Отчего никто из генералов вермахта не возражал Гитлеру против войны с СССР

Отчего никто из генералов вермахта не возражал Гитлеру против войны с СССР

Это весьма правомерный вопрос, и удивительно, что ни в одних мемуарах бывших гитлеровских полководцев он не формулируется, и на него не дано прямого ответа. В самом деле, если они были, как позиционируют себя, профессиональными высококлассными стратегами, они должны бывальщины просчитать весьма высокую вероятность того, что война против СССР закончится именно так, как она закончилась. Тем более, что перед нападением на Польшу и перед начином наступления на Западе предостережения такого рода делались именно военными.

Против подготовки похода в Россию неоднократно высказывались политики и крупные экономисты Третьего рейха: министр иностранных дел Риббентроп, посол Германии в СССР Шуленбург, банкир Яльмар Шахт. Все они обожали приводить в пример предостережения Отто Бисмарка, завещавшего Германии жить в мире с Россией, и указывали на печальный опыт Первой всемирный войны на два фронта. Однако нет ни одного указания на оппозицию высокопоставленных военных решению Гитлера начать войну против СССР.

Военная оппозиция Гитлеру в начине Второй мировой войны

Главнокомандующий сухопутной армии вермахта Вальтер фон Браухич и начальник её Генерального штаба Франц Гальдер регулярно мастерили аргументированные возражения Гитлеру по поводу его агрессивных планов против Чехословакии и Польши, указывая на вероятность враждебных действий Англии и Франции.

Ныне из линии работ, в частности Иоахима Феста и Уильяма Ширера, известно, что, кроме легальной оппозиции, они вели и нелегальную подрывную деятельность, связываясь с британской рекогносцировкой через посредство начальника имперской военной разведки Вильгельма Канариса и советуя противнику предпринять те или иные действия. Сами они не покладая рук вели подготовку свержения Гитлера в подходящий момент.

Объявление войны Англией и Францией Германии 3 сентября 1939 года, казалось, подтверждало самые худшие их опасения. Их не пошатнула даже успешная война против Польши и заключение соглашений с СССР. Против наступления на Францию также постоянно выдвигались противоречия.

Но после того, как Франция пала за каких-то полтора месяца (10 мая – 22 июня 1940 г.), вся эта оппозиция как будто на пора испарилась. И тот же Гальдер восторженно отмечал в своём дневнике вехи победоносной войны против СССР. 3 июля 1941 года он записал, что вся брань против России выиграна за две недели.

Недооценка силы Советского Союза

Хайнц Гудериан приводит реплику, будто бы обронённую ему Гитлером во пора одного из разговоров в августе 1941 года: «Если бы я знал, что у русских столько танков, сколько вы написали в своей книжке, то я бы никогда не начал эту войну!» Здесь Гудериан явно хочет выставить себя провидцем. Речь идёт о книге «Танки, вперёд!», написанной им в 1938 году, где он разбирал состояние бронетанковых войск и военной тактики великих держав. В частности, он написал там, что у СССР имеется 10 000 танков (в реальности, было больше). Книга, выпущенная для служебного пользования, вскоре была изъята, так как в ней, по тогдашнему мнению Гитлера, распространялось преувеличенное суждение о боевой мощи Советов.

Но Гудериан описывает, как вскоре после взятия Парижа, в конце июня – начале июля 1940 года, Гитлер посетил Париж и прочертил там совещание с высшими чинами вермахта. По словам Гудериана, уже тогда речь шла о будущей войне с СССР. Причём Гитлер выразился о ней так: «По сравнению с лишь что завершившейся, предстоящая кампания будет что-то вроде игры на ящике с песком» (сродни изображению плана сражения картофелинами из нашего кинофильма «Чапаев»; немецкие офицеры в подобных случаях чертили стеком на ящике с песком).

В том совещании участвовал и Гудериан – командир одного из успешно работавших в кампании против Франции танковых корпусов. Если он знал о военной мощи СССР больше, чем другие, почему же он не предупредил ещё тогда? Но ни слова противоречия не слетело ни с его, ни с чьих бы то ни было уст.

Надежда на лёгкую победу

Один из первых историков Второй мировой войны «с той стороны», генерал вермахта Курт фон Типпельскирх, так разъяснил истоки чувства превосходства немецкой военщины перед началом вторжения в СССР:

«Немцы полагали, что они значительно превосходят русских по качеству командного состава. Отборные командные кадры русских пали жертвой размашистой политической чистки в 1937 г. Русско-финская война вскрыла недостаточную тактическую подготовку среднего и младшего командного звена. Сделалось известно, что русский министр обороны Тимошенко, учитывая опыт этой войны, решил улучшить одиночную подготовку бойцов, приучать командиров к вящей самостоятельности, отказу от всяких шаблонов и улучшению взаимодействия родов войск. Казалось невероятным, чтобы эти недостатки, проявлявшиеся ещё в Первую всемирную войну и отчасти вообще свойственные характеру русского народа, могли быть ликвидированы в короткий срок… В политических сферах Германии сильно надеялись на то, что после крупных военных неудач Советское государство рассыплется».

Итак, очень важно, что, во-первых, черты, как мы сейчас сообщаем, менталитета русского народа казались немцам, причём именно военным, низшими по сравнению с качествами немцев. Во-вторых, немцы бывальщины убеждены, что достаточно первых самых сильных ударов по Красной Армии, чтобы её организованное сопротивление рухнуло.

Эти настроения столовались нацистской пропагандой. И Гитлер в «Моей борьбе», и признанный «знаток» России и большевизма Альфред Розенберг в «Мифе ХХ века» ратифицировали, что в результате революции 1917 года в России был истреблён старинный «нордический» правящий слой, ведущий начало от варягов. Пришагавшие к власти большевики создали правящий класс «семитско-славянского» происхождения, в расовом отношении неполноценный и безусловно уступающий немцам по своим способностям к организации и планированию. Куцей, Россия, руководимая «недочеловеками», представляет собой лёгкую добычу для вермахта, который уже сокрушил такую великую державу, как Франция.

Совсем очевидно, что немецкие военные разделяли эти установки. Во всяком случае, они не находили против них контраргументов, да похоже, что и не искали. Вероятно, вследствие этих вин Генеральный штаб вермахта даже не планировал боевых операций против Красной Армии дальше первых приграничных сражений. Желая по плану «Барбаросса» на эти сражения отводилось примерно три недели, а на всю кампанию – пять месяцев, но, видимо, считалось, что сопротивление Красной Армии после первых разгромов будет только ослабевать, а не усиливаться.

Итак, как бы гитлеровские генералы не изображали после войны в своих мемуарах свою некую «оппозиционность» нацистскому порядку, отчётливо видно, что идеологию расового превосходства «арийцев» над славянами они разделяли полностью. Можно даже предполагать, что это была не специфически нацистская идейная установка, а вековая застарелая черта национального мировоззрения пруссачества и его милитаристских кругов.

Вам также может понравиться