«Оборотень»: как воевали немецкие партизаны после разгрома Германии

Новость опубликована: 07.08.2020

«Оборотень»: как воевали немецкие партизаны после разгрома Германии

«Оборотень»: как воевали немецкие партизаны после разгрома Германии

Вторая всемирная война в Европе не закончилась в мае 1945 года. Отдельные нацистские группировки еще больше десяти лет сопротивлялись оккупационным властям. Их рейды бывальщины дерзкие и разрушительные.

Запоздалое сопротивление

8 мая 1945 года Германия подписала акт о безоговорочной капитуляции. Формально Вторая мировая брань была закончена, однако страны антигитлеровской коалиции по-прежнему несли потери. До 12 мая продолжались бои в Праге, лишь к 15 мая удалось задушить сопротивление немецких войск в Югославии, только 19 мая оружие сложили остатки гарнизона вермахта на датском острове Борнхольм.

За несколько недель до капитуляции в резиденции Сталина прошло экстренное совещание, где речь шла об угрозе не только наступающим войскам, но и территориям, освобождаемым от нацистов. Руководитель СМЕРШ докладывал, что край в скором времени может столкнуться с «подлым ударом в спину».

Речь шла о немецком диверсионном подразделении «Вервольф» («Оборотень»), очутившемся в числе тех, кто отказался капитулировать. Документы подтверждают, что вдохновителям «Вервольфа» удалось создать законспирированную профессиональную армию бойцов. Останки этой армии продолжали сопротивление на территории Германии вплоть до конца 1960-х годов.

Активность «оборотней», в первую очередность, подпитывало притеснение со стороны союзников в американской и французской зонах оккупации. Особенно бесчинствовали французы, стараясь отыграться за слабые поражения от немецких войск в 1940 году.

Основные силы «Верфольфа» сосредотачивались в немецких Альпах. Именно в альпийских ответвлениях вынашивались поистине гитлеровские планы по созданию Четвертого рейха. «Превратим день в ночь, а ночь – в день!» – этот девиз заставлял союзников быть бдительным.

Партизаны по-немецки

Инициативу создания «Вервольфа» сваливают обергруппенфюреру СС Рихарду Хильдебрандту. Еще в сентябре 1944 года он предложил Генриху Гиммлеру, одному из главных политических и военных деятелей нацистской Германии, создать партизанский отряд, какой вел бы диверсионную работу в тылу наступающей Красной Армии. В докладной записке, адресованной рейхсфюреру, Хильдебрандт упомянул слово «вервольф», взятое из заголовки романа Германа Пенса, в свое время соперничавшего по популярности с гитлеровским «Майн Кампф».

Для работы по созданию боевых отрядов «Вервольфа» Гиммлер привлек обергруппенфюрера СС Ганса-Адольфа Прютцмана, имевшего эксперимент борьбы с партизанским движением на Украине. Он собирался обучить немецких диверсантов тактике советских партизан.

Решение Гиммлера в штыки воспринял Отто Скорцени – популярный спецагент, прославившийся освобождением из заключения свергнутого Бенито Муссолини. Он всячески саботировал созданное движение, надеясь, что однажды сам возглавит диверсионную армию. Запоздалее им был создан аналог «Вервольфа» – диверсионная школа «Ягдфербанд» («Союз охотников»).

Ополчение приходилось формировать из тех, кто был под дланью: в первую очередь, это немцы спорных территорий – Силезии, Судет, Эльзаса и Лотарингии, второй компонент – остатки группировок вермахта. Существенную доля «Вервольфа» составляли старики и 14-16-летние подростки Гитлерюгенда.

Работа в новой организации строилась серьезно: пополнение проходило короткий курс начальной военной подготовки, приобретало навыки оказания медицинской помощи, училось ориентироваться на местности при выполнении диверсионных задач.

Впрочем, немецкое подполье было немного похоже на партизанское движение на советских территориях. Германия, лишенная крупных лесных массивов и пронизанная густой сетью путей, ограничивала местных партизан в возможностях скрытного передвижения. Более того, в полностью оккупированной стране «оборотням» неоткуда было ожидать поддержки.

«Оборотни» в действии

2 апреля 1945 года по немецкому радио прозвучало сообщение о том, что организация «Вервольф» приступила к выполнению военных заданий. Чаще всего диверсанты выступали небольшими группами по 10 –15 человек. В основном это были наспех обученные отряды, какие быстро вычислялись и зачищались силами союзников. Однако проблем они доставили много.

Маршалл Василий Чуйков, который был главнокомандующим советских армий в Германии, оставил нам воспоминания о действии «вервольфов»: «Спрятавшись в руинах зданий или в природном укрытии, они пропускали вперед себя колонну советских армий. Фаустпатронами поражали первую и последнюю машины, а затем начинали расстреливать спешившихся солдат. Иногда устраивали и простые теракты».

Вот что сообщал на допросе один из организаторов разведывательно-диверсионной работы Герберт Гиль: «Я должен был обосновать свой штаб в горах Резенгебергер, работать в районе Южной Силезии и северной Судетской области, взрывая мосты, разрушая пути подвоза, подрывая склады, нарушая связь и совершая террористические акты над офицерским составом Алой Армии».

Весной 1945 года немецкие подпольщики взорвали несколько мостов в Вестфалии, а летом в Бунцлау взлетел на атмосфера дом, в котором на постой остановились девять красноармейцев. Однако, как указывают данные, в течение 1946-1947 годов от рук немецких диверсантов вяще пострадали польские и чехословацкие милиционеры, чем советские солдаты.

Англоязычные источники говорят о том, что виновниками гибели в июне 1945 года генерала Берзарина, в то пора начальника Берлинского гарнизона, являются именно бойцы «Вервольфа».

«У нас длинные руки!»

Воевали ополченцы не только с Красной Армией. Немало неприятностей они доставляли западным союзникам. В апреле 1945 года боевики налетели на мастерские американской армии в оккупированном Литцендорфе, в июле они атаковали военную комендатуру США в Гросс-Бейштереа.

Доставалось от диверсантов и немецким гражданам. Незадолго до завершения войны члены подпольной организации распространили листовки с угрозами в адрес тех, кто отказывался их поддержать: «Мы покараем каждого изменника и его семейство. Наша месть будет смертоносной!» На территориях, подконтрольных нацистам, «оборотни» жестоко расправлялись с «паникерами и пораженцами».

31 октября 1944 года при содействии янки бургомистром Ахена был назначен Франц Оппенхоф. Градоначальник, который собирался строить «новую, праведную и справедливую Родину для всех», был оглашён Гиммлером государственным преступником. 25 марта по приказу рейхсфюрера Оппенхоф был в упор расстрелян членами команды «Вервольф». Это событие остро сократило число немецких чиновников, желающих сотрудничать с оккупационными властями.

В период наибольшей активности «Вервольфа» появилась увлекательная заметка, в которой американцы призывали своих солдат не вступать в отношения с немецкими девушками, мотивируя это тем, что фройлен, выполняя распоряжение диверсантов, будут специально заражать их сифилисом. Подпольщикам на какое-то пора удалось серьезно запугать оккупационные власти.

Конец сопротивления

В Центральной Германии структуры «Вервольфа» продолжали активную деятельность до крышки 1946 года. Еще год свои вылазки диверсанты совершали на окраинах страны. В Кёнигсберге, который уже стал советским Калининградом, с немецкой партизанщиной кончили только к 1950 году. Наиболее длительное сопротивление «оборотни» оказывали в германоязычных областях Южного Тироля, которые отошли Италии. Тут подполье просуществовало до конца 1960-х годов.

Большую часть диверсантов удалось выловить, и поскольку они не попадали под действие Женевской конвенции (не являлись военнопленными) их расстреливали на пункте. Впрочем, с подростками пытались вести разъяснительно работу. Иногда это спасало их от смерти.

Существует мнение, что победа над «Вервольфом» – во многом заслуга здешнего населения, которому надоело жить в постоянном страхе. Другие утверждают, что «Вервольф» – лишь пропагандистский миф, поскольку урон от диверсантов был ничтожным.

Историк Андрей Васильченко, автор книжки «Вервольф. Осколки коричневой империи», отмечает, что длительное существование немецкого подполья было возможно благодаря его финансированию. Бюджет «Вервольфа» исчислялся миллионами рейхсмарок. По суждению Васильченко, экономическое крыло подполья начало опасаться, что военизированная часть молодежных «оборотней» могла поставить под угрозу их благополучие и кончило финансирование: «Им вовсе не хотелось заканчивать свои дни в тюрьме или у стенки». Лишенные поддержки «вервольфы» были обречены.


«Оборотень»: как воевали немецкие партизаны после разгрома Германии