Папа военной кибернетики. Академик А. И. Берг

Талант потрафит в цели, в которые никто попасть не может,
а гений – в цели, которые никто не видит.

Артур Шопенгауэр
Папа военной кибернетики. Академик А. И. Берг
Одним из весьма распространенных в сегодняшней России пропагандистских мифов является рассказ о сталинских гонениях на кибернетику.

Нередко цитируется фраза «кибернетика – подкупная девка империализма», приписываемая то Сталину, то Жданову (впрочем, некоторые считают, что продажной девкой Лысенко именовал генетику).
Применительно к кибернетике это не совершенно так или совсем не так.

Не будем обсуждать кибернетику в целом. Рассмотрим только историю развитие ее военных приложений в нашем Отечестве.

Но история идей – это непреходяще история людей.

Всем известен С. П. Королев, как создатель советской космической промышленности. Но и другие военно-научные направления имели своих отцов-основателей и гениальных глав.

История науки не может ограничиться развитием идей – в равновеликой мере она должна касаться живых людей с их особенностями, талантами, подневольностью от социальных условий, страны и эпохи.
С. И. Вавилов

Папа военной радиоэлектроники

Аксель Иванович Берг – замечательный советский ученый, социальный и государственный деятель, Герой Социалистического Труда, адмирал-инженер, академик.

О существования и деятельности академика уже написано несколько книг и несчетное число статей. Предыдущая статья об А. И. Берге на ВО может предназначаться прелюдией к воображаемой.

Поразительна многогранность его деятельности и обилие оставленных им следов в отечественной науке и технике.

Крупнейший ученый, глянцевитый организатор науки и техники, образный государственный и военный деятель А. И. Берг внес огромный вклад в развитие отечественной радиоэлектроники и кибернетики.

С мая 1927 года председатель секции радиосвязи и радионавигации Научно-технического комитета ВМС РККА. Как преподаватель ВМИУ создал при училище радиолабораторию и занимался в ней научными изысканиями в районы радио.

В 1932 году лаборатория была преобразована в научно-исследовательский институт, руководителем которого был назначен Берг.

В 1932–1937 гг. – начальство Научно-исследовательского морского института связи и телемеханики – НИМИСТ. (В дальнейшем Научно-исследовательский морской институт связи и телемеханики НИМИСТ, 34-й Научно-исследовательский институт связи ВМФ, а ныне это научное подразделение входит с состав Военного учебно-научного половины ВМФ «Военно-морская академия им. Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова»).

Папа военной кибернетики. Академик А. И. Берг
Выставочный комплекс «Ленэкспо». Административный корпус. Здание было выстроено в 1910-х годах для Многоопытной авиационной станции – первой в России войсковой части морской авиации, созданной в 1912 году. В 1934 году территория и дом бывальщины переданы образованному в 1932 году НИИ морской связи, впоследствии – Научно-исследовательский морской институт связи и телемеханики (НИМИСТ).

Страстности кругом кибернетики

Кибернетика в момент своего появления не была хоть сколько-нибудь сложившимся и оформленным направлением. Это был, скорее, комплекс идей и подходов, прикасающихся самых различных районов знания: от чисто технических (быстрое выполнение вычислений) до философских («может ли машина мыслить»).

Электронно-вычислительные машины уже были и начинали использоваться для решения прикладных задач, а о кибернетике особо никто не вспоминал. И не потому, что ее воспрещали.

Советские специалисты в районы ЭВМ еще не видели никакой связи между «абстрактной кибернетикой» и развитием электронно-вычислительной техники, которое в это пора уже шло бурными темпами.
Термин же «кибернетика» сделались чаще употреблять в более узком смысле, понимая под этим в основном аналогии, существующие между машинами и живыми организмами, и философские проблемы, возникающие в связи с социальными последствиями автоматизации.

Ныне термин «кибернетика» почти выведен из научного обихода. В русском стиле его вытеснило слово «информатика», в английском – Computer Science. Случилось это в связи со сменой научных поколений и в результате бурного развития компьютеров и сопутствующих им информационных технологий.
Поборниками кибернетики выступали в основном «незапятнанные» математики, филологи и философы, затем к ним подключились писатели-фантасты.

Партия не могла остаться в сторонке, и именно с этими идеями о том, что ненастоящий разум изменит мир, она полемизировала через контролируемый идеологический аппарат.

Сущность спора была вовсе не техническая. Никто из препирающихся не отвергал, что вычислительную технику нужно развивать. Спорили о природе мышления – о том, можно ли средствами математики смоделировать человеческое разум.

Для того чтобы разрешить этот вопрос, нужно было как минимум понимать, что такое человек и что такое мышление. Осознавать, что вино и структуру человечьего мышления нужно искать не только в мозге, но и в природе общественных отношений.

Понятное дело, что апологеты марксистко-ленинской теории не могли допустить вмешательство «кибернетиков» в приватизированную зона своих политических институтов.
Заслуга академика Берга была в том, что он превратил во многом утопические «кибернетические» идеи Норберта Винера в конкретные научные курсы и технические проекты, в том числе установившие тенденции развитие средств вычислительной техники, механизмов управления, боевых информационно-управляющих систем и комплексов военного управления ВМФ СССР.

Причем умудрялся, благодаря своим бездонным знанием и харизме, убеждать высшее военно-политическое руководство края и лично Сталина в необходимости развития этих научных курсов.

Но тюрьмы при этом тоже не избежал, что являлось типичным пунктом жизнеописания многих советских ученых и конструкторов.

Папа военной кибернетики. Академик А. И. Берг
Берг после освобождения из темницы, 1940 г.

Начало научного пути

В 1920-х годах в радиотехнике наметились исконные преобразования: затухающие колебания стали вытесняться незатухающими, возрос заинтересованность к коротким волнам, что положило начало освоению все новоиспеченных и новых диапазонов электромагнитных колебаний.

В те годы вместо искровых, дуговых и машинных радиопередатчиков, вместо радиоприемников с кристаллическими детекторами создавались технические оружия на электронных лампах. В течение нескольких десятилетий, пока не бывальщины изобретены полупроводники, вытеснившие электронные лампы, электровакуумная техника оставалась основой научно-технического прогресса.

В 20–30-х годах Берг выполнил цикл изысканий по электронным генераторам радиочастот, радиоприему, теории и расчету порядков работы электронных ламп в различных условиях, по вопросам стабилизации частоты, усиления сигналов и управления генераторами.

Аксель Иванович выдвинул и предложил решения черты принципиально новых проблем (например, сеточного детектирования, анодной и сеточной модуляции), имевшие крупное значение для развития радиотехники, а в кое-каких случаях – обогнавшие результаты ученых других стран.

Особенно много он занимался теорией и методами расчета ламповых генераторов. Эффективность, простота и точность метода расчетов Берга, применимого ко всем утилитарным порядкам работы генераторных, модуляторных и усилительных ламп, обеспечили развитие методов инженерных расчетов в радиотехнике.

Многие из этих изысканий не утеряли своего значения и после перехода радиотехники на полупроводники, поскольку принципы обработки сигналов в электронных лампах и полупроводниках имеют немало всеобщего.

Идеолог связи в ВМФ

В конце 1926 года наркомвоенмором была назначена специальная комиссия для выработки политики в районы вооружения флота радиотехническими оружиями. И Берг назначается ее председателем.

Задача этой комиссии была скромной – проверить, какое радиотехническое оборудование стоит на кораблях; высчитать, чего не хватает, и дать рекомендацию о добавочной аппаратуре.

Как никто другой, Берг знал, что флот оснащен радиостанциями устаревшего образа и никакой общей программы вооружения флота оружиями связи не существует. Каждый конструктор кораблей, каждый начальник связи флота или флотилии работал по своему разумению.
А разумения как раз и не было: в то пора на высоком уровне радиотехника только рождалась, радиоспециалистов можно было сосчитать по перстам.

Берг, став в 1927 году во главе перевооружения морского флота оружиями связи, выдвигает идею снабжения итого флота совершенно новой радиоаппаратурой. «Старую выбросить, установить новую».
В мае 1927 года он возглавил секцию связи Научно-технического комитета Военно-морских сил РККА.

В 1928 году в порядочной мере по инициативе Берга организуется Научно-испытательный стрельбище связи ВМС РККА, который в 1932 году в результате слияния с секцией связи Научно-технического комитета ВМС РККА преобразуется в Научно-исследовательский морской институт связи и телемеханики ВМС РККА.

Начальником этого института был назначен Берг, и тут завязалась его плодотворная работа по созданию новых технических средств связи, гидроакустики и телемеханики для военно-морского флота.

Аксель Иванович выдвинул идею извечного перевооружения флота радиоаппаратурой, сформулировал требования к ней, отстаивал идеи специализации и стандартизации. Под руководством и при непосредственном участии Берга разработаны и внедрены две крупные системы радиовооружения.

Одна из них – «Блокада» (1927–1932) ознаменовала переход от искровой радиотехники (телеграфная связь с поддержкой затухающих колебаний) к ламповым передатчикам и приемникам, позволившим реализовать более надежную телеграфную, а также радиотелефонную связь незатухающими колебаниями в диапазоне посредственных волн.

Другая система – «Блокада-2» (1934–1939) трудилась уже в коротковолновом диапазоне и позволяла строить более стабильные радиолинии, что создало предпосылки перехода на самодействующие методы передачи и зачисления.

«Блокада-2» поступила на вооружение флота до начала Великой Отечественной войны, и, как скажет позднее адмирал флота И. С. Исаков, «в Отечественной ругани ни одна операция флота не была сорвана по причине плохой работы техники связи или несоответствия этой техники оперативному курсу».

Первой комплексной системой связи флота явился комплекс «Блокада-1», который завод им. Козицкого выпускал в 1927–1934 годах. В его составе КВ- и СВ-передатчики 9 манеров, КВ- и УКВ-радиостанции, радиоприемники 4 типов.

Предусматривались градации комплектов аппаратуры по отдельным характеристикам и назначению для всех классов кораблей и береговых объектов.
Новоиспеченные заявки флота, связанные с освоением новых морских театров (КВ-диапазон вместо СВ, повышение стабильности и др.), были реализованы в разработанной совместно с НИМИС системе связи «Блокада-2», научно обоснованной А. И. Бергом. С 1937 года до основы брани завод изготавливал входившие в ее состав передатчики 7 типов, приемники 5 типов и КВ-радиостанцию.

Гидроакустика.

Берг занимался разработкой первых гидроакустических приборов для надводного и подводного флота и публиковал статьи на эту тему в журнале «Морской сборник». Под его руководством в институте создавалась отечественная гидроакустическая техника.

Радионавигация.

Велики его заслуги и в становлении корабельной радионавигации. В годы плавания Берга штурманом использовались обращённая радиопередача (амплитудные радиомаяки) и направленный радиоприем (слуховые радиопеленгаторы) на средних волнах. Берг исследовал девиацию судового радиопеленгатора и участвовал в создании пеленгаторов, какие до сих пор служат несложным и надежным средством определения местоположения корабля в море.

Радиолокация.

Первые опыты по радиолокации в нашей краю также проводились под руководством Берга еще в 1936 году.

Значительную административную и научно-организационную работу начальника института Аксель Иванович успешно сочетал с большенный личной теоретической и экспериментальной трудом.

Многие современники вспоминали, что в его кабинете за перегородкой была оборудована небольшая лаборатория. Тут был развернут настенный макет с многоступенчатой схемой радиопередатчика и стенды для испытаний электронных ламп. Когда у Берга возникала новоиспеченная идея, он разом же мог обратиться к лабораторным установкам.

Создание новой отрасли – радиоэлектроники.

Первым в истории СССР комплексным документом, установившим роль радиоэлектронного вооружения и возложившим основу отрасли радиоэлектроники, было постановление Государственного Комитета Обороны (ГОКО) от 4 июля 1943 года «О радиолокации».

Аксель Иванович Берг вспоминает, как, потрафив к Сталину (после двух с половиной лет, проведенных в тюрьме), он три часа объяснял вождю идею радиолокации.

Надо отдать должное интуиции Иосифа Виссарионовича! Не любой способен в течение нескольких часов постичь суть и значение новых технологий. Результатом именно этого общения было постановление ГОКО № 3683сс, сделавшееся основой создания новоиспеченной отрасли.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ № ГОКО-3683сс
4 июля 1943 года. Москва. Кремль

О радиолокации

Учитывая необычайно важное значение радиолокации для повышения боеспособности Красной Армии и Военно-Морского Флота, Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Создать при Государственном Комитете Обороны Рекомендация по радиолокации.

2. Возложить на Рекомендация по радиолокации при ГОКО следующие задачи:

а) подготовку проектов военно-технических заданий ГОКО для конструкторов по проблемам системы вооружения оружиями радиолокации Красной Армии и Военно-Морского Флота;

б) всемерное развитие радиолокационной промышленности и техники, обеспечение создания новоиспеченных оружий радиолокации и усовершенствования существующих типов радиолокаторов, а также обеспечение серийного выпуска промышленностью высококачественных радиолокаторов;

в) привлечение к делу радиолокации наиболее крупных научных, конструкторских и инженерно-технических сил, способных подвигать вперед радиолокационную технику;

г) систематизацию и обобщение всех достижений науки и техники в районы радиолокации, как в СССР, так и за границей, линией использования научно-технической литературы и всех источников информации…
Отмечая «исключительно важное смысл радиолокации для повышения боеспособности Алой Армии и Военно-Морского Флота», постановление ставило задачи в области науки, промышленности, мобилизации квалифицированных специалистов, подготовки кадров, снабжения, концентрации всех трудов по радиолокации в специально созданном основном управлении.

Становление радиопромышленности

В 1943 году Берг был назначен заместителем министра электротехнической индустрии, и перед ним поставили задачу развития радиолокации. Сейчас требовалось в короткие сроки обеспечить развитие науки, техники и производства в районы сверхвысоких радиочастот.

Аксель Иванович предложил организовать мощную научно-техническую базу электровакуумной индустрии в системе Министерства электротехнической индустрии, привлечь к работам по радиолокации министерства авиационной, судостроительной промышленности и вооружения, учредить координирующий орган – Рекомендация по радиолокации при правительстве края.

Берг проработал на посту заместителя председателя этого совета (возглавлял совет Г. М. Маленков) до 1947 года.

Он деятельно занимался проблемами производства радиолокационной техники, созданием новоиспеченных исследовательских и конструкторских организаций, а также подготовкой кадров. Председательство Г. М. Маленкова подчеркивало государственную важность проблемы.

Но так как Маленков ничего не смекал в электротехнике и панически боялся Сталина, то Акселю Ивановичу приходилось решать вопросы и напрямую с «вождем народов», минуя ровного начальника.

В 1947 году Берг возглавил крупный Научно-исследовательский институт радиолокации и военной радиоэлектроники.

В июне 1953 года его потребовали к министру обороны СССР Н. А. Булганину, где он доложил о позе дел с радиолокацией и получил приказание подготовить доклад с предложениями о реорганизации дела.

Финал этого визиты оказался для Акселя Ивановича неожиданным, но в какой-то мере и закономерным (выступающих ученных в то время часто назначали на высокие административные места с соответствующей степенью ответственности): 18 сентября 1953 года Берга назначили заместителем министра обороны СССР. Он ровно руководил развитием радиолокационной техники во всех видах вооруженных сил.

Организуя новые отраслевые институты, Берг сознавал важность развития и фундаментальной науки. В 1953 году он выступил инициатором создания Института радиотехники и электроники АН СССР. В 1953–1954 годах был директором этого института и председателем его ученого рекомендации.

Берг занимал чуть ли не десяток ответственных мест, но успешно справлялся со всеми своими обязанностями, благодаря огромной работоспособности. Однако перегрузка дала о себе ведать: в 1956 году он всерьез заболел. Это заставило его в 1957 году просить об освобождении от руководящей работы в Министерстве обороны, а в 1960 году – уйти по заболевания из кадров Советской армии в отставку с правом ношения военной формы.

Гражданский период его жизни был не менее продуктивным.

Берг сделался устроителем Научно-технического общества радиотехники, электроники и электросвязи им. А. С. Попова и первым председателем его центрального правления (1945–1950), а позднее – почетным членом правления.

Порядочным его начинанием в этом направлении стала организация выпуска популярной серии книг и брошюр «Массовая радиобиблиотека» (МРБ), которая основы сходить в 1946 году. Аксель Иванович был ответственным редактором этой серии в течение пяти лет (до 194-го выпуска).

Он помог выковать политику редакции, какую сам сформулировал в следующих словах:

«Мы даем самую свежую научно-техническую информацию, написанную в лучших традициях научно-популярной литературы.

Мы усердствуем дать понятие о предмете с физических позиций, подбираем авторов с переднего края той проблемы, которой посвящена книга, то кушать авторов, прямо занимающихся этим вопросом, и стремимся дать в каждой книге, кроме познавательного, и практический материал: схемы и расчетные соотношения.

Степень изложения в МРБ мы усердствуем выдерживать таким, чтобы наши книги были понятны читателям со средним образованием».
В 1954 году по инициативе Берга была создана редколлегия МРБ, в какую вошел и он сам, но и при коллективном управлении его роль научного главу издания не изменилась.

Порядковая нумерация выпусков превысила 1200, а общий тираж изданий исчисляется десятками миллионов экземпляров. Берг занимался и ровный организацией радиоклубов, школ радиоэлектроники по линии ДОСААФ.

А. И. Берг был председателем правления Всесоюзного научно-инженерного общества радиотехники и радиосвязи имени А. С. Попова, членом редколлегии научно-популярного журнала «Радио», членом редколлегии журнала «Электричество». В 1962–1965 годах был основным редактором энциклопедии «Автоматизация производства и индустриальная электроника».

Образование.

Широко образованный творческий человек Аксель Иванович обнаружил себя как поборник развития в нашей краю образования в области радиотехники, а позднее – радиоэлектроники, вычислительной техники и кибернетики.

Он сыграл немалую роль в организации в вузах нашей кромки радиотехнических факультетов, факультетов прикладной математики и кибернетики. Именно ему принадлежит и идея внедрения методов и средств программированного обучения и вообще обучения, максимально ускоренного к практике.

Папа отечественной кибернетики

Академик Берг инициировал создание Научного совета по комплексной проблеме «Кибернетика» при Президиуме АН СССР (1959–1979).

За эти годы отечественная кибернетика прошла сложный путь становления и развития. Основные идеи и принципы кибернетики оказали влияние на все области знаний. И дело не лишь в компьютеризации и математизации знаний.

Изменился сам подход к учимому объекту: с кибернетикой пришли новые подходы – системный, информационный и вероятностно-статистический.

Эту труд в течение двадцати лет возглавлял и координировал академик Берг. Он привнёс не просто значительный, но основополагающий вклад в становление в СССР бионики, технической кибернетики (со всеми ее «военными» приложениями), структурной лингвистики, ненастоящего интеллекта.

Тема «Берг и кибернетика» (информатика, вычислительная техника) еще немало обширна, чем «Берг и радиоэлектроника».

«Кибернетика – это наука, какая имеет огромные перспективы, смотрит далеко вперед».
А. И. Берг
Рождение кибернетики зачислено связывать с датой опубликования (в 1948 году) Норбертом Винером его знаменитой книжки «Кибернетика, или управление и связь в животном и машине».

В этой труду впервые были показаны пути создания общей теории управления и заложены основы методов рассмотрения проблем управления и связи для различных систем с цельной точки зрения. Основоположник кибернетики Норберт Винер определил ее как науку об управлении и связи в механизмах, организмах и обществах.

В 1948 году академик Лаврентьев, директор Института математики и вице-президент АН УССР написал Сталину послание о нужды ускорения исследований в области вычислительной техники и о перспективах использования ЭВМ. 29 июня 1948 года Председатель Рекомендации Министров СССР И. В. Сталин подмахнул постановление, в соответствии с которым создавался Институт точной механики и вычислительной техники.

В 1948 году Патентным бюро госкомитета Рекомендации министров СССР по внедрению авангардный техники в народное хозяйство было зарегистрировано изобретение Б. И. Рамеевым и И. С. Бруком цифровой электронной вычислительной машины (подтверждение номер 10475 с приоритетом 4 декабря 1948 года).

Папа военной кибернетики. Академик А. И. Берг
Постановление о создании Институт буквальной механики и вычислительной техники
Проекты такого масштаба, как это было зачислено, поручались сразу нескольким организациям. Поэтому МЭСМ и вскоре последовавшая за ней БЭСМ не очутились единственными. В 1952 году сделались действовать машины М-1 и М-2, созданные в коллективе И. С. Брука, в 1953 году появился первый экземпляр ЭВМ «Стрела», а с 1954 года завязалось производство семейства машин «Урал».

Таким манером, работы в СССР проводились, а результаты были затребованы промышленностью и наукой. При этом получение информации из-за рубежа было крайне затруднено, так как в США (как и в СССР) труды по созданию ЭВМ проводились в заинтересованностях ВПК и атомной энергетики в обстановке строгой секретности.

Тем не менее в течение двух десятков лет СССР утилитарны не отставал от США. И этот паритет был во многом благодаря одному человеку – академику А. И. Бергу.

Что же касается отставания СССР от США в развитии вычислительной техники, вином какого часто объявляют пресловутый «погром кибернетики», то оно в основном начало складываться в более поздние годы и во многом было потребовано всеобщим технологическим отставанием.

С конца 50-х сфера научных интересов А. Берга сосредоточилась на всех аспектах кибернетики.

«Третья житье» – так в книжке «Аксель Берг – человек ХХ века» назван «кибернетический период деятельности академика, которая во многом установила становление новоиспеченного комплексного научного направления.

«Естественным ходом событий (вместе с развитием радио, которое в 20–30-х годах показало себя как глянцевитое оружие связи, а в начале 40-х, во время Отечественной войны, как первоклассное оружие, а к концу 40-х годов дало внезапный выход – создание электронных вычислительных машин) я к 50-м годам пришел в кибернетику», – строчил Аксель Иванович в своих воспоминаниях.

В это пора в советской печати появились публикации, в которых кибернетика характеризовалась как идеалистическая буржуазная «лженаука».

Подобный взгляд объективно задерживал развитие кибернетических идей, развитие и применение в нашей краю вычислительной техники.

Однако утилитарные задачи и, прежде всего, задачи укрепления обороноспособности страны требовали не прекращения трудов в области кибернетики, а расширения и активизации этих изысканий. Нужно было преодолеть стену непонимания, косности и недоверия, сломать идейный барьер.
И в лице адмирала Берга, в 1953–1957 годах занимавшего пост заместителя министра обороны СССР по радиоэлектронике, кибернетика обрела человека, какой гарантировал условия для ее становления и расцвета.

Для А. И. Берга кибернетика означала новый жизненный этап. В начале 50-х годов для него становится очевидной порядочная роль кибернетики в развитии научно-технического прогресса.

Обладая фундаментальными знаниями практически во всех точных науках, авторитетом и знанием советских казенных механизмов, Аксель Иванович домогался реализации своих идей и планов.

«Не могу сдаваться, не приучен, хочется жить и добиться признания своей правоты»;
«Кто не смеет составить собственного предложения – трус, кто не хочет – лентяй, кто не может – глупец».
В конце 50-х, когда он уже не занимал официальных должностей, а сосредоточился на научных исследованиях, 10 апреля 1959 года А. И. Берг мастерит доклад на заседании Президиума АН СССР, где он четко формулирует основное:

«Задачей кибернетики является повышение эффективности деятельности человека во всех случаях, когда ему необходимо осуществлять управление».
И завершает собственный доклад словами:

«Если будет создан Научный рекомендация по кибернетике Академии наук СССР, он будет считать это своей основной задачей».
Президиум АН СССР одобрил доклад.

Рекомендация по кибернетике был создан. Главой Совета был утвержден академик А. И. Берг, а его заместителем д. ф.-м. н. А. А. Ляпунов. В течение 20 лет Совет Берга был серединой, организующим исследовательские труды в области кибернетики и её приложений в масштабе всей страны.

Папа военной кибернетики. Академик А. И. Берг
Структура Совета. Записка А. И. Берга
Основными структурными подразделениями Рекомендации являлись секции, координирующие изыскания по определенным крупным направлениям.

Вокруг Берга собрались крупнейшие ученые самых различных профилей. Это были В. В. Парин (биология и медицина), В. С. Немчинов (экономика), Н. Г. Бруевич (надежность), В. И. Сифоров (теория информации), Н. И. Жинкин, Б. Ф. Ломов (психология), М. А. Гаврилов, Я. З. Цыпкин (техническая кибернетика), В. В. Иванов (лингвистика), Б. С. Сотсков, В. М. Ахутин (бионика), А. Г. Спиркин (философия) и многие другие.

На рубеже 50–60-х годов в СССР сложилось несколько концепций кибернетики, совпадающих в главных положениях, но различающихся по содержанию и расстановке ударений.

Так, A. A. Ляпунов, математик с размашистыми теоретическими и прикладными интересами, пришел к кибернетике от проблематики дескриптивной теории множеств, а в своих кибернетических разработках мастерил упор на программировании (основы теории какого он и заложил) и информационном осмыслении жизненных процессов.

Берг же был инженером, и кибернетика пришла для него прямым продолжением того, с чем он имел дело как одинешенек из создателей отечественной радиоэлектроники. С самого начала развития кибернетических изысканий в нашей стране А. И. Берг понимал термин «кибернетика» весьма размашисто.

Он определил кибернетику как науку об оптимальном управлении сложными динамическими системами на основе математики, логики и ЭВМ. В задачах кибернетики подчеркивалась роль оптимизации.
В философском осмыслении кибернетики А. И. Берг находил, что понятие «информация» столь же фундаментально для нынешней науки, как «вещество», «поле» и «энергия».

Он выдвигал идею, что следует прочертить сопоставительное изучение таких понятий, как «физиологическая энтропия» и «энтропия в теории информации».

Из сопоставления следует (как считал А. И. Берг) антиэнтропийная суть кибернетики и трактовка управления, как объективного процесса, устремлённого на устранение хаоса.

Создавались институты кибернетики в республиках, новые лаборатории в институтах Академии наук, проводились бесчисленные конференции, семинары и симпозиумы. И все это под руководством или при ровном участии А. И. Берга.

Папа военной кибернетики. Академик А. И. Берг
А. И. Берг, 1963 г.
В соответствии с концепцией А. И. Берга, важнейшие кибернетические направления разделились на теоретические и прикладные.

Первые связаны с развитием всеобщей теоретической базы кибернетики, вторые – с приложениями кибернетики в различных районах с учетом их специфических особенностей.

Основные теоретические курсы: математические проблемы кибернетики; теория информации; техническая кибернетика (теория процессов управления в технических системах); теория надежности; теория знаковых систем, обучая построение естественных и искусственных языков; бионика; математическая теория эксперимента; философские проблемы кибернетики.

Как явствует из отчета за 1967 год, к труду Научного рекомендации по кибернетике и его секций на общественных началах было привлечено более 800 человек, в том числе 14 академиков, 30 членов-корреспондентов, возле 200 докторов и свыше 350 кандидатов наук. В штате же Рекомендации работали всего 26 человек, в том числе 15 научных сотрудников. Был создан поистине неповторимый научный организм!
Созидательной и организаторской энергии А. И. Берга обязаны своим развитием многие научные курсы кибернетического характера, а именно: теория знаковых систем, теория информации, бионика, математическая теория эксперимента, теория надежности, программированное обучение.

А. И. Бергу относится наиболее всеобщей истолкование кибернетики, фактически охватывающее то, что ныне называют информатикой.
Он всегда исходил из того, что для современной кибернетики решающую роль играет развитие ее математических методов. «Прогресс науки во всех ее разновидностях в порядочной степени определяется ее математизацией».

Берг сформулировал и реализовал приложения кибернетической теории в различных районах: экономика, энергетика, транспорт, химия и металлургия, живая натура, медицина, психология, право, военное дело.

Академик А. И. Берг одним из первых в Советском Альянсе понял важность проблемы разработки систем управления техническими оружиями для исследования и освоения океана.

По его инициативе в рамках Научного рекомендации в 1976 году была организована комиссия «Теория и методы управления системами для изыскания и освоения Мирового океана».

Папа военной кибернетики. Академик А. И. Берг
А. И. Берг в кабинете
Огромное смысл имела также издательская деятельность Совета по кибернетике, проходившая при теснейшем и решающем участии Акселя Ивановича. Он строчит книжки по кибернетике сам, редактирует многие издания, горячо поддерживает талантливых авторов.

Елена Владимировна Маркова, которая немало лет трудилась вместе с А. И. Бергом в Совете по кибернетике, пишет:

«Аксель Иванович был истинным «кормчим» кибернетики, он уверенно вёл свой огромный корабль – Рекомендация по кибернетике – к целой цели: к созданию отечественной кибернетики. Он чувствовал себя уверенно.

Вся его предыдущая работа (связь, радио, электроника, автоматизация) подготовила его к новоиспеченной роли.

Он владел математическим аппаратом, иноземными языками, широтой знаний, поэтому с лёгкостью воспринимал новые кибернетические идеи.

Инженерный эксперимент, любовь к знаниям и талант устроителя позволили ему создать в Совете целый спектр прикладных направлений кибернетики, что явилось основной отличительной чертой берговской кибернетики».

«Военная кибернетика»

К крышке 50-х годов в оборонных отраслях промышленности и в организациях Министерства обороны края проявился интерес к применению вычислительных машин для решения задач обработки информации и управления в военных системах.

Задачи гораздо выделялись по своему характеру от ставших к тому времени традиционными – вычислительных. Выявились трудности применения и недостатки универсальных ЭВМ при использовании их в военных системах для решения проблем управления в реальном поре. В итоге получило активное развитие специфическое направление вычислительной техники для систем военного назначения.

Этот вектор почти одновременно начинов формироваться в нескольких проблемно-ориентированных районах для сухопутных, авиационных, морских, ракетных и других систем в оборонных отраслях промышленности и на предприятиях. Для последующего развития существенными очутились заявки заказчиков из различных областей применения.

Так, первые работы по созданию средств автоматизации процесса управления подводной ладьёй и надводным кораблем бывальщины выполнены в 50-е годы в НИИ ВМФ при непосредственном участии академиков А. И. Берга и Б. В. Гнеденко.

Тогда в интересах повышения эффективности управления на военные корабли сделались устанавливать отдельные радиоэлектронные средства автоматизации управления, однако это не дало значительных результатов, так как они не были целой системой, имели низенькую надежность и оперативность функционирования.

Для решения этих вопросов наукой и промышленностью продолжались исследования и труды, результаты которых позволили существенно повысить эффективность корабельных радиоэлектронных оружий.

Эта система явилась прототипом будущих БИУС.

Военная информационно-управляющая система (БИУС) – комплекс электронно-вычислительной аппаратуры и иных технических средств на боевом корабле, предназначенный для автоматизированной выработки рекомендаций по управлению оружием и маневрированию в мишенях наиболее эффективного использования военных и технических возможностей.

Следующим этапом стало развитие АСУ.

АСУ силами – это совокупность технических и программных оружий, обеспечивающих принятие решений по управлению мочами в соответствии с поставленной задачей и информацией от системы освещения обстановки, а также передачу сигналов военного управления подчиненным и взаимодействующим мочам.

В середине 60-х годов кооперацией предприятий промышленности при военно-научном сопровождении НИИ ВМФ был создан опытный образчик первой в ВМФ «АСУ силами флота» (система АС-4).

Эта система была внедрена на Нордовом и Тихоокеанском флотах, а также в Генеральном штабе ВМФ и обеспечивала автоматизированный сбор, обработку, хранение оперативной информации по составу своих сил, сил противника и состоянию окружения.

Вступление в эксплуатацию системы АС-4 в значительной степени позволило интенсифицировать и облегчить управленческую деятельность операторов и командования ВМФ.

Был период, когда от отрицания нужды компьютеризации правящих процессов и систем ВМФ, научные организации ВМФ и, естественно, промышленность стали лоббировать всеобщую автоматизацию, в том числе в системе управления мочами.

Этот тренд уже на исходе, желая некоторые его носители еще при делах.

Остальные поняли:

Полная автоматизация процессов управления мочами флота невозможна.

В качестве непременного и главного звена управления выступает человек (командующий, командир, оператор), выполняющий по должностному направлению те функции управления, какие не могут быть формализованы, алгоритмизированы и выполнены компьютером.

Поэтому понятие АСУ ВМФ как тогда, так и сейчас является в определенном резоне отвлечением. Не существует единой универсальной АСУ ВМФ. Существует множество автономных систем и средств автоматизации отдельных процессов управления мочами и оружиями ВМФ.
Исторически сложилось так, что эти подсистемы и комплексы разрабатывались и внедрялись независимо друг от друга, без единой концепции автоматизации процессов управления ВМФ. И не весьма они между собой стыковались.

У этого процесса бывальщины организационные и технологические причины.

• Жесткие межведомственные барьеры и ограничения по секретности повергли к тому, что обмен информацией о разработках специализированных, мобильных ЭВМ между специалистами различных отраслей и предприятий в стране был резко узок.

• Отсутствие в 50–70-е годы развитой централизованной промышленности электронных компонентов для ЭВМ пришло причиной их разработки зачастую теми же предприятиями, какие создавали архитектуру ЭВМ и системы управления в целом. Вследствие этого элементная база нередко была полукустарной и разнотипной, не выделялась высоким качеством и технологическим уровнем.

• Необходимость для многих предприятий оборонных отраслей вести разработку систем по целому циклу, начиная с создания элементной базы ЭВМ и дальше всей вычислительной техники и программного обеспечения, не только приводила к массе параллельных, неунифицированных разработок, но и значительно увеличивала длительность и стоимость проектов.

Появление в крышке 50-х годов принципиально нового облика изделий – программного обеспечения, в котором сосредоточивалась интеллектуальная сущность методов и процессов управления, а также порядочная доля факторов, определяющих качество и эффективность военных систем, недооценивались ни индустрией, ни заказчиком. В отличие от осязаемого железа, за алгоритмы и программы не хотелось платить ни тем, ни иным.

Отсутствие отработанной технологии, относительно низенькая квалификация и оплата труда большинства программистов не стимулировали повышения производительности, рослое качество результатов программирования и систем в цельном.

• Развитие технологии производства и элементной базы военных ЭВМ не поспевало за ростом заявок к их ресурсам по памяти и производительности, необходимым для реализации всех новоиспеченных требований и задач.

• При создании требований к мобильным ЭВМ военного направления необходим был детальный анализ алгоритмов и программ, подлежащих реализации. Помимо необходимых, в стремлении алгоритмизировать принципиально неформализуемые процессы принятия решения командирами различных степеней, в технику и в системы, наряду с необходимыми, закладывались и явно избыточные функции.

Вследствие этого к середине 70-х годов сформировался весьма размашистый спектр (около 300) типов мобильных ЭВМ военного назначения, различающихся архитектурой и структурами команд, ориентированными на особенности функциональных задач, а также конструктивным оформлением, зависящим от зон применения.

Они отличались почти полным отсутствием любого вспомогательного и периферийного оборудования, не требующегося для непосредственного решения прямых функциональных задач конкретной системы управления.

Это было начин. Пускай и не безоблачное, но необходимое для дальнейшего развития.

>