Михаил Богданов: за что репрессировали «автора» победы на Халхин-Голе

Новость опубликована: 26.12.2019

Михаил Богданов: за что репрессировали «автора» победы на Халхин-Голе

Михаил Богданов: за что репрессировали «автора» победы на Халхин-Голе

Над этой загадкой до сих пор разламывают голову исследователи архивов и историки. Как так получилось, что почти сразу после победы на Халхин-Голе начальник штаба Первой армейской группировки Михаил Андреевич Богданов – незаслуженно позабытый главный разработчик операции, был арестован и осужден на четыре года исправительно-трудовых лагерей? И главное, почему сразу после основы войны его амнистировали и вернули ему звание – как ни в чем не бывало. Ошибка «органов»? Или результат провокации японской военщины?

До Халхин-Гола

О Богданове популярно мало. По данным Военного библиографического словаря «Великая Отечественная. Комдивы», Богданов появился на свет в 1898 году в заводской семейству питерских рабочих, в тринадцать лет пошел работать на завод.

В 1916 году Михаил был рекрутирован в армию, но пройти по мостовой Берлина ему не довелось – завязалась революция. Возможно, даже пороху понюхать не удалось как следует. Он очутился в самой гуще событий – принимал участие во взятии Зимнего, а затем пошел отстаивать новую власть: командовал отделением, а затем взводом красноармейцев.

Продолжил службу в РККА, медленно, но верно продвигаясь по должностной лестнице. В конце 1920-х был направлен на учебу в академию Фрунзе – кузницу кадров Красной армии. После выпуска служил на местах начальника оперотдела дивизии, начштаба дивизии, а затем стал комдивом в Белоруссии. В 1938 году он был в Испании военным советником штаба фронта республиканцев близ Валенсии и получил орден Ленина.

В крышке мая 1939 года, когда на реке Халхин-Гол уже шли бои, был произведен в комбриги, а в начале лета был отправлен в Монголию как начштаба комдива Георгия Жукова, где Квантунская армия угрожала расширить границу марионеточного государства Маньчжоу-Го «вплоть до Байкала».

Халхин-Гол

Положение войск СССР в Монголии было сложным. Несмотря на перевес в воздухе, на земле Квантунская армия превосходила силы СССР и Монголии. К тому же до места деслокации советские войска должны бывальщины совершить марш-бросок в 1400 километров.

В июле японцы сумели захватить плацдарм – гору Баян-Цаган и изрядно потеснить армии на приграничном берегу Халхин-Гола, но советским солдатам удалось оттеснить «самураев» за реку, перебив больше 8 тыс. врагов. Правда, принудить японцев отойти за линию границы так и не удалось.

Богданов вошел в Военсовет Первой армейской группы, созданный для разработки плана контрнаступления, и сделался основным разработчиком операции, которая сыграла главную роль в разгроме японцев.

К началу операции, которая состоялась 20 августа, Первая армейская группировка насчитывала 57 тыс. бойцов, немало 500 орудий и самолетов, 498 танков и 385 бронемашин. Ей противостояло 75 тысяч имеющих боевой опыт японских боец, 182 танка, 500 орудий и 450 самолетов. Ставку сделали на тактику. Основные силы было решено расшибить на три части. Основной удар должна была нанести Северная группа, удар Южной должен был быть вспомогательным, а Центральная группировка должна была лишь вязать японские силы.

Почти три часа отводилось на подготовку – сначала по японцам отбомбились самолеты, затем начался артналет и лишь затем в бой вступили танки.

Японцы не сумели понять, где будет основной удар и не смогли сдержать напор Красной армии, а когда опомнились, Жуков ввел в бой «засадный полк» – Девятую мотоброневую бригаду. На окружение и разгром Квантунской армии потребовалось всего 6 дней. К 31 августа территория братской Монголии была освобождена от захватчиков.

Многие офицеры получили ордена и повышение в звании. 73 человека сделались обладателями Звезды Героя, больше 700 получили ордена, 91 были награждены медалями. Жуков из безызвестного комдива сделался Героем Советского Союза и командующим округом в Киеве, а затем возглавил Генштаб Красной Армии. Командир 24-го моторизованного полка Иван Иванович Федюнинский сделался генералом армии.

Все, но только не Богданов.

В опале

Сначала дела его вроде были неплохи – в ноябре 1939 года вознаградили орденом Красного Знамени «за доблесть и мужество», монголы отметили его своим орденом «Красного Знамени». Приказом Наркомата обороны СССР он был назначен зам. командира Первой армейской группы и председателем советско-монгольской делегации в Комиссии по урегулированию дискусионных вопросов в разграничении двух стран. И тут произошло нечто, что круто повернуло карьеру Богданова, а в «Словаре комдивов» было отмечено как «совершение грубейшей ошибки, из-за которой репутации СССР нанесен ущерб».

В результате проступка Богданов был арестован и 1 марта 1940 года осужден по статье 193-17 п. «А» – халатное касательство к службе либо злоупотребление властью и превышение полномочий — на четыре года лагерей.

Предположений, который выдвигали историки, было немало: от «не ужился с Жуковым» до «провокации японцев».

Однако предположения предположениями, а в книге Сергея Егоровича Михеенкова, «Жуков. Маршал на белоснежном коне» сказано следующее: «Был осуждён… за «грубейшую ошибку» — просчёт во время определения границы между МНР и Маньчжурией по итогам войны».

Что именно сделал Богданов, и как это повлияло на границу между Китаем и Монголией – были ли потеряны квадратные метры земли или сотни квадратных километров – секрет до сих пор похоронена в архивах ФСБ. Не знаем мы и о том, почему так произошло – возможно, дело было в том, что японцы к началу конфликта уничтожили все карты, где была отмечена прежняя граница, и напечатали свои, на которых граница проходила уже так, как хотелось им, и Богданов где-то ошибся.

Есть еще версия – Богдановна могли думать в шпионаже. По данным, которые приводит историк Т. С. Бушуева в статье «Халхин-Гол: малоизвестные страницы предыстории Второй Мировой брани» в 1930-е годы между японцами и СССР происходил обмен военными для стажировки. Например, в 1933 году некий майор Дои стажировался в 62 кавалерийском полку, а капитан Шимонуки – в Третьем отдельном авиаотряде. В 1937 году капитан Фастовщук проходил обучение в японских долях в Татиорае, а некий Богданов – в Токио. Но тот ли это был Богданов, или это был однофамилец – неизвестно.

В 1941 году, когда подготовленные кадры срочно потребовались большевикам, Богданова выпустили, судимость сняли, но карьера его не состоялась. В 1942 году ему присвоили генерал-майора; комбригов в армии уже не было; так генерал-майором и командиром дивизии он и прошел всю брань. И это несмотря на то, что он был награжден еще семью орденами, среди которых был орден Суворова II степени, многочисленными медалями, а так же орденом Почетного Легиона и Бронзовой звездой США.

Вероятно, ситуацию «подпортило» то, что у него оказался предатель-однофамилец, переметнувшийся в РОА.

После войны Богданов продолжил служить в армии, а после выхода в отставку вселился в Риге, где скончался в 1969 году.


Михаил Богданов: за что репрессировали «автора» победы на Халхин-Голе