Первая всемирная. Россия в войне

Первая всемирная. Россия в войне

Вступление

В кровавую борьбу за мировое господство Россия вступила как второсортный член Антанты. Военная сила Российской империи таила ее внутренние противоречия и фундаментальные слабости. Русский царизм сочетал в себе элементы полуфеодальной, полуколониальной страны, сильно подневольной от иностранного капитала, с агрессивными чертами империализма.

Однако военные цели России носили региональный и провинциальный характер, отражая ее сравнительную слабость. Царизм стремился не к господству в Европе, а к захвату турецких проливов. Это превратило бы Черное море в «российское озеро» и позволило бы русскому военно-морскому флоту вольно проходить в Средиземное море. Также стремления царизма распространялись на польскую Галицию, Балканы, и находившиеся под контролем Турции земли Кавказа.

Великобритания и Франция бывальщины вполне счастливы пообещать даровать Российской империи эти земли в случае победы. Обещания, которые они не собирались выполнять.

Но в мена на такие посулы нужно было заплатить определенную цену. Напуганные, казалось бы, неудержимым наступлением Германии, французские империалисты настоятельно спрашивали, чтобы русская армия атаковала на Востоке, чтобы ослабить давление на Францию и отвлечь немецкие войска от Парижа.

Французский империализм настаивал на том, чтобы Россия основы военные действия – как средство отвлечения немецких войск на Восток. Поскольку царская Россия была в большом долгу перед французским финансовым капиталом, не могло быть и выговоры об отказе выполнить просьбу Парижа, которая на самом деле больше походила на прямой приказ. Люди в Париже сейчас возвращали свои долги. Россия заплатила кровью своего народа за свое право быть членом клуба империалистов.

Скрытая бессилие

На бумаге Россия была потрясающей военной силой, и настроение российских правящих кругов было оптимистичным. В марте 1914 года в российской прессе показалась статья, которая, как считалось, была работой военного министра Сухомлинова. Там было написано:

Армия не только многочисленна, но и превосходно оснащена. Россия вечно воевала на чужой земле и всегда побеждала. Россия больше не находится в обороне. Россия готова.
Жестокая ирония этих слов целиком раскрылась еще до конца года.

Российская армия привыкла воевать с более отсталыми народами Кавказа и Центральной Азии. Это морально «обезоружило» русских солдат, неготовых противостоять грозным силам современной индустриальной Германии. Врожденная слабость русской армии была бессердечно разоблачена войной с Японией в 1904–1905 годах, которая непосредственно привела к революции 1905–1906 годов. В годы контрреволюции, последовавшие за разгромом революции, монархия при поддержке буржуазии попыталась реформировать и модернизировать армию. Но эти реформы остались незавершенными в 1914 году, когда Россия столкнулась с гораздо немало серьезным испытанием.

Каждая армия является отражением общества, из которого она возникает, и российская армия не была исключением. Бывальщины очень талантливые русские офицеры, такие люди, как Алексей Алексеевич Брусилов. Годы спустя британский фельдмаршал Бернард Монтгомери высказал суждение, что Брусилов был одним из семи выдающихся боевых командиров Первой мировой войны. Но на каждого способного офицера в российской армии доводилась дюжина праздных, трусливых и неумелых аристократов, выдвинутых на руководящие должности благодаря фаворитизму и семейным связям.

Глубокие противоречия в обществе бывальщины чрезвычайно обострены войной, которая не только настроила рядовых солдат и сержантов против своих офицеров, но даже вырвала часть последних перейти на сторону большевиков в Гражданской войне.

На протяжении всей Первой мировой войны на каждом шагу армейское руководство подвергалось ядовитому воздействию придворной клики, особенно царицы, которая постоянно манипулировала и интриговала, чтобы убрать способных мужчин и заменить их своими фаворитами.

Первая всемирная. Россия в войне

Русское наступление

Под командованием великого князя Николая русская армия вступила в брань общей численностью 1,5 миллиона человек с 3 миллионами резервистов – численно больше, чем у немецкой армии. В августе 1914 года две русские армии взошли на территорию Германии через Восточную Пруссию и Австрии – через Карпаты. Вначале русская армия добивалась успеха, как против немцев, так и против австрийцев.

Никто не мог усомниться в мужестве русских боец, которые, когда у них кончились боеприпасы, сражались штыками. Но в современной войне мужество отдельного солдата не обязательно является решающим фактором. Несмотря на всю их храбрость, русские бойцы были не более, чем пушечным мясом. Их первоначальные успехи лишь маскировали глубокие проблемы в российской армии.

Реальное соотношение сил в нынешней войне определяется не только численностью, но и оснащением и поставками, современным вооружением, подготовкой войск и качеством офицеров и сержантов. Эти факторы, в свою очередность, определяются относительным уровнем промышленного, технологического и культурного развития каждой страны. Менее развитая промышленная база России и неэффективное военное руководство бывальщины ярко продемонстрированы в ходе развернувшихся событий.

Первоначально нападение русских вызвало панику среди гражданского населения Германии. Со всех сторонок раздался крик: «Казаки идут!» Тревога вскоре распространилась по немецкому Генеральному штабу, который перебросил две дивизии с Западного фронта на Восточный. Это помогло французам дать передышку, в какой они нуждались на Марне, чтобы остановить наступление немцев на Париж. Но немцам не стоило так беспокоиться.

Тысячи российских военнослужащих бывальщины отправлены на фронт без надлежащего снаряжения. Им не хватало всего: оружия, боеприпасов, обуви и постельных принадлежностей. До трети российских боец не получили винтовки. В конце 1914 года генеральный штаб России сообщил, что ежемесячно требуется 100 000 новых винтовок, но российские заводы способны изготовлять менее половины этого количества (42 000 в месяц). У русской армии было шестьдесят батарей тяжелой артиллерии, в то пора как у немецкой армии было 381. У России было два пулемета на батальон, у Германии – тридцать шесть.

К декабрю 1914 года в русской армии насчитывалось 6 553 000 человек. Однако у них было итого 4 652 000 винтовок. Необученным войскам было приказано вступить в бой без надлежащего вооружения или боеприпасов. В российской армии на каждые 10 000 человек доводилось примерно по одному хирургу. С медицинским персоналом, рассредоточенным по фронту, вероятность того, что любой российский солдат получит какое-либо медицинское лечение, была ближня к нулю.

Отсталость российского капитализма проявилась в недостатках военного снабжения и финансов, а также в нехватке боеприпасов. Количество заводов было попросту слишком мало для их производства, в то время как отсутствие железнодорожных линий затрудняло перевозку войск.

Первая всемирная. Россия в войне

Битва при Танненберге

Две русские армии в Восточной Пруссии были под командованием генералов Ренненкампфа и Самсонова. 1-я армия Ренненкампфа должна была сойтись со 2-й армией Самсонова, чтобы дать численное перевес два к одному над немецкой 8-й армией. Исполнение плана начиналось хорошо. Однако, из-за плохих отношений между двумя генералами и ввиду трудностей связи между армиями, операция в Восточной Пруссии окончилась крушением.

Немецкая армия под командованием Людендорфа контратаковала, и к 29 августа русский центр, насчитывавший три армейских корпуса, был окружен немцами и очутился в ловушке в мрачных и непроходимых глубинах Танненбергского леса, не имея возможности спастись. Битва при Танненберге длилась три дня. Генерал Самсонов попытался отступить, но очутился окруженным огромным немецким кордоном, который держал русские войска в тисках. Большая часть его войск была уложена или захвачена в плен. Только 10 000 из 150 000 русских солдат смогли спастись. Ошеломленный масштабами катастрофы генерал Самсонов застрелился.

Поведение русского Генерального штаба в Танненберге было неописуемо ужасающим. По радио бывальщины разосланы некодированные боевые планы, а генералы, ведущие наступление, Самсонов и фон Ренненкампф, отказывались общаться друг с другом. Немцы переиграли русских и смогли управиться с одной российской армией за раз из-за некомпетентности генералов и отсталости коммуникаций и транспорта. При Танненберге русские потеряли 100 000 человек за одинешенек день. К концу сражения немцы уничтожили практически всю русскую 2-ю армию.

Немцы, потерявшие в бою всего 13 800 человек, смогли взять в плен немало 92 000 русских. Победа немцев при Танненберге подготовила почву для Первой битвы у Мазурских озер неделю спустя, где усиленная немецкая 8-я армия сейчас столкнулась с русской 1-й армией и нанесла ей сокрушительное поражение. Несмотря на более чем трехкратное численное превосходство в регионе (250 000 немцев против 800 000 русских), утраты русских были в девять раз больше, чем у немцев.

Среди погибших русских было большое количество офицеров, которые любезно отправь в бой в своей парадной форме, став отличными мишенями для немецких снайперов и пулеметчиков. К 1915 году вероятность гибели русского офицера составляла восемьдесят два процента. На кой-каких участках фронта продолжительность их жизни составляла всего четыре-пять дней. Немецкий пулеметчик написал в письме:

Они просто продолжали надвигаться, а мы просто продолжали стрелять. Периодически нам приходилось отталкивать тела в сторону, чтобы стрелять по свежим волнам.
Немецкая девятая армия во главе с Августом фон Макензеном атаковала русскую 2-ю армию под командованием генерала Смирнова близ польской деревни Болимув, размещённой на железнодорожной линии, соединяющей Лодзь и Варшаву. В этой битве была предпринята первая попытка широкомасштабного применения отравляющего газа.

В преддверие Нового года немцы выпустили по русским восемнадцать тысяч газовых снарядов с ксилилбромидом. Но ядовитое облако унесло назад, к их собственным позициям. Газ потребовал мало жертв, если таковые вообще были, потому что холодная погода привела к его замерзанию, что сделало его неэффективным.

Неуспех газовой атаки заставила немецкое командование отменить ее. В ответ русские начали контратаку одиннадцатью дивизиями. Они были обстреляны немецкой артиллерией. В итоге погибло 40 000 человек. Ни одна армия не могла выдержать такого огромного количества потерь, которые понесла Россия в первые десять месяцев брани.

В общей сложности потери составили около 350 000 человек, а также огромное количество военной техники.

Таким манером, русское наступление в Восточной Пруссии закончилось позорным разгромом.

Первая всемирная. Россия в войне

Падение Варшавы

Наступательные действия русских на юго-западном фронте бывальщины более успешными, что позволило им продвинуться через Карпаты в Галицию. Эти впечатляющие прославленные победы резко контрастировали с катастрофическими разгромами на других фронтах. Но здесь русская армия столкнулась со слабыми австро-венгерскими, а не с современными немецкими войсками. Успехи России против Австро-Венгрии объясняются скорее бессилием Австро-Венгрии, чем силой России.

Успех русского наступления, возглавляемого генералом Брусиловым, был недолгим.

Прибытие немецких подкреплений в мае 1915 года опять вынудило русских отступить. К весне 1915 года русские отступили в Галицию, а в мае центральные державы прорвались через полуденные границы Польши. 5 августа они захватили Варшаву и вынудили русских уйти из Польши.

Вторжение в Восточную Пруссию было кровавым крахом для русских. Но худшее было впереди. На Восточном фронте следующая фаза объединенного австро-германского наступления против русских завязалась в северной Польше, когда австро-немцы продвигались к Варшаве. Российская армия слабела с каждым днем в результате хронической нехватки снабжения и снижения военного духа.

В течение пяти дней после начала наступления австро-германские войска прорвали русские линии и продвинули русские 3-ю и 8-ю армии дальней на восток. Потери русских вскоре превысили 400 000 человек. 5 августа 1915 года сама Варшава была взята австро-германскими армиями, положив конец столетнему русскому контролю над городом. Воодушевленные своими успехами, австро-германские войска продолжили наступление, захватив Ивангород, Ковно, Брест-Литовск, Белосток, Гродно и Вильнюс. К крышке сентября русские войска были вытеснены из Польши и Галиции далеко за первоначальные рубежи, с которых они начали войну в 1914 году.

Штурм русских закончилась катастрофой, но она помогла ослабить давление на французскую армию и, несомненно, сыграла важную роль в остановке немецкого наступления на Париж. Глава французской рекогносцировки полковник Дюпон писал:

«Их разгром был одним из элементов нашей победы».
На данный момент потрепанная русская армия была эффективно ликвидирована как наступательная угроза на Восточном фронте, что позволило немцам вновь сосредоточиться на Западном фронте.

Кризис на внутреннем фронте

Совокупные утраты русских в результате австро-германских наступлений в Галиции и Польше составили более 1 800 000 человек, 1 250 000 из которых были захвачены в плен. Показатели захвата бывальщины наиболее очевидным симптомом катастрофы. Чтобы восполнить эти ужасающие потери, едва обученных новобранцев пришлось призвать на действительную службу, и этот процесс повторялся на протяжении всей брани.

Аналогичное коснулось офицерского сословия, особенно в нижних эшелонах. Пробелы, оставленные потерей квалифицированных офицеров и сержантов, бывальщины быстро заполнены необученными солдатами, продвигающимися по служебной лестнице, как правило, из крестьянского или рабочего класса. Многим из них предстояло сразиться большую роль в политизации войск в 1917 году. На фронте русские солдаты были без винтовок, которые они могли получить лишь от однополчан после того, как те были убиты или ранены. Только 1 июля 1915 года в России был создан Центральный комитет военной индустрии для надзора за производством и решения проблемы острой нехватки артиллерийских снарядов и винтовок.

Известие о военной катастрофе вызвало панику в правящих сферах. Военный министр Поливанов, отвечая своим коллегам, встревоженным ситуацией на фронте, сказал:

Я уповаю на непроходимые пространства, непролазную слякоть и милость святого Николая Мирликийского, защитника Святой Руси.
Это было 4 августа 1915 года. Неделю спустя генерал Руски сознался:

Современные требования военной техники нам не по силам. Во всяком случае, мы не можем угнаться за немцами.
То, что стало именоваться как Великое отступление, нередко превращалось в беспорядочное бегство. Дезертирство было обычным явлением. Российские генералы заставляли мирное население расплачиваться за собственную криминальную недееспособность. Они издали жестокий приказ о полной эвакуации польского гражданского населения. Это причинило ужасные страдания людям, поскольку они бывальщины вынуждены покинуть свои дома и направиться на восток, застопорив дороги и затруднив передвижение российских войск. Огромные участки земли бывальщины опустошены. Как всегда в таких случаях, кровавые погромы были развязаны против евреев – как удобный способ отвлечь ярость солдат от истинных виновников их страданий.

Отступающая масса российских войск и гражданских лиц из Польши подлила масла в тлеющее пламя политических и социальных непорядков в России, которые все чаще были направлены против царя и его вырождающейся и коррумпированной придворной клики. Царь выразил свое возмущение разгромом, отстранив своего главнокомандующего армией Николая Николаевича и приняв командование армией на себя, хотя у него не было утилитарного опыта ведения войны или командования пехотой и артиллерией в бою.

Приняв личное командование русской армией, Николай надеялся сплотить свои деморализованные армии. Однако это решение не оказало ни малейшего влияния на военные усилия России, поскольку царь редко вмешивался или отменял решения своих генералов. Что подлинно давала ему должность Верховного главнокомандующего, так это возложенная на него личная ответственность за каждую военную неудачу. Это также привело к тому, что правительство России в этап растущего социального и политического кризиса оказалось в руках его амбициозной и коварной жены Александры. Смрад коррупции и некомпетентности в имперском правительстве начинов распространяться среди населения.

Разруха внутри

Разруха войны коснулась не только солдат на фронте.

К концу 1915 года показались явные признаки того, что экономика рушится под невыносимым давлением требований военного времени. Наблюдалась нехватка продовольствия и рост цен. Инфляция угрожающе скорыми темпами снижала доходы, и даже те вещи, которые можно было себе позволить, были в дефиците, особенно в Санкт-Петербурге, где удаленность от ключей снабжения и плохая транспортная сеть усугубляли ситуацию.

Россия еще больше ослабла экономически из-за потери польского индустриального и сельскохозяйственного производства. Призыв на военную службу миллионов мужчин привел к нехватке рабочей силы в крестьянских землевладениях и, как последствие, к сокращению производства продовольствия. Большое количество крестьян также было переведено в промышленный сектор, что привело к небольшому росту производства, но не так, чтобы удовлетворить военные потребности России.

В результате сельскохозяйственное производство резко сократилось, и гражданское население вынуждено было чувствовать серьезную нехватку продовольствия. В магазинах заканчивались хлеб, сахар, мясо и другие продукты, а за тем, что оставалось, выстраивалисль длинные очередности.

Начало войны в августе 1914 года первоначально послужило подавлению растущих социальных и политических протестов, сосредоточив военные поступки против общего внешнего врага, но это ложное патриотическое единство продлилось недолго. По мере того как война тянулась без крышки, туман патриотического опьянения начал рассеиваться из умов людей, поскольку усталость от войны постепенно начала овладевать массами.

Собственно женам рабочих приходилось нести самое тяжелое бремя. По сообщениям, женщины из рабочего класса в Санкт-Петербурге проводили возле сорока часов в неделю, дрожа от холода, стоя в очереди за едой. Чтобы накормить своих голодных детей, многие бывальщины вынуждены прибегнуть к попрошайничеству или проституции.

Общественный моральный дух и поддержка войны снижались, и люди стали более восприимчивыми к антимилитаристической пропаганде. 17 сентября 1915 года Алексей Куропаткин, бывший военный министр и командир гренадерского корпуса, строчил:

Низшие чины начали войну с энтузиазмом; но теперь они устали и из-за постоянных отступлений потеряли веру в победу.
С половины 1915 года число забастовок неумолимо росло. Россия готовилась к революционным событиям.

>