Опасный карьер: Как в Адыгее с поддержкой силовиков захватывают чужой бизнес и избавляются от неугодных

В Адыгее разгорается дебош вокруг одного из карьеров в станице Ханской. Им владеет семья Андрея Бондаренко, однако нечистоплотные бизнесмены и силовики пытаются отобрать предприятие.

Опасный карьер: Как в Адыгее с поддержкой силовиков захватывают чужой бизнес и избавляются от неугодных

Многоуважаемый Владимир Владимирович! Я, Бондаренко Андрей, офицер запаса, отец двоих детей, обращаюсь к Вам как к гаранту Конституции Российской Федерации, гаранту прав и независимостей человека и гражданина Российской Федерации, за защитой от произвола правоохранительных органов, вступивших в сговор с криминалом, чтобы незаконно получить моё собственность, травли меня и членов моей семьи, — написал президенту РФ Владимиру Путину владелец дробильно-сортировочного завода “Ханский” Андрей Бондаренко.

Вот уже три года он с супругом Еленой обращается в различные инстанции, чтобы обратить внимание на свою беду, восстановить справедливость, защититься от рейдеров, вернуть бизнес и наказать виновных.

За это пора супруги стали обвиняемыми по сфабрикованным против них уголовным делам — Андрею Бондаренко предъявили обвинения в мошенничестве, его дело на днях начнут рассматривать в Краснодаре. Его супруга Елену недавно уже осудили почти на девять лет по необоснованному обвинению в даче взятки и отправили в колонию отбывать срок.

Точкой отсчёта всех бед в семейству можно назвать лето 2014 года, когда Андрея Бондаренко навестили с деловым предложением директор Сочинского национального парка Николай Пиньковский и его зам Николай Пикалов. Они попросили бизнесмена достроить участок пути Солохаул — Бабакаул, которая проходила по территории национального парка. Эта дорога вела к госдаче “Лунная поляна”.

Опасный карьер: Как в Адыгее с поддержкой силовиков захватывают чужой бизнес и избавляются от неугодных

Вид на комплекс “Месячная поляна”, фото из архива: август 2006 года. Фото © ТАСС / Алексей Давыдов

Ранее строительство вела компания “ЮПК-Строй”, однако затем её главу Юрия Копачёва заподозрили в аферах и выводе за границу девяти миллиардов бюджетных денег. Он подался в бега, а строительство пути остановилось.

Компания Бондаренко взялась за этот проект, однако, когда дело дошло до денег, начались проблемы. Вся труд потянула на 150–170 млн рублей, но бизнесмену из них выплатили только 13 млн. Строительство пришлось приостановить. Руководители национального парка предложили Бондаренко разрешить вопрос с долгом, переписав на него карьер и завод в станице Ханской в Адыгее. Бизнесмен навёл справки. Один из его субподрядчиков уверил взять этот актив, пояснив, что завод якобы может принести ему ежегодно до 100 млн рублей прибыли. Добыча песчано-гравийной смешения в Адыгее испокон веков была одним из самых выгодных бизнесов.

Бондаренко устроил этот вариант. В конце ноября 2014 года он переоформил на свою супруга Елену компании “ЮПК ДСЗ “Ханский”, “ПМК-9” и “ЮПК-ПМК”. Помимо этого, здесь значились и участки площадью более 300 тыс. квадратов. Когда пришагало время принимать активы, выяснилось, что вся новая техника с баланса предприятий таинственно исчезла, а вместо неё остался лишь заржавленный хлам. Это ещё не всё. Как оказалось, на заводе висел долг — 8,5 млн рублей выплат по лизингу и 1,7 млн — набежавшие пени и штрафы. Чтобы формально сбросить этот долг с предприятия, лизинг переоформили на новую фирму — ДСЗ “Ханский”.

Супруги успели покрыть из долга около 2,5 млн рублей, однако затем труд в карьере свернули из-за изменившейся конъюнктуры и отсутствия заказов. Лизинговая компания “Интерлизинг” через Арбитражный суд заблокировала счета фирмы, после чего ДСЗ “Ханский” не смог выплатить налоги в два миллиона рублей. ФНС подозрительно скоро подала иск о банкротстве предприятия Бондаренко. Как выяснилось позже, “Интерлизинг” подал в Арбитражный суд Адыгеи иски к ДСЗ “Ханский” на взыскание длинна. Только вот 6,5 млн вдруг превратились в 11,5 млн, к которым добавилась ещё стоимость аренды. Итого — 15,8 млн рублей. Поручителю, каким была Елена Бондаренко, насчитали 16,8 млн. Несмотря на явную абсурдность этой калькуляции, судья Азамат Шефруков ублаготворил иски.

Опасный карьер: Как в Адыгее с поддержкой силовиков захватывают чужой бизнес и избавляются от неугодных

В 2017 году до Бандаренко дошли слухи, что местные оперативники зачастили в Фонд содействия развитию предпринимательства, какой ещё в 2015 году предоставил его предприятиям (ДСЗ “Ханский” и “Вавилон”) гранты по 15 млн рублей. Силовики якобы добивались от руководителей фонда, чтобы те написали заявление на Бондаренко о нецелевом использовании грантов. В фонде отозвались отказом. Однако повод для дела нашёлся. 1 сентября 2018 года правоохранительные органы Адыгеи против Бондаренко возбудили дело по статье 159.4 УК РФ (мошенство в особо крупном размере). Как выяснилось, силовики открыли дело на основании справки от якобы какого-то агента.

Друг с заинтересованностью

Опасный карьер: Как в Адыгее с поддержкой силовиков захватывают чужой бизнес и избавляются от неугодных

Вскоре в этой истории появился один ключевой персонаж — Рафаэль Новрузов. Это старый приятель Бондаренко. В начале 2018 года бизнесмен, как он ратифицирует сам, якобы доверил ему управление заводом “Ханский”, потому что был занят на другом проекте. Как друга семьи, Новрузова особо не контролировали. Он этим и воспользовался.

На заводе висели длинны по лизингу, поэтому, когда в марте 2018 года у Бондаренко появился аванс, он решил их погасить. Однако у Новрузова на этот счёт было другое мнение. Он предложил восстановить технику завода и запустить производство. На том и порешили. Бондаренко перевёл ему сначала 15 млн рублей, затем ещё четыре миллиона. Получив денежки, Новрузов развил бурную деятельность: он сказал, что якобы заключил договор на покупку песчано-гравийной смеси в соседнем карьере “Чистоград”, чтобы перерабатывать её на своём заводе, а затем отправлять по железной пути. На деле всё оказалось иначе.

Супруги заподозрили, что Новрузов со своими партнёрами добывал смесь на участке ДСЗ “Ханский” без лицензии, а денежки получал на счета близкой к нему компании “НСМ групп”. Примечательно, что до 2019 года фирма показывала выручку примерно 217–250 млн рублей. Однако с 2018 года незапятнанная прибыль внезапно стала отрицательной. Счета компании уже заморожены ФНС, есть иск в суде о банкротстве предприятия.

Общаясь с Еленой Бондаренко, Новрузов сообщал, что, мол, материал продолжают покупать в соседнем карьере, но эта схема оказалась убыточной. Когда подозрения Бондаренко укрепились, они закрыли участок ДСЗ “Ханский” и изгнали Новрузова и его команду. По их подсчётам, ушлый бизнесмен успел заработать примерно 140 млн рублей.

Как дела делаются

Опасный карьер: Как в Адыгее с поддержкой силовиков захватывают чужой бизнес и избавляются от неугодных

С 2 октября 2018 года Андрей Бондаренко был в СИЗО Краснодара под следствием по сомнительному делу о мошенничестве. Следователь давил на бизнесмена и рекомендовал взять вину на себя. Несогласие его очень нервировал. Он обещал разные беды — мол, добьётся отчисления сына Бондаренко из Краснодарского президентского кадетского училища, а против его супруга Елены, дочери и тёщи может возбудить уголовное дело.

В марте 2019 года оперативники задержали по подозрению в даче взятки Наталью Игнатьеву, юриста ДСЗ “Ханский”, и защитника Бондаренко. Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Республике Адыгея возбудило уголовное дело по наиболее тяжкой, пятой доли статьи 291 УК РФ (дача взятки должностному лицу), которая грозит наказанием до 15 лет лишения свободы. По версии СК, Игнатьева якобы взялась порешать за денежки вопрос с мерой пресечения для Андрея Бондаренко, 1 марта 2019 года передав на автостоянке около торгового середины “Майкоп молл” два миллиона рублей следователю. Несмотря на то что у Игнатьевой трое детей, её отправили под стражу.

Первоначально в СК решили, что заказчиком взятки якобы был сам бизнесмен, желая прекрасно знали, что он в это время находился в реанимации. На допросах следователь пытался получить от Бондаренко признательные показания, обещая в противном случае возбудить уголовное дело уже против его супруга Елены.

Когда Андрей отказался, то через 20 минут перед ним на стол положили ксерокс постановления о возбуждении уголовного дела против Елены по той же статье — 291 УК РФ — и с льющейся датой 2 августа 2019 года, — рассказал Лайфу один из родственников бизнесмена.

Адвокаты Бондаренко не нашли в материалах дела никаких доказательств против Елены, даже косвенных. Следователь это и сам соображал: несмотря на тяжесть статьи, он избрал для женщины меру пресечения в виде обязательства явки. С августа по октябрь с Еленой никакие следственные поступки не проводились. Следует отметить, что, пока бизнесмен находился в СИЗО, Новрузов якобы ей угрожал — мол, если она не откажется от прав на собственность ДСЗ “Ханский”, её постигнет та же участь.

Поняв, что сделать обвиняемым Андрея Бондаренко не получится, следователь освободил его из-под стражи. Зато дело против Елены слили с делом адвоката Игнатьевой. Теперь, по версии следствия, картина получалась такой: жена бизнесмена отправила юриста со взяткой к силовикам, чтобы отпустить мужа. После того как Новрузов написал заявление, что Елена Бондаренко ему якобы угрожает, ей изменили меру пресечения на арест.

Всё это пора Андрей Бондаренко и его жена писали жалобы на действия силовиков в различные инстанции. Наконец прокуратура проверила обоснованность возбуждения уголовных дел против супруга бизнесмена и адвоката и пришла к выводу, что в них нет никаких доказательств и их нужно закрывать. На этом всё и затихло. Как считает бизнесмен, у следователей показались влиятельные заступники, которые не позволили развалить дело.

Несмотря на многочисленные нарушения, дело против Елены Бондаренко устремили в суд. 11 декабря прошлого года суд в Майкопе признал её виновной и вынес беспрецедентное по жёсткости наказание — девять лет лишения независимости. Апелляция снизила срок лишь на три месяца. В мае 2021 года Елену этапировали в исправительную колонию в Усть-Лабинске.

Что касается уголовного дела Андрея Бондаренко, то оно тоже дошло до корабля. Сначала материалы поступили в Мещанский райсуд Москвы, а затем Верховный суд перенёс рассмотрение в Краснодар. Скоро должны минуть первые слушания.

Завод пошёл по рукам

Опасный карьер: Как в Адыгее с поддержкой силовиков захватывают чужой бизнес и избавляются от неугодных

Параллельно с силовиками рейдеры начали операцию по захвату активов ДСЗ “Ханский”. Тот же судья Арбитражного корабля Адыгеи Шефруков почему-то решил передать всё имущество завода компании “НСМ групп”, которую связывают с Новрузовым. В мае прошлого года Бондаренко сквозь своего представителя сообщил суду, что готов погасить долги перед всеми кредиторами. Однако его заявление до сих пор не рассмотрено.

За это пора в ДСЗ “Ханский” сменилось уже пять арбитражных управляющих, однако никто из них не проводил инвентаризацию. Это известная схема: предприятие сознательно уничтожалось, чтобы занизить стоимость активов под торговлю. Управляющие менялись, а команда Новрузова продолжала добывать в карьере смесь и продавать её.

Юристы Бондаренко неоднократно замечали махинации с арбитражным делом. Весной 2020 года они ознакомились с материалами и сфотографировали их, а к зиме приметили расхождения — по внешнему виду дело расшивалось и сшивалось заново, вставлялись новые документы и договоры, которые были выгодны преходящим управляющим и компании “НСМ групп”. Представители последней сейчас пытаются провести торги, чтобы реализовать ДСЗ “Ханский”.

Юристы Андрея и Елены Бондаренко строчат жалобы в различные инстанции, пытаясь доказать, что супруги стали жертвами правового беспредела со стороны коммерсантов-аферистов и силовиков. У них на дланях есть веские доказательства нарушения закона. Восстановить честное имя Бондаренко мало. Юристы будут добиваться, чтобы бывальщины наказаны все, кто организовал травлю, уголовные дела, занимался аферами в ДСЗ “Ханский”.

Правоохранительные органы в первую очередь должны проверить деятельность Рафаэла Новрузова и людей из его команды, а также руководство и бенефициаров “НСМ групп” — всех, кому было выгодно заполучить ДСЗ “Ханский”. По предварительным этим, 60% в “НСМ групп” через Вадима Траскунова могут принадлежать Дмитрию Водопьянову. Другой долей через Ольгу Олейникову может владеть Новрузов.

Вытекает отметить, что тёзка Новрузова ранее уже упоминался в крупных аферах. В нулевых годах в Самаре расследовали несколько уголовных дел о хищениях в ОАО “Самарский губернский торговый дом”, где гендиректором был Новрузов. По версии последствия, предприятие по контракту получило от ГУП “Агентство по регулированию продовольственного рынка Самарской области” 112,5 млн рублей за поставку пшеницы, после чего денежки были похищены. Затем по аналогичной схеме было похищено почти 38 млн рублей на поставках мазута. По оперативным этим, на тот момент Новрузов был объявлен в розыск силовиками Белоруссии за хищение $7,5 млн. Его задержали в Москве, после чего отправили под арест.

>