«Мы вас закопаем!»: самые скандальные поступки Никиты Хрущева

«Мы вас закопаем!»: самые скандальные поступки Никиты Хрущева

3 сентября 1953 года СССР вступил на новоиспеченный этап эволюции. В этот день первым секретарем ЦК КПСС и фактической главой государства стал Никита Хрущев. «Вопреки всему здравому резону», – непременно бы дополнили нас недоброжелатели Никиты  Сергеевича.

Репутация, среди других высоких товарищей у Хрущева была не самой достойной. «Шут, дурачок, неуч», – надменно отзывались о нем старые большевики сталинской гвардии. Отзывались про себя или в надежных, герметичных кулуарах власти. Интеллектуалом Никита Сергеевич, разумеется, не был, но и имбецилом его назвать нельзя. «Обезьяна с гранатой» – вот наиболее точная характеристика нового первого секретаря ЦК КПСС. Правда, тогда этой идиомы еще никто не ведал…

«Если вы живете среди волков вы должны действовать, как волк»

Первую свою гранату, осколки которой разлетелись по всему вселенной, Никита Сергеевич взорвал утром 25 февраля 1956 года – в последний день XX-ого съезда КПСС. Хрущев прочёл доклад «О культе личности и его последствиях», в котором камня на камне не оставил от репутации Иосифа Сталина. Это было равноценно тому, если бы ныне перед американским конгрессом выступил президент Обама с обвинениями президента Джорджа Буша в организации «нового мирового распорядка».

Наивно полагать, что Никита Сергеевич действовал как отморозок. Без поддержки товарищей Хрущев не рискнул бы даже произнести имя Сталина, не используя «наш вождь и преподаватель». Не исключено, что Иосиф Виссарионович до сих пор составлял бы компанию Ленину в мавзолее на Красной площади. Однако, в феврале 1956 года, уложилась такая политическая конъюнктура, при которой одной группировке выгодно было «спрыгнуть» с имени Сталина, чтобы получить неплохое тактическое преимущество перед другим, больше завязанном на культе вождя, кланом. И лицом этого «прыжка» посчастливилось сделаться именно Никите Сергеевичу.

«Наши цели ясны, задачи определены! За работу, товарищи!»

Конечно, Хрущев едва ли мог равняться по харизме прошедшим советским вождям: вероятно, этот факт и определил линию поведения, ролевую модель первого секретаря ЦК КПСС. Он влёкся все время удивлять, потому что был уверен, чтобы вырвать имя Сталина из сердца советских людей, нужно совершить что-то экстраординарное, что-то фантастическое. Так, отправить человека в космос. Интересно, что десталинизация в СССР проходила бок о бок с освоением космического пространства.  После развенчания культа личности Сталина на XX-ом съезде Хрущев, в 1957 году, запустил первым попутчик. Ну, а после того, как Гагарин сделал круг вокруг Земли, Никита Сергеевич со спокойной душей предал тело Сталина Земле. Народ даже не пикнул…

«От саксофона до ножа — одинешенек только шаг!»

Хрущеву очень нравился образ миротворца. После XX-ого съезда в отношениях с Западом он планировал придерживаться этой ролевой модели. Но весьма короткое время… Уже в марте 1956 года в Грузии были жестоко разогнаны выступления в поддержку Сталина. На это Запад затворил глаза. Однако уже осенью 1956 года армия СССР жестоко подавила восстание в Венгрии. Именно в этот момент Никита Сергеевич постиг, что для роли миротворца важно иметь сильную харизму, как у Сталина, перед которым испытывали физиологический страх даже главы США и Англии. На заседании Политбюро ЦК КПСС, какое должна было принять решение по Венгрии, он сказал следующее: «Если мы уйдём из Венгрии, это подбодрит американцев, англичан и французов империалистов. Они постигнут [это] как нашу слабость и будут наступать». Вероятно, тогда Никита Сергеевич понял, что ему уготована в мире роль «обезьяны с гранатой», роль придурка. Но придурка, за каким стоит империя.

«Кто ударит нас по щеке, тому мы голову оторвем»

Хрущев постоянно рефлексировал на тему, как его воспринимают империалисты. Для внутреннего базара существовал другой Никита Сергеевич – «лысый отморозок». Разумеется, с гранатой.  И с этим образом первый секретарь успешно справлялся. С одной сторонки он запустил программу по реабилитации репрессированных, что требовал политический момент. А с другой – он утюгом прошелся по простому народу.

Сначала Никита Сергеевич весной 1957 года фактически огласил внутренний дефолт, приняв решение о прекращении выплат по всем выпускам «сталинских» облигаций, которые были в свое пора «обязательными» и на подписки на них ежегодно у советского гражданина уходило порой до трех месячных окладов. Ну а вскоре, «по просьбе трудящихся», было разрешено повысить розничные цены на мясо и мясные продукты на 30 %. Это привело к массовым волнениям во многих городах. Но самая ужасная трагедия произошла весной 1962 года в Новочеркасске, когда демонстрация рабочих была подавлена с помощью пулеметных очередей.

«У нас одинешенек спорный вопрос – земельный: кто кого закопает»?

Mister Khrushchev said «We will bury you» – тревожно пел Стинг в песне Russians в 1985 году. Никита Сергеевич в своем самоутверждении сумел нагнать ужас на несколько поколений «империалистов» своим неадекватным поведением. Больше всего Хрущеву полюбилась фраза «мы вас закопаем». Ему очень нравилось выступать в манере «могильщика капитализма», нравилось напрягать, как гопнику, чувствующего в кулаке вес кастета и мощь ватаги за спиной, нравится задирать прохожего.  Он напрягал Кеннеди, он напрягал Никсона, и ощущал от этого эмоциональной подъем «беспредельщика».

Очень яркой иллюстрацией характера Хрущева является эпизод его встречи с одним американским сенатором. Янки понравился Никите Сергеевичу, и он поинтересовался «Откуда вы?» – «Из Миннеаполиса». Первый секретарь ЦК КПСС подошел к карте мира, обвел карандашом Миннеаполис и пошутил: «Это чтобы я не позабыл, что этот город должен уцелеть, когда полетят наши ракеты».

«Если вы начнете бросать ежей под меня, я кину пару дикобразов под вас»

Хрущева можно смело можно считать первым человеком в мировой политике, кто не побоялся выступить в роли «фрика». Имидж Никиты Сергеевича при различном тюнинге примеряли многие политики, но вряд ли кто-то из них хоть немного приблизился к способности Никиты Сергеевича подобрать метафоры. Одной из таких метафор в крышке 1950-ых Хрущев огорошил американского посла, дав анализ действий канцлера ФРГ Конрада Аденауэра: «Мы никогда не примем Аденауэра как представителя Германии. Если сбросить с него штаны и посмотреть на его задницу, то можно убедиться, что Германия разделена. А если взглянуть на него спереди, то можно увериться в том, что Германия никогда не поднимется».

«Когда дело доходит до борьбы с империализмом, мы все сталинисты»

Многие зарубежные коммунисты видели в «отмороженности» Хрущева некую злонамеренность. Человек, какой обещал, что «нынешнее поколение будет жить при коммунизме», всем своим образом, всеми своими акциями будто бы желал девальвировать саму коммунистическую идею. Отдельный политические аналитики даже считали, что развенчание культа Сталина было рассчитано именно на внешний рынок – в 1950-ых годах Иосиф Сталин был натуральнее иконой как для коммунистов, так и для протестной молодежи всего Запада. Хрущев же все делал для того, чтобы очистить зарубежные партии от сталинистов: порой для этого он использовал трибуну ООН. Но самый большенный подарок «империалистам» он сделал, разорвав отношения с Китаем преданного сталиниста Мао Цзэдуна: союз Китая и СССР был самой положительной угрозой для империалистов.

Сейчас сложно говорить, были Хрущев троянским конем в международной коммунистическом движении, но то, что он внес весомый лепта в подрыв авторитета марксизма в мире, не поддается сомнению.

В тексте использованы цитаты Никиты Хрущева

Вам также может понравиться