Неживое дело: Отчего закрыли научные опыты профессора Юдина

Зачем советская медицина основы экспериментировать с переливанием крови померших людей и чем это закончилось.

Неживое дело: Отчего закрыли научные опыты профессора Юдина

Эксперимент на собаке

Неживое дело: Отчего закрыли научные опыты профессора Юдина

Впервые идея перелить мёртвую кровь пришагала в голову хирургу Владимиру Шамову. Эксперимент, какой он произвёл в 1928 году, сейчас назвали бы экстремальным — он выкачал у собаки две трети объёма крови и влил вместо неё кровь пса, какой был уже 11 часов как мёртв. Пес операцию перенесла стойко, сначала от потери крови потеряла сознание, после очнулась. Операция доказала, что подобное переливание вероятно.

О своём открытии Шамов рассказал на III Всеукраинском съезде хирургов. Прочертить эксперимент на человеке он не захотел, коллеги тоже не пожелали по этическим и законодательным соображениям. В то пора страну захлестнула эпидемия сифилиса, все мочи врачей были брошены на борьбу с этим недугом, однако анализ крови на вирус проходил так длинно, что зачастую пациенты, не дождавшись итогов, умирали.

На этом съезде присутствовал Сергей Юдин, в голове которого мысль о переливании крови завязла надолго. Он служил заведующим хирургическим филиалом Института скорой помощи имени Склифосовского. По воспоминаниям коллег по работе, Сергей был храбрым и весьма экстравагантным человеком с амбициями, соображающим, что время изменилось и то, что вчера было табу, сегодня можно внедрить как новоиспеченный метод лечения.

Пусть лучше помрёт от сифилиса!

Неживое дело: Отчего закрыли научные опыты профессора Юдина

К 1928 году он был уже популярным врачом, в том числе имевшим опыт пребывания в США, ему мастерили предложения по работе. Свой хирургический опыт Юдин приобрёл на фронтах Первой всемирный войны, где проблема переливания крови была одной из самых значительных. Он же одним из первых стал оперировать под спинальной анестезией.

Его храбрость зачастую не находила понимания у окружающих: так, он первый среди советских докторов удалил опухоль у собственной матери — оперировать родственников тогда было не зачислено. Он же, решив, что его сын тоже должен выучиться на хирурга, сделался его брать в операционную с шести лет. Психика ребёнка, следившего за манипуляциями папу, оказалась подорванной. А узнав, что одна из его ассистенток неплохо рисует, он сказал, что ему срочно нужны рисунки разрезов тканей и органов человека и, не колыхаясь, запер девушку на ночь в покойницкой.

Опробовать новый метод переливания крови от мёртвого живому он решил в ближайшее пора. Случай подвернулся 23 марта 1930 года. В Институт имени Склифосовского привезли мужа, который умирал от утраты крови после попытки самоубийства. Практически одновременно с ним в морг “Склифа” на скорой помощи привезли остывающее тело помершего старика. Юдин быстро выяснил, что группы крови умершего и ещё живого пациента идентичны. О том, что патологоанатом его отдаст, не было и выговоры: в этот момент патолого-анатомическое отделение института возглавлял профессор Русаков, который, будучи прекрасным специалистом, плотно сидел на морфии, а наркотик он доставал сквозь Юдина.

Пускай лучше помрёт от сифилиса, чем от кровопотери! — заявил Юдин изумлённым ассистентам и влил бедолаге пол-литра трупной крови.

Пациент выжил, а Юдину всё-таки пришлось объясняться с прокурором. Наука была ещё молода, и победителей судить не сделались. Зато метод Юдина осудили за рубежом: когда Шамов в 1935 году поехал на Первый международный конгресс по переливанию крови в Рим, итальянские коллеги обвинили того в богохульстве, к ним примкнула и католическая храм. Советская же страна сначала помялась, а после, уже в 1962 году, присудила посмертно Владимиру Шамову и Сергею Юдину Ленинскую премию за новации в зоны медицины.

Кровь мертвецов для советских граждан

Неживое дело: Отчего закрыли научные опыты профессора Юдина

В 1938 году Наркомздрав, оценив успехи врача, разрешил использовать трупную кровь для переливания. Исподволь уложились правила отбора трупов. Брали только тела мужчин, скончавшихся от инсульта, инфаркта, и удавленников. Исключалось использование тел, каким оказывали врачебную помощь и делали инъекции, исключались тела с ушибами, ссадинами, явными проявлениями болезней. Ученик Юдина — профессор Хватов повествовал, что самыми “чистенькими” почитались мужчины, скончавшиеся в банях от инсультов и инфарктов не позднее чем шесть часов назад.

С телами покойных советских граждан не церемонились — подвешивали книзу башкой, делали надрез на яремной вене и выкачивали три литра крови, а затем с помощью промывочной жидкости извлекали ещё литр, всё это сливали в стерильные контейнеры. Сергей Юдин полагал, что кровь мертвецов — натуральная панацея, спасающая пациентов от тромбозов, так как сквозь некоторое время трупная кровь освобождается от фибриногена и разжижается, и поэтому обладает особыми свойствами, в том числе тем, что её можно хранить без добавочных лекарственных вливаний.

Если в 1935 году была выкачана кровь у 264 тел, то в 1950-м врачи сделали забор из 534 тел. Апогеем сделался 1967 год, тогда в СССР работали 22 “лаборатории” по забору трупной крови. Самые крупные были в Москве, Ленинграде, Минске, Киеве, Львове, Гомеле, Саратове, Челябинске, Новокузнецке и Кемерове. С 1955 года по 1972-й в СССР в посредственном заготавливали по 2,5 тонны крови тел в год. Процесс был поставлен на поток и экономически обоснован — в городах с населением меньше полумиллиона человек такая лаборатория была признана “нерентабельной”.

“Неживое” дело

Неживое дело: Отчего закрыли научные опыты профессора Юдина

После распада Советского Альянса дело стало глохнуть: изменились правила доставки трупов в морги, сделалось меньше “чистеньких” тел. Проводится ли подобная “заготовка” сейчас, большенный вопрос. Такая практика и сейчас выходит за рамки этики. Так, многие против по религиозным мотивам. Но есть и законодательный аспект: так, пункт 10 статьи 47 Федерального закона № 323 гласит, что “изъятие органов и материалов… у тела не допускается, если медицинская организация на момент изъятия в установленном законом порядке поставлена в известность о том, что померший или его родственники заявили о своём несогласии на изъятие органов и материалов после смерти”.

Судьба же автора переливания трупной крови была печальной. В 1948 году Сергея Юдина и его супругу и ассистентку Марину Голикову взяли по подозрению в шпионаже и касательствах с английской разведкой. В его квартире нашли письма, которые он получал от английского посла, листовки Партии “кадетов”, а также манифест к Всероссийскому крестьянству ЦК эсеров. В итоге Сергей Юдин получил 10 лет ссылки в город Бердск Новосибирской зоны, где, впрочем, продолжал заниматься выбранной профессией. Пробыл он там недолго и уже в 1953 году был освобождён и при активном участии Николая Булганина с супругом пришёл в Москву, где ему сразу предоставили новую квартиру на девятом этаже в высотном здании около Красных Ворот. Помер он сквозь год, летом 1954-го.

>