О чём Молотов желал договориться с Гитлером в Берлине

О чём Молотов желал договориться с Гитлером в Берлине

13 ноября 1940 года в Берлине состоялась вторая и последняя встреча наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова с Адольфом Гитлером. «Что это было?», – историки препираются до сих пор.

Инструкции Сталина и засекреченные документы

Молотов прибыл в Берлин по приглашению немецкой стороны пасмурным утром 12 ноября. В составе бесчисленной советской делегации были даже официантка и парикмахер. Советских дипломатов встретили исполнением Интернационала. Визит длился 2 дня, уже 14 ноября Молотов покинул столицу Германии после «тяжелых переговоров».

В течение долгих лет главной загадкой были инструкции, которые Молотов получал от Сталина накануне и во время визита. Лишь спустя полвека в собственных архивах и в архивах Общего отдела ЦК КПСС были найдены шифрограммы Молотова и директивы Сталина.
Есть ли еще какие-либо документы об этой встрече? Что это? Где разыскивать? Быть может, когда все советские архивы будут рассекречены, нас ждет удивительное открытие, вроде черновика неотправленного послания Сталина к Гитлеру. Или отправленного?

Секретное послание от Сталина

Визит Молотова в рейх – последняя советско-германская встреча на высочайшем степени: второе лицо в СССР непосредственно контактировало с фюрером. В настоящий момент ход встречи почти полностью, едва ли не поминутно, реконструирован: где сидел Гитлер, во что был одет Риббентроп, знаменитая шутка Молотова во пора воздушного налета на Берлин: «Если Германия победила Англию, то почему мы сейчас прячемся в бомбоубежище?».

И все-таки трудно отделаться от думы, что самое главное от нас ускользнуло. Было еще что-то, какое-то тайное послание, которое один вождь «передал» другому. Дипломатия такого класса ритуальна, официоз порой несет меньше информации, чем знаковые, удобопонятные только избранным, мелочи. Кто-то назовет это разновидностью исторического оккультизма, но, согласитесь, чужой волосок под подушкой значит вяще, чем комплименты, охапка цветов и вкусно приготовленный ужин на столе.

Хотят ли русские войны

За полтора месяца до поездки Молотова между Германией, Италией и Японией был заключен Тройственный пакт о разграничении сфер воздействия. Поскольку в Москве этот документ мог быть воспринят как недружественный акт, вскоре Сталин получает письменное предложение от Риббентропа примкнуть к державам Оси.

Рассматривал ли Сталин возможность принять это предложение или отнесся к нему как к дипломатическому жесту? В Берлине Молотов занял жесткую позицию, от обсуждения немало тем уклонялся, заставляя, в свою очередь, уклоняться и немцев. Переговоры, по общему мнению, не получились продуктивными. Был ли этот провал промахом Молотова или следствием жестких инструкций из Кремля?

Раздел сфер влияния

Главной темой встречи стало обсуждение сфер грядущего влияния двух стран. Немцы предлагали СССР обратить внимание на южное направление, на осуществление давней мечты русского империализма – контроль над проливами Босфор и Дарданеллы, – и разоблачил шкуры Британской империи. Молотова больше всего интересовали Балканы и Финляндия.

Даже если мы примем версию, что сторонки всю дорогу просто обманывали друг друга, не стоит недооценивать потенциал гуманитарных технологий. В каком-то идеальном мире дипломатическое решение наверняка было, просто его не удалось найти?

Большой театр

Заметки на полях встречи пестрят красноречивыми ремарками: «Холодно заметил», «Вдруг потемнел», «Неожиданно перевел тему разговора». Нет сомнений, что перед нами разворачивается сцена из большого театра. Сюжет пьесы пишется на ходу, артисты сочиняют реплики и немедленно их подают. Шекспир отдыхает. Читая воспоминания об этих переговорах, ловишь себя на том, что пытаешься ухватить: кто сфальшивил? Почему Гитлер вдруг надолго замолчал? Шутка Молотова – домашняя заготовка или экспромт? Но, как в любом подлинно большенном театре, все, что за кулисами – остается за кулисами.

Последние сомнения

Сразу после окончания встречи обе стороны активизировали подготовку к грядущей войне. Гитлер вскоре подпишет план «Барбаросса». Сталин тоже не сидит, сложа руки.

По одним несомненным приметам, вроде совершенно конкретных директив Гитлера готовиться к нападению на СССР и советским штабным играм, где сталинские генералы подвигали фишки «танковых дивизий» от своих границ вглубь Европы – столкновение было неизбежно. По другим признакам – ну, зачем русским отправлять без пяти минут противнику миллионы тонн нефти, а немцам чертежи самого нынешнего вооружения? – обе страны видели друг в друге долгосрочного стратегического партнера. А директивы и медленное стягивание дивизий к границам – это «желаешь мира, готовься к войне»; план «Б», который любая приличная страна должна иметь на всякий случай.
Была ли встреча Гитлера и Молотова заключительнее частью заранее продуманного дьявольского плана или же две страны действительно пытались, но не смогли договориться и, как минимум, отложить начало брани на неопределенно долгий срок?

Кто кого перехитрил?

Известно, что немцы в начале войны получили преимущество внезапного нападения, фактор, об огромном смысле которого еще в 1940-м говорил Георгий Жуков. Но войну выиграл Советский Союз. В этой связи вопрос, кто кого мощнее обжулил на решающих переговорах, звучит почти риторически. И, тем не менее, этот вопрос существует.
Обычно только проигравшие обожают повторять: «А что было бы, если бы…». Победителям задаваться подобным вопросом ни к чему. Тот факт, что в России по-прежнему задают себе этот проблема, как бы намекает, что настоящий победитель в Берлинских переговорах не принимал прямого участия. А вот какова косвенная роль британской разведки в организации встречи и воздействие на ее результаты, боюсь – навсегда останется самой большой загадкой встречи Молотова и Гитлера.

Вам также может понравиться