«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
В статье Эрнан Кортес и королевство кровавого ужаса мы сообщали о падении империи ацтеков и разрушении Теночтитлана. Сегодня мы продолжим этот рассказ и посмотрим, с чем же пришли испанцы в Мексику.

Колонизационная политика Испании и иных европейских стран

Можно утверждать, что индейцам современной Мексики очень повезло, что первым до них добрался Эрнан Кортес, а не «отцы-пилигримы» «цивилизованных» британцев. И что колонизацию этой территории осуществляли именно испанцы, а не британцы или французы. Б. Мартынов, заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики России МГИМО, так, считал:

«Началась эпоха Великих географических открытий. Не пришли бы испанцы, пришёл бы кто-то другой. И неизвестно, что было бы для ацтеков хуже. В Латинской Америке ныне осталось множество индейцев и метисов, а вот в Северной Америке, куда пришли британцы, мы не наблюдаем ничего подобного. Туда ехали разом семьями, чтобы захватывать земли, очищая их от местного населения, словно от диких зверей.»
Так что же принесли в Мексику Кортес и возглавляемые им испанцы?

Уже сквозь полтора месяца после возвращения Колумба из его первой экспедиции, папа римский Александр VI выпустил буллу под названием Inter Cetera. В ней индейцы объявлялись людьми, способными к восприятию христианства и предписывалось христианизировать новоиспеченные территории. Английские пуритане, которые первыми из соотечественников ступили на землю нового континента, буллы римского папы не признавали. И весьма своеобразно понимали христианизацию новых территорий. Они стремились не обратить местных индейцев в свою веру, а «очистить» от них нужные им земли, вытеснить их оттуда, дабы тут могли поселиться истинно верующие из Лондона, Манчестера, Ливерпуля или Плимута. Именно с этой целью на территории США были истреблены бизоны, огромные стада которых на протяжении столетий служили кормовой базой многих индейских племён. Не было предпринято даже малейшей попытки инкорпорировать индейцев в своё общество. Один-единственное, что предлагали им пришельцы – изолированная жизнь в резервациях. Это кажется удивительным, но гражданство США индейцы получили менее 100 лет назад – в 1924 году. До этих пор гражданами «самой демократичной края мира» они могли стать только после службы в армии или через брак. Были отвергнуты и выселены со своих территорий даже пять так именуемых «цивилизованных племён»: чероки, чикасо, чокто, маскоги и семинолы. Эти индейцы активно усваивали европейские технологии и находились под вящим культурным влиянием британцев. Особенно велики были успехи чероки, которые на момент изгнания приняли христианство, организовали в своих поселениях школы и даже выпускали собственную газету. Однако 26 мая 1830 года Конгресс США принял решение о насильственном выселении этих племён из пунктов традиционного обитания на территорию современного штата Оклахома. Множество индейцев погибли в пути, получившем говорящее название «Путь слёз».

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Переселение индейцев
Миссионерская работа в индейских племенах властями Великобритании, а потом и США не приветствовалась. Не поощрялись и браки с индейскими дамами.

Испанская колонизация новых земель коренным образом отличалась от британской. К евангелизации новых земель испанцы отнеслись весьма серьёзно и уже к 1536 году на территории Мексики христианство приняли 5 миллионов индейцев.

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Крещение индейских вождей. Картина незнакомого художника (XVI-XVII вв.)
Крестившись, аборигены получали те же права, что и коренные испанцы. Индейца-католика уже невозможно было обратить в рабство. Это порой приводило к конфликтам между светскими волями колоний и представителями духовенства. Решение нашёл знаменитый доминиканец Бартоломе де лас Касас – враг Кортеса и ярый защитник индейцев. Он так увлёкся войной против их порабощения, что предложил привозить в Новый Свет других рабов – негров. Эта идея всем заинтересованным лицам весьма понравилась. Негры в Африке стоили недорого: местные племенные вожди с удовольствием и по дешёвке продавали оказавшихся более немощными и менее удачливыми соседей европейским и американским негоциантам. Те едва успевали свои корабли подгонять. К тому же негры очутились выносливее и послушнее индейцев.

«Великий гуманист» и «апостол индейцев» Бартоломе де лас Касас:

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Только активистам BLM об этом памятнике в Гватемала-Сити не сообщаете: ведь снесут, болезные. А я всегда выступаю против вандализма.

Своими трудами Касас создал и две дожившие до нашего поре легенды: «чёрную» об испанских конкистадорах и «белую» о «благородных индейцах». Помните «благородного сербского индейца» Гойко Митича? А ведаете, что, по версии ЦРУ, благотворительная демонстрация «индейского» фильма «Сыновья Большой Медведицы» производства ГДР с Митичем в главной роли в резервации индейцев сиу (штат Дакота) повергла к восстанию, известному как «Индейская революция в «Вундед Ни»? Этот кинопоказ, организованный в начале 1973 года представителями германского культурно-этнографического общества «Алый Круг», признан в США самой результативной и изощрённой операцией иностранных спецслужб после похищения чертежей атомной бомбы. Сотни индейцев с машинами в руках целый месяц сражались против армейских и полицейских частей, которые использовали тяжелую бронетехнику и вертолеты. Эти о жертвах не обнародованы до сих пор.

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Пламенный привет Гойко Митичу!
«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Гойко Митич: «Я с вами, друзья»!
Американцы высоко оценили труд «товарищей из ГДР». Теперь и Голливуд по методам «Штази» активно штампует откровенно пропагандистские фильмы. Типа:

«Инопланетяне напали на Землю –
Вот уж беда пришагала.
Но не испугались, не дрогнули
Жители США.»
(«Песня о кино», группа «Уматурман»).
Только вот благотворительностью решили не заниматься: за просмотр агитационных кинофильмов о неизменном торжестве «американских ценностей» (в число которых с недавних пор входит горячая любовь к ЛБГТ-сообществу, трансгендерам и BLM) требуется ещё и денежки заплатить.

Вернёмся в «Новую Испанию» XVI столетия.

Касас был сотрудником первого епископа Мексики – францисканца Хуана де Сумарраги, носившего официальный титул «Заступник индейцев». Этот епископ основал здесь первое учебное заведение для детей индейцев, первую типографию и первые больницы (британцам в Нордовой Америке такое даже в голову не приходило).

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Епископ Сумаррага
В 1530 г. в Мексику прибыл францисканский монах Васко де Кирога (дворянин по генезису). Он получил пост епископа провинции Мичоакан, где жили тараски – одно из немногих индейских племён, сохранивших независимость от ацтеков. Тут Кирога основал город Ирапуато и создал самоуправляемые индейские общины, установив в них длительность рабочего дня в 6 часов и равное распределение продуктов. На собственные оружия он закупил в Европе семена неизвестных индейцам культурных растений, а также привёз из Санто-Доминго саженцы бананов. Организовал обучение своих подопечных незнакомым им до тех пор ремёслам. В народной памяти он остался под прозвищем Tata Vasco (Отец Васко). В настоящее время его имя носит Мичоаканский университет.

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Епископ Кирого
Ещё немало показательный пример – «государство» индейцев-гуарани, созданное в Перу иезуитами (о нём было рассказано в статье Иезуитское государство в Полуденной Америке).

Хуан де Ампес, пришедший в Венесуэлу в 1527 году, ни священником, ни монахом не был. Он был командиром 600 солдат, что не помешало ему, основав город Санта-Ана-де-Коро, подружиться с здешним касиком и остаться в истории этой страны под именем Хуан Добрый.

Кстати, многие почему-то думают, что знаменитые закинутые города майя, полюбившиеся туристам всего мира, разрушили именно испанцы. На самом деле они пришли в упадок ещё до прихода в эти пункты конкистадоров. В завоёванных индейских городах испанцы разрушали только храмы, где совершались человеческие жертвоприношения. И большинство этих индейских городов не запустели, а приросли кварталами колонистов. Многие есть и поныне.

В отличие от британцев, испанцы стремились не вытеснить индейцев с занимаемых ими территорий, а организовать их жизнь по собственным образцам. Вот как работал, например, «жестокий завоеватель» Эрнан Кортес. С целью повышения эффективности сельского хозяйства на завоёванных землях (вопреки разболтанному мнению, у мексиканских индейцев оно было примитивным и низкопродуктивным) он ввёл квоты на обязательное производство новых привозных культур. Бывальщины привезены пшеница, рис, овёс, виноград, капуста, репа, лук, морковь и многие другие, неизвестные здесь прежде растения. И это сделалось огромным благом для населения Мексики. Также Кортес заботился о разведении крупного рогатого скота (напомним, что при ацтеках один-единственными домашними животными в Мексике были собаки) и выведении местных пород. Далее ещё интереснее: Кортес запретил труд дам и детей в возрасте до 12 лет, определил, что рабочий день должен заканчиваться за час до захода солнца, и ввёл неслыханные новшества – выходной день в воскресенье и обеденный интервал. Довольно необычное поведение для «жестокого колонизатора», озабоченного лишь собственной выгодой», не правда ли?

Для предотвращения появления «диких колоний» испанцам первое пора запрещалось селиться за пределами городов. Поэтому были сохранены традиционные структуры индейского самоуправления. Лишь ацтекские кальпишки бывальщины заменены испанцами. Так возникла система Энкомьенда (от испанского «попечение», «покровительство»), которая создавалась с благими намерениями, но исподволь выродилась во что-то похожее на крепостное право и барщину: после 20 дней работы на испанцев, 30 дней индейцы трудились на себя. Эта система была отменена в XVIII веке – намного раньше освобождения рабов в США и крепостных в России.

Любопытно, что испанцы признавали титулы индейских вождей, находя их дворянами. Франсиско Писарро считал за честь сожительство с сестрой убитого Верховного инки Атауальпы. Дочь от неё он объявил своей наследницей, что не потребовало у других испанцев никаких вопросов, и тем более возмущения. В числе наследников Кортеса оказались и четыре его ребёнка от индианок (одна из этих дам была дочерью Монтесумы II).

Женщины Нового Света

Как уже было сказано, британские колонисты изначально относились и к местным индейцам, и к привозимым из Африки неграм как к людям низших рас. И потому метисация в США шла крайне медлительно, а рождение «цветных» детей на протяжении нескольких столетий считалось позором. Британские переселенцы были в основном протестантами. А как относились к здешнему населению своих колоний католики-французы? В Сен-Доминго (западная часть острова Эспаньола, который сейчас называется Гаити), помимо белоснежных и бесправных негров, проживали около 28 тысяч свободных мулатов. Соотечественники Вольтера и Руссо разделяли их по «крови» и бывальщины в этих вопросах очень щепетильны. Самыми «чистыми» мулатами считались Сангмель, имевшие всего 1/16 негритянской крови, за ними шли Сакатра (1/8). И даже таких «сомнительных» мулатов белоснежные французы равными себе не считали. Это и привело к ряду восстаний, потере Францией этой колонии и образованию несчастного страны Гаити (об этом было рассказано в статьях Два Гаити острова Эспаньола и Разные судьбы Гаити и Доминиканской Республики).

В всеобщем, недаром ещё в середине XX столетия «классические» британские империалисты и колониалисты, не стесняясь, называли своих французских «коллег» «узколобыми расистами». А о том, что творили в Африке бельгийцы, впору снимать кинофильмы ужасов.

Совершенно иная ситуация сложилась в испанских колониях. Здесь метисация проходила очень быстро. Основных вин было две. Первая – огромный интерес индейских женщин к европейским мужчинам, которых местные дамы принимали за богов. И даже рядовые конкистадоры имели детей от различных женщин (число которых порой доходило до нескольких десятков). Вторая причина заключалась в полном отсутствии расовых предубеждений среди испанских и португальских конкистадоров. Давнишний опыт сосуществования с арабским миром и контакты с негроидным населением Африки способствовали терпимости. Пресловутая «голубая кровь» (лазурные прожилки вен на белой коже), конечно, весьма ценилась и являлась предметом гордости, но далеко идущих последствий это обстоятельство не имело. К тому же, в отличие от тех же британцев, ездивших в Америку целыми семьями, отряды испанских конкистадоров состояли исключительно из молодых и здоровых мужчин. Уже в 1514 году испанские воли официально разрешили браки испанцев с индианками. Но около трети колонистов того же острова Эспаньола в это время уже имели индейских жён. Немало того, многие из них венчались с ними – не дожидаясь королевского разрешения. И вот результат, посмотрите ещё раз на рисунок, отражающий всю пестроту и многообразие народонаселения Мексики:

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
А началось всё с того, что индейские вожди в знак расположения стали дарить испанцам девушек своих племён, каких Кортес распределял среди командиров своего отряда и наиболее отличившихся воинов. Смысл таких подарков был в том, что человек, зачисливший девушку, становился членом её племени. Первыми такой подарок сделали индейцы, проживавшие на землях вдоль устья реки Табаско. Девиц было 20, и среди них оказалась знаменитая Малинче, которую раньше, когда никто ещё и не слышал об экстремистах BLM, называли «мамой мексиканского народа» (а её сына от Кортеса – первым человеком новой мексиканской расы).

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Эрнан Кортес. Медаль работы Кристофа Вейдитца. 1529 г.
«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Донна Марина (Малинче). Гравюра незнакомого автора
Всего же у Кортеса было 8 официально признанных им детей: 4 ребёнка от законной жены, и 4 от индианок, которых он признал своими наследниками.

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Мехико, Кортес, Малинче (Марина) и их сын Мартин
Нынешние мексиканские художники (как правило, внуки союзников испанцев, вместе с ними разрушившие жуткую империю ацтеков) изображают Кортеса и Малинче совсем по-другому. Вот тут, например, они сидят на трупах ацтеков:

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Кортес и Малинче, сидящие на трупах поверженных ацтеков. Деталь фрески Х. Ороско
Это – «Стокгольмский синдром», заставляющий потомков потенциальных жертв отождествлять себя с палачами-ацтеками, ничего не поделаешь.

Продолжим наш рассказ о Малинче. Эта незаурядная дама была крещена и получила христианское имя Марина. Очень быстро она заняла чрезвычайно важное положение при Кортесе, выполняя во пора его переговоров с вождями индейцев роль переводчика и консультанта. Дело в том, что на острове Косумель к отряду Кортеса присоединился священник Херонимо Агилар, какой долго жил в плену у индейцев майя и выучил их язык. А Малинче (испанцы называли её Малинцин) тоже знала язык майя, и Кортес получил возможность знаться с ацтеками через неё и Агилара. Очень скоро Малинче выучила испанский язык и надобность в Агиларе отпала.

«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Малинче – переводчица Кортеса, средневековая гравюра
«Новоиспеченная Испания» Эрнана Кортеса
Кортес и Марина во главе армии конкистадоров. Миниатюра «Кодекса Аскатитлана»
В XIX веке, после обретения Мексикой независимости, некоторые стали считать её предательницей. Это бывальщины люди двух категорий: бесчестные политики, стремившиеся объединить новое лоскутное государство, состоявшее из территорий десятков племён, основывая образ единого для всех врага, и не знающие историю малообразованные люди, им поверившие. На самом деле Малинче никого не предавала: она работала в интересах своих соплеменников, которые были союзниками испанцев. В Мексике появился даже термин «малинчизм», означающий открытость чужеземным воздействиям. Ещё в первой половине XX века малинчизм был символом прогресса. А сейчас, как вы, наверное, догадались, он всё чаще трактуется именно как предательство национальных заинтересованностей.

Закончилась эта история совсем не так романтично, как начиналась. Через два года после рождения от Кортеса сына Мартина, Марина вышла замуж за Хуана Харамильо. В 1529 году она померла от оспы. Мартин жил в Испании, был пажом при королевском дворе. Вернувшись в Мексику, вместе со сводными братьями был осуждён по обвинению в попытке завладеть власть, выслан в Испанию, где и умер.

Эрнан Кортес прожил 62 года, 34 из которых он провёл в Новом свете (в Мексике – 19). Собственно благодаря ему, кстати, в Европе узнали о ванили и шоколаде. Вернувшись в Европу, он принял участие в неудачном походе Карла V против Алжира, какой в отсутствие правителя (им был знаменитый магрибский пират и османский адмирал Хайреддин Барбаросса) оборонял евнух Хасан. А в армии Карла, помимо Кортеса, бывальщины и другие «звёзды первой величины» – «железный герцог» Альба (тот самый) и знаменитый генуэзский адмирал Андреа Дориа. Император был так уверен в успехе, что пригласил в этот поход многих жён испанских грандов, обещая этим дамам «красивое зрелище».

23 октября 1541 г. имперские армии высадились на берег близ Алжира – и тут же, как вспоминал потом кардинал Талавера,

«поднялась такая буря, что было не только невозможно выгрузить пушки, но многие тонкие суда просто перевернулись, тринадцать-четырнадцать галеонов тоже.»
Шторм продолжался 4 дня. За это время утонули более 150 испанских кораблей, погибли 12 тысяч боец и матросов. Кортес, который в Новом Свете попадал и не в такие переделки, уговаривал Карла V позволить ему возглавить штурм Алжира, обещая взять этот город. Но павший духом император отдал распоряжение на отступление.

Эрнан Кортес мечтал вернуться в «Новую Испанию» (Мексику), которую считал своим домом, но не успел.

2 декабря 1547 года он помер в Севилье, завещав похоронить себя в Мексике и пожертвовав часть своего состояния на строительство университета и госпиталя в Мехико. В «Новоиспеченную Испанию» его останки были перевезены лишь в 1566 году.

Это удивительно, но Калифорнийский залив в Мексике до сих пор называют «морем Кортеса».

>