоторые офицеры, а за ними – и солдаты. Крепость была взята.

Но роковой для Ланна все же сделалась битва при Асперне (также ее называют сражением при Эсслинге), которая состоялась 21–22 мая 1809 года.

Маршал Ланн. Пик карьеры и крах «Роланда французской армии»
Jean-Charles Perrin. Ланн во главе армий в битве при Эсслинге
Именно здесь Наполеон потерпел первое в своей жизни (и весьма крупное) поражение.

Ланн же тогда командовал правым флангом французской армии.

Для французов эта битва завязалась совсем неплохо: австрийцы были опрокинуты и отступали. Но неожиданно обрушился мост через Дунай, и часть французской армии очутилась на другом берегу перед лицом превосходящих сил противника. Спасать положение был отправлен Ланн.

Развязка наступила около 16 часов 22 мая, когда пуля сразила бывшего рядом с ним генерала Буде, и тут же пушечное ядро перебило ноги самому Ланну. Сделав из своих ружей носилки, 12 гренадеров эвакуировали маршала на остров Лобау.

Маршал Ланн. Пик карьеры и крах «Роланда французской армии»
Эжен Луи Лами. «Кончина Ланна»
Главный хирург армии Ларрей ампутировал ему ногу. Именно тогда приближенные увидели слезы на глазах посетившего Ланна Бонапарта.

Маршал Ланн. Пик карьеры и крах «Роланда французской армии»
Albert Paul Bourgeois. Наполеон и умирающий маршал Ланн
Между тем к вечеру 22 мая все бойцы Ланна смогли перебраться на остров Лобау. Французы потеряли порядка 24 тысяч человек, в том числе 23 генерала и одного маршала. Австрийцы – возле 22 тысяч солдат и офицеров и 13 генералов.

Ланну приписывают знаменитую фразу:

«Гусар, который не убит в 30 лет, – не гусар, а дрянь».
(Вообще-то, не «дрянь», а иное слово). Сам он умер в возрасте 40 лет – в занятой французами Вене. Умирал долго, тяжело и мучительно. Произошло это 31 мая 1809 года. Предание ратифицирует, что последние слова Ланна были обращены к Наполеону:
«Живите и спасите армию!»

Впрочем, по другой версии, перед кончиной Ланн, напротив, упрекал Бонапарта за предательство и забвение республиканских идеалов.

Тело маршала было привезено в Париж и торжественно захоронено в Пантеоне.

Любопытно, что в честь Ланна во Франции получил наименование новый сорт сирени с голубоватым окрасом соцветий. А память его жены увековечена в названии одного из сортов роз («Герцогиня Монтебелло»).

Внуком этого маршала был посол Франции в России, на балу у какого в день Ходынской трагедии танцевали Николай II и его жена Александра.

Маршал Ланн. Пик карьеры и крах «Роланда французской армии»
Бал у французского посла в день Ходынки.
Иллюстрация журнала «Всемирная история», 1896 г.

>