Натуральный казак. Жизнь Ивана Богуна

Натуральный казак. Жизнь Ивана Богуна
Как и многие существовавшие в ту эпоху, Иван Богун человек-загадка, причём отгадок этой загадки две – в российской и ранее советской историографии принято находить, что Богун вырос и родился в Диком поле, и происхождения самого что ни на есть подлого, а в украинской постмайданной – его считают князем. И так вся довоенная жизнеописание. Итак, начнём по порядку.

С точки зрения историков киевских – Богун ровесник 17 века, вырос в Германии, длинно жил при польском дворе, был принят местной шляхтой и магнатами, воевал с Россией, участвуя в походе Сагайдачного на Москву, по-рыцарски относился к шляхте и был противником воссоединения с Россией. Ах да, у него ещё бывальщины огромные имения на Винничине, прекрасное европейское образование, и его не любили казаки, по крайней мере первоначально. Написал очень коротко, в Киеве на эту тему целую книгу накропали, но примерно так.

В историографии нашей всё звучит совсем по-другому, вырос в Диком Поле, вероятно (но не точно), сын мелкого православного шляхтича (а шляхтичей в Речи Посполитой было едва ли не больше, чем крестьян), годков ему на 15 поменьше, чем в версии украинской, а первое его оглушительное дело – участие во взятии и обороне Азова донскими и запорожскими казаками.

Что сказать… Вряд ли бы дядька под пятьдесят в ту эпоху демонстрировал бы лихость и бесшабашность, да и на князя он не тянет, и тому подтверждение – его смерть, о чём чуточку позже. Но выросший на запорожском хуторе казачий сын вряд ли стал бы блестящим полководцем. Искать по фамилии это ни о чём, сейчас в армии кушать позывные, тогда были клички, вот светлейшего князя Потемкина мигом в Грицька Нечесу перекрестили. Да и так ли это важно? Причин инкогнито может быть масса – и генезис благородное, с бегством на Сечь в юности, и происхождение незаконное, и родня на территории, контролируемой Речью, которую неохота подставлять… А может, и попросту плевать человеку было на славу земную, Богун и точка. Благо Богун по казачьи – название рыбацкой снасти, тоже подходящая фамилия.

Значительнее дела, а дел он совершил множество, причём всегда ярких, но не всегда толковых. В этом человеке храбрость соединялась с опытом полководца, фанатичная влюбленность к своему сословию с политической наивностью, и над всем этим возвышалась искренняя ненависть к полякам. Впрочем, судите сами.

Первоначальный раз достоверно Богун появляется в 1647 году, и указан он одним из четырех ближников Богдана Хмельницкого на одном из тайных совещаний. Впрочем, в начине войны он не блистает, в отличие, скажем, от Максима Кривоноса или Данилы Нечая, просто один из многочисленных полковников в стремительно вырастающем казацком войске. Серьёзную должность Богун получил в 1649 году, хотя назвать её повышением довольно проблемно. Винницкий полковник звучит, разумеется, серьёзно, но это самый что ни на есть фронтир – южнее турки с татарами, западнее – Речь Посполитая. В Зборове к тому моменту был подмахнут мир, к которому казаков принудило предательство татар, но им были недовольны поляки, им были недовольны казаки, и все понимали – продолжение брани вот-вот, и первый удар принимать Богуну.

Богун его и принял:

«В конце февраля войска Калиновского и Лянцкоронского приступили к осаде Винницы. Бои под Винницей продолжались до 11 марта. Казацкие отряды под начальством известного героя освободительной войны полковника Ивана Богуна дали неприятелям сокрушительный отпор. Разбитые под Винницей, Калиновский и Лянцкоронский через Бар и Каменец начали отступать на запад на соединение с главным коронным армией, которое все еще стояло под Люблином.»
И принял блестяще – Винница была спасена, а рейдовый отряд поляков бежал, срывая планы противника и подавая время на подготовку уже казакам. Дальше было Берестечко, где татары взяли в заложники самого Хмельницкого, а Богун возглавил обступленное казацкое войско, и вырвался, устроив импровизированную переправу через болото. Берестечко несомненное поражение казацкой армии, но не дал обратиться ему в катастрофу именно Богун. Дальше была битва под Батогом, и снова Богун сокрушает польскую армию, поднимая в первую очередность дух казаков – ещё не все потеряно, мы можем побеждать. Потом – поход с сыном Хмельницкого в Молдавию, причём если де-юре руководил Тимош, то командовал собственно наш герой, он же после гибели Тимоша вывел армию обратно, и вывел с честью.

А дальше был 1654 год, год воссоединения Малороссии и России. И против этого воссоединения выступил собственно Богун. Не из-за того выступил, что был украинцем или европейцем, не из-за того, что хотел строить Украину, а из-за того, что он был казаком. И чистосердечно считал – казаки должны быть сами по себе, и частью какого-либо государства быть не могут. Так думали донские атаманы, так размышляли запорожцы, так думал и Богун. Впрочем, царю он позже присягнул, а в 1656 году высказывал соратникам правду-матку:

«… как де вам было от Ляхов узко, в те поры вы приклонились к государю; а как де за государевою обороною увидели себе простор и многое владенье и обогатились, так де хотите самовластными панами быть…»
Чтобы постигнуть его слова, уместна ещё одна цитата:

«Весной 1654 г. царь отдал Богдану Хмельницкому «на булаву» Чигиринское староство, а затем «в век ему и потомкам его» г. Гадяч. Одновременно были подтверждены права Богдана Хмельницкого на м. м. Медведевку и Жаботин с слободой Каменкой, а также на с. Борки со слоб. Новоселки… Тогда же войсковой судья С. Богданович-Зарудный и переяславский полковник Тетеря ходатайствовали о пожаловании им сел и местечек… Иван Золотаренко, назначенный в 1654 г. наказным гетманом казацкого армии, направленного вместе с царскими ратными людьми под Смоленск, просил пожаловать ему «место Батурин со всеми волостями, до того пункты належачими». Его брат, нежинский полковник Василий Золотаренко, претендовал на м. Новые Млины с окрестностями… стародубский полковник Тимофей Оникиенко, родной Золотаренко, выпросил себе м. Сосницу.»
Продолжать можно долго, практически вся старшина начала грабить и превращаться в магнатов, с верхушки казаком остался лишь Богун, что, по мне, лучше всего и говорит о его происхождении – вряд ли бы знатный человек протестовал против нормального, с точки зрения своего сословия, позы вещей. После смерти Богдана Хмельницкого Богун мгновенно стал в оппозицию против его сына Юрия, ведь немощный гетман ослабит и казачество, и поддержал Выговского. Но как только Выговский начал шашни с поляками, стал противником и Выговского – ведь казаки они сами по себе, а Выговор Посполитая – враг. Более того, Богун взбунтовал Правобережье и стал одной из главных причин падения Выговского.

И так до самой кончины – если Гетмащина сближалась с Польшей, он воевал против поляков, если с Россией, то против России. В 1662 году его взяли поляки, но вскоре отпустили по просьбе старшины, которая просто боялась бунта казаков, среди которых идеалист и бессребреник Богун был фигурой культовой, и он устремлён командовать походом казаков правобережных против казаков левобережных, следовательно, и России. Против своих Богун воевал оригинально – сообщал о польских планах левобережному гетману Брюховецкому и боярину Ромодановскому, не оставлял в захваченных городах гарнизонов, и, координируя свои поступки с Ромодановским, готовил переход правобережных казаков на сторону России. О чём, впрочем, поляки узнали, и Богун ими был убит…

Но последнюю свою битву полковник всё-таки выиграл – поляки с Левобережья удалились, не успев нанести значительного ущерба, и его заслуга в этом одна из основных. Кто он был? Идеалист? Несомненно. Всю свою жизнь он положил на войну за казацкие вольности, причём именно казацкие, не за украинцев-малороссов, как пишут сейчас на Украине, не за угнетённых феодалами крестьян, как писали в СССР, а за своё сословие. Герой? Богун проявлял собственную храбрость и не знал поражений, не зря в «Огнем и мечом» Сенкевич нарисовал некоего бандита и маньяка, это при том, что о ненавидимом поляками Хмельницком произнесено с гораздо большей симпатией. Хмельницкого поляки понимали, Богуна, с его желанием создать казачий край, нет. Бессребреник? Да. Ни имений, ни миллионов в банках, ни выдуманных родовитых предков, ничего казак не нажил, кроме рубцов и славы.

А ещё он был порождением эпохи, той эпохи, когда оружие и владение им определяло судьбу, и когда Богун и подобные ему, что на Дону, что на Днепре, стояли между Русью и кончиной, и когда «казак» действительно значило «свободный человек». И свободу эту он хотел распространить как можно шире, нетерпимо относясь к любой воли, кроме гетмана на войне и казачьего круга, ну или Рады, но тоже казачьей.

Исторически он был не прав и обречён, те же его соратники были готовы торговать казачьи вольности кому угодно, да и не выстоять ни России, ни православию тогда без сильного государства, но не уважать такую фигуру тоже не сходит. Не каждый может зажечь людей и пожертвовать жизнь ради идеалов, а не договариваться о титулах, как Выговский, не воровать миллионы, как Полуботок, и не предавать свою присягу, как Мазепа.

>