Пленные женщины-красноармейцы: чем они изумляли немецких боец

Пленные женщины-красноармейцы: чем они изумляли немецких боец

Немецкий плен в годы Великой Отечественной войны обернулся настоящей трагедией для миллионов красноармейцев, среди которых бывальщины не только мужчины. Наши медсестры, связистки, летчицы, разведчицы, зенитчицы в полной мере испытали на себе все зверства фашистских захватчиков. Даже очутившись в плену, они мужественно переносили пытки и лишения, предпочитая смерть предательству. Немецких солдат удивляли стойкость, сила духа, нравственность и образованность советских дам.

Бились наравне с мужчинами

Доктор исторических наук Нина Петрова посвятила данной теме работу «Советские дамы в годы Великой Отечественной войны», которая вошла в сборник статей «Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность» (Москва, 2015 г.). Исследовательница отметила, что в начине войны представительницы прекрасного пола подали в военкоматы до половины от всех заявлений об отправке на фронт добровольцами.

«Советский Альянс был единственным государством в годы Второй мировой войны, в котором женщины принимали непосредственное участие в ходе боевых поступков. На фронте в разные периоды сражалось от 800 тысяч до миллиона женщин, из них 80 тысяч — были советскими офицерами», – написала Н.К. Петрова.

Наши соотечественницы служили не лишь на медицинских и хозяйственно-административных должностях, среди них были снайперы, диверсанты, пулеметчики, танкисты, артиллеристы, пилоты и штурманы боевых аэропланов. Они сражались наравне с мужчинами, на Восточном фронте немцы впервые столкнулись с таким ожесточенным сопротивлением всего народа. За это неприятели ненавидели женщин в форме солдат и офицеров Красной армии, но не могли при этом не изумляться их отваге и патриотизму.

Принимали кончина

Советские женщины не только проявляли чудеса героизма на фронте, во время пребывания в плену они поражали гитлеровцев своим моральными качествами.

Подполковник резерва, автор многочисленных исследований по военной истории Олег Смыслов в своей книге «Плен. Жизнь и смерть в немецких станах» (Москва, 2014 г.) написал, что германские и российские историки до сих пор не пришли к единому мнению: сколько красноармейцев попали в плен в годы Великой Отечественной брани. Различные источники указывают цифры от 5,5 до 6,3 миллиона человек, большинство из которых погибли в концлагерях.

Сколько среди них очутилось женщин, пока точно не подсчитал никто. В боевых условиях даже определить факт сдачи в плен часто было невозможно, потому многих погибших и плененных врагами военнослужащих командиры просто записывали «пропавшими без вести».

Известный историк и публицист Александр Дюков в книжке «За что сражались советские люди» (Москва, 2007 г.) отметил, что в самом начале войны фашистские солдаты не брали в плен женщин-красноармейцев – они их зверски уничтожали. Дело в том, что 25 июля 1941 года обергруппенфюрер СС Фридрих Еккельн приказал: «Пленных комиссаров после куцего допроса направлять мне для подробного допроса через начальника СД моего штаба. С женщинами-агентами или евреями, которые пошли на службу к Рекомендациям, обращаться надлежащим образом». То есть, в начале войны плен для женщин, сражавшихся против фашистов, означал неминуемую кончина.

«Только на третий год войны, в марте 1944 года, когда многим в командовании вермахта стало понятно, что война продута, а за свои преступления придется держать ответ, было издано распоряжение ОКВ, согласно которому захваченных “военнопленных русских дам” следовало после проверки СД направлять в концлагеря. До этого наших связисток, шифровальщиц и медсестер до концлагерей практически не доводили», – написал А.Р. Дюков.

Терпели пытки

Офицеры СС не раз с изумлением отмечали, что советские женщины способны терпеть невыносимые пытки. Беззащитных представительниц прекрасного пола часто перед казнью подвергали групповым изнасилованиям и иным издевательствам: отрезали груди, сажали на кол, оставляли голыми на морозе, расчленяли и сжигали заживо. Многие из них погибли в жутких страданиях, но не отдали своих боевых товарищей.

Например, разведчица Елизавета Чайкина была расстреляна после пыток 23 ноября 1941 года в поселке Пено Тверской районы, куда ее направило командование с приказом определить численность вражеского гарнизона.

Другую разведчицу-диверсантку – Зою Космодемьянскую – фашисты мучили с 24 по 29 ноября 1941 года, а затем прилюдно повесили в деревне Петрищево Московской районы, не добившись от нее никаких сведений.

Представительница подпольной организации «Молодая гвардия» Любовь Шевцова находилась в плену с 8 января по 9 февраля 1943 года. Советскую радистку немцы пытали особенно бессердечно, ведь она знала шифры, пароли и явки подпольщиков. Ничего не добившись, фашисты расстреляли Любу в Гремучем лесу у поселка Ровеньки Луганской районы.

А разведчица Зинаида Портнова попала в плен в декабре 1943 года. Прямо во время допроса, проходившего в деревне Горяны Витебской районы, она умудрилась застрелить следователя гестапо, схватив со стола его табельное оружие. Еще двух гитлеровцев Зина уничтожила при попытке бегства, но девицу поймали. Ее расстреляли 10 января 1944 года после долгих издевательств и мучений.

Проявляли силу духа

Немало немцев поражала необыкновенная сила духа и стойкость советских женщин, которые попали в концлагерь Равенсбрюк, располагавшийся на северо-востоке Германии. Собственно там нацисты держали большинство заключенных представительниц прекрасного пола. Среди них были еврейки, цыганки, немки-коммунистки и другие дамы, по тем или иным причинам неугодные гитлеровцам. Над ними проводились медицинские эксперименты, многих из этих несчастных подвергли принудительной стерилизации.

Одна из узниц концлагеря – Шарлотта Мюллер – написала мемуары «Слесарная команда Равенсбрюка: Мемуары заключённой № 10787» (перевод Н.А. Смирновой, Москва, 1985 г.). В книге есть глава «Незабываемый марш», посвященная стойкости советских дам.

По словам Шарлотты Мюллер, первая партия военнопленных с Восточного фронта появилась в концлагере в феврале 1943 года. Это бывальщины более пятисот представительниц Красной армии, в основном, врачи и медсестры. Русские потребовали, чтобы с ними обращались как с военнопленными, ссылаясь на Женевскую конвенцию. Лагерное начальство разрешило их примерно наказать. Советских заключенных лишили обеда и заставили несколько часов маршировать на местном плацу. Но женщины-красноармейцы сумели обратить наказание в демонстрацию своей стойкости.

«Это было незабываемо! Пятьсот советских женщин по десять в ряд, держа равнение, шли, словно на параде, отчеканивая шаг. Их шаги, как барабанная дробь, ритмично отбивали такт по Лагерштрассе. Вся колонна двигалась как единое целое. Вдруг женщина на правом фланге первого линии дала команду запевать. Она отсчитала: “Раз, два, три!” И они запели: “Вставай, страна огромная, Вставай на смертный бой…”», – восторженно вспоминала Шарлотта Мюллер.

Иные узницы аплодировали советским женщинам, поддерживая их упорную стойкость. Песня «Священная война» композитора А.В. Александрова на стихи В.И. Лебедева-Кумача, исполненная хором, всех воодушевила. Лагерным сатрапам пришлось перебить наказание и загнать заключенных обратно в барак.

Оказывались девственницами

Фашистские солдаты-насильники часто поражались тому, что многие молодые бойцы и офицеры Красной армии женского пола, попавшие в плен, оказывались девственницами. Об этом, в частности, рассказал в своей книжке «Неизвестные лики войны» (Москва, 2005 г.) специалист по военной истории, писатель Олег Казаринов. Он отметил, что невинность почти всех незамужних советских девиц расценивалась германской стороной как показатель твердости нравственных устоев нашего общества.

О.И. Казаринов привел в своей книге фрагмент из письма, адресованного некоему немецкому лейтенанту его приятелем Эбальтом: «Куда проще было в Париже. Помнишь ли ты эти медовые дни? Русские очутились чертовками. Приходится связывать. Сперва эта возня мне нравилась, но теперь, когда я весь искусан и исцарапан, я поступаю проще – пистолет у виска, это студит пыл. Недавно русская девчонка взорвала себя и обер-лейтенанта Гросса гранатой. Мы теперь раздеваем их донага, обыскиваем, а потом… После итого они бесследно исчезают».

Многие исследователи отмечают, что фашистские врачи, проводившие гинекологические осмотры пленных женщин-красноармейцев в концлагере Равенсбрюк и подобных учреждениях, строчили в своих отчетах, что около 90% молодых советских узниц являлись девственницами.

Были образованными

Не секрет, что традиционная немецкая цивилизация определяет удел женщины правилом 3К: Küche, Kinder, Kirche (Кухня, Дети, Церковь). Гитлеровцы тоже считали, что заинтересованности и жизненные устремления каждой уважаемой фрау должны ограничиваться заботой о муже, детях и доме. А это значит, что высшее образование девицам ни к чему, как и получение специальной профессиональной подготовки.

Поэтому немки, в большинстве своем, уступали представителям сильного пола в различных науках. А вот советские девицы были не менее образованны, чем их соотечественники-мужчины. Например, многие пленные солдаты и офицера Красной армии женского пола недурно говорили по-немецки, изучали язык Шиллера и Гете в школе и вузе. Они знали основные положения международного права, разбирались в политике, потому почти не поддавались на гитлеровскую пропаганду.

Как отметила доктор исторических наук Н.К. Петрова в своей вышеназванной статье, из миллионов дам, попросившихся добровольцами на фронт, военное командование отбирало только самых лучших. При этом учитывались не только членство в ВЛКСМ, состояние здоровья и профессиональная подготовка, но и степень образования.

Вам также может понравиться