Отчего русским лётчикам до революции запрещали использовать парашюты

Отчего русским лётчикам до революции запрещали использовать парашюты

Отчего русским лётчикам до революции запрещали использовать парашюты

Изобретение парашюта уходит в глубину истории почти на 600 лет. Чертеж подобного конструкции был найден в бумагах итальянского гения Леонардо да Винчи. Первый действующий парашют был показан публике в XVI веке в Братиславе, когда хорватский изобретатель Фауст Вранчич прыгнул с кровли дома и сумел благополучно приземлиться на рыночной площади. Разумеется, его парашют был весьма громоздким и ничем не напоминал нынешние конструкции.

Следующим испытателем, решившимся шагнуть в пустоту, стал физик из Франции Луи Ленорман; в конце XVIII века он прыгнул с рослой башни, держа в руках деревянную раму, обтянутую воздухонепроницаемой тканью, и остался жив. Именно он и ввел термин «парашют».

После Ленормана конструкцией парашюта занимались такие аэронавты как Жан Бланшар и его отчаянная жена Софи, которая спускала на парашютах комнатных собачек. Пилот Андре Гарнерен, впервые спрыгнул с шелковым парашютом с монгольфьера над Парижем осенью 1797 года.

В России вплоть до 1911 года пилоты могли покинуть терпящий бедствие самолет только с помощью складных зонтов, которые не отличались надежностью и были сложны в эксплуатации.

Не было бы счастья, да горе помогло

Шелковый складной ранцевый парашют, вид которого привычен для нас, был изобретен Глебом Евгеньевичем Котельниковым – провинциальным чиновником, имевшим, впрочем, ровное отношение к российской армии – он окончил военное училище и отслужил три года.

Приступить к такому необычному для глубинки занятию, Котельникова принудила гибель знаменитого авиатора Льва Макаровича Мациевича, случившася осенью 1910 года на Всероссийском празднике воздухоплавания в Петербурге.

Желая потрясти достижениями сиятельных особ, присутствующих на празднике, Лев Мациевич решил набрать максимальную высоту. По словам очевидца, Льва Успенского, на аэроплане, не вынеся нагрузки, лопнула одна из расчалок.  Её конец попал в пропеллер «Фармана», который тут же разлетелся вдребезги и сорвал мотор с пункты. Аэроплан резко клюнул носом и авиатор выпал из кабины.

Катастрофа произвела неизгладимое впечатление на тех, кто присутствовал на летном поле, и на тяни город. Пилота хоронили как национального героя.

После гибели Мациевича Котельников решил создать устройство, которое бы было на самом авиаторе, а не рядом в кабине. Парашют должен был отличаться простотой, легкостью и надежностью. На идею сделать спасательное конструкция из шелка Котельникова натолкнуло хобби: он увлекался театром и однажды за кулисами стал свидетелем того, как одна из дам вынула из сумки крохотный комочек шелковой материалы. Когда дама развернула шелк, оказалось, что в руках у нее огромный палантин.

Котельников тут же рассчитал, что для пилота весом в 80 килограммов, необходимо всего 50 кв. метров шелка, которые легко поместятся в ранец за спиной авиатора.

Когда аэропланы дороже людей

Для разработки парашюта потребовались оружия, и Котельникову пришлось взять в долю купца Вильгельма Ломача, который согласился финансировать предприятие.

В 1912 году парашют был изведан – сначала на ходу автомобиля, а затем – в воздухе. Это был парашют круглой конструкции, укладывающийся в жесткий, алюминиевый ранец. Он приводится в поступок вытяжным кольцом, которое активизировало пружины на дне ранца, в результате действия которых купол выбрасывался автоматически.

В России испытания парашюта авиационному начальству бывальщины продемонстрированы в деревне Сализи под Гатчиной, где располагался лагерь воздухоплавательной школы.

Во время демонстрации испытатели сбрасывали с монгольфьера манекен с парашютом и глядели, как поведет себя устройство. Несмотря на то, что все прошло хорошо, парашют был забракован, и Главное управление инженерных войск российской армии отказалось принимать его в производство.

Соображения, по каким это приключилось, были поразительными: великий князь Александр Михайлович Романов, который курировал Императорский военно-воздушный флот, сформулировал опасение, что, если снабдить всех пилотов таким устройством, они начнут покидать аэропланы «при малейшей опасности». Его резолюция гласила, что «парашюты в авиации — вообще предмет вредная», что дорогие аэропланы, которые Россия завозит из-за границы, гораздо дороже, чем жизни людей, которые «отыщутся, не те, так другие». А аэропланы нужно беречь. И изобретение Котельникова запретили.

Лучше позже, чем никогда?

Разумеется, после подобного «похвалы» товарищами овладело желание продемонстрировать изобретение на Международной выставке в Париже, куда Вильгельм Ломач отправился один.

В январе 1913 парашют был продемонстрирован французам в городе Руане – некий студент прыгнул с рослого моста и благополучно приземлился на берег реки, после чего Вильгельм Ломач продал два экземпляра парашютов ушлым французам, какие тут же получили патент на изобретение. Они назвали устройство «парашют РК-1», что означало: «Русский Котельникова No1» или, возможно, «Ранец Котельникова – 1».

Основным отличием РК-1 от иностранных аналогов было то, что Котельников разделил стропы парашюта на несколько пучков и расположил их таким образом, что парашютист мог править полетом, минуя препятствия.

Об изобретении в России вспомнили с опозданием, во время Первой мировой, когда пилоты все же смогли уверить командиров в их необходимости и в том, что подготовленный авиатор – сам по себе ценность гораздо большая, нежели бездушное железо.

Изобретателя вызвали в Военно-инженерное управление и приказали продолжить труд – требовалось снабдить спасательными устройствами всех авиаторов.

Настоящее признание Котельников получил только после революции. В 1920-х годах он разработал еще одну модель РК-2, затем изобрел конструкция с мягким ранцем, а позже – грузовой парашют и безвозмездно отдал изобретения правительству. Благодаря ему многие пилоты Великой Отечественной остались живы.

>