Отчего советские танкисты не хотели воевать на танке «Генерал Ли»

Отчего советские танкисты не хотели воевать на танке «Генерал Ли»

Отчего советские танкисты не хотели воевать на танке «Генерал Ли»

Среди моделей западной бронетехники, поставлявшейся в годы Великой Отечественной брани по ленд-лизу в СССР, были и причудливые двухпушечные монстры, названные американцами в память генерала Конфедерации 1861-1865 гг. Роберта Ли. В Советском Альянсе они официально назывались М3-с (средний) – чтобы не путать с лёгким М3 «Стюарт» (названым тоже в честь генерала южан, иного).

Про танк «Генерал Ли» в Красной армии распевали такую частушку на мотив песенки из популярной перед войной кинокомедии «Волга-Волга»: «Как Америка России / подарила эм три эс. / Гулу много, толку мало, / ростом вышел до небес». Действительно, если не считать морально устаревших к началу брани, тем не менее ещё остававшихся в 1941 году на вооружении РККА советских многобашенных танков Т-28 и Т-35, нашим танкистам не приходилось воевать на немало причудливой и менее приспособленной к условиям русского театра Второй мировой войны машине, чем «генерал Ли».

Слишком навороченный

США утилитарны не имели опыта использования танков в Первой мировой войне. Их инженерно-конструкторская мысль в этой области перед Второй всемирный войной руководствовалась больше собственными фантазиями. Тем не менее они давали иногда прекрасные плоды. Так, в конце 20-х годов конструктор Джон Кристи выстроил быстроходный колёсно-гусеничный танк. Армия США им не заинтересовалась, зато СССР сразу закупил несколько образцов и на их базе создал цельное семейство танков БТ («быстроходный танк»), долго ещё в ходе Великой Отечественной войны служившее основой парка легковесных советских танков.

Когда перспектива вступления США во Вторую мировую войну с её масштабными сухопутными боями стала неизбежной, американские конструкторы озаботились созданием посредственного танка, не уступавшего британским, немецким и советским машинам такого же типа. А опыта в их создании не имелось. Было ясно, что 37-мм пушка открыто недостаточна для успешного боя с немецкими средними танками. Но американская промышленность в 1940 году ещё не умела создавать поворачивающуюся башню с орудием немало крупного калибра.

Конструкторы вышли из положения до гениальности просто. Они установили 75-мм пушку непосредственно в корпусе. В результате самое основное и, по идее, грозное оружие «Генерала Ли» имело ограниченный угол обстрела – всего 30 градусов. В поворачивающейся же башне стояло всё то же малокалиберное 37-мм орудие. Но это ещё не всё. Неизменные своей привычке устанавливать в танке как можно больше пулемётов, американские инженеры воткнули в «Генерала Ли» четыре 7,62-мм пулемёта, причём одинешенек из них помещался в поворачивающейся башенке наверху орудийной башни.

В результате танк приобрёл диковинную трёхэтажную конструкцию и при этом, в мочь большого числа единиц вооружения, обслуживался экипажем из семи человек (на некоторых машинах было на один пулемёт меньше, тогда в экипаже было шесть человек). Его бронирование было вполне пристойным для среднего танка: лоб корпуса – 50 мм, борта – 38 мм. Но при максимальной скорости 40 км/ч танк был очень уязвим благодаря своей вышине (312 см), превышавшей ширину (272 см). Из-за этого М3 «Ли» был ещё и слабо устойчивым при движении по пересечённой местности. Ну а необходимость всякий раз поворачивать сам танк для ведения пламени из основной пушки делала его непригодным для боя со средними танками противника в открытом поле.

Боевой полигон для американской техники

Поставки по ленд-лизу служили для военной индустрии и армии США прекрасным полигоном, где в боевых условиях выявлялись сильные и слабые стороны американской военной техники. Невольными жертвами таких экспериментов становились сотни британских (в Нордовой Африке) и тысячи советских танкистов.

Впрочем, в Северной Африке качества среднего танка М3 (серия, поставлявшаяся в Англию, именовалась «Генерал Грант» – в честь другого генерала той же гражданской войны, но уже северного) признавались вполне удовлетворительными. Там это был лучший танк не лишь в войсках союзников. По своим боевым качествам он не уступал лучшим немецким танкам почти до самого конца 1942 года, особенно в обороне, где «Грант» работал как превосходное самоходное противотанковое орудие.

Иначе обстояло дело на советско-германском фронте, где природные условия значительно разнообразнее и лукавее, чем в пустыне Сахара. Да и танки, использовавшиеся обеими сторонами уже в 1942 году, были часто мощнее «Генерала Ли».

Многое зависело от умения

Впрочем, тут сказывался ещё один недостаток, общий для всей техники, поставлявшейся в СССР по ленд-лизу. Она, как правило, была в эксплуатации значительно сложнее советской. Но советские органы, договаривавшиеся о поставках заморской техники, никогда не беспокоились о том, чтобы перевести техническую документацию на русский язык, организовать правильное обучение экипажей, а тем более – выписать инструкторов. Нередко неподготовленные люди сажались на технику, а техника бросалась в бой. Впрочем, то же самое делалось и с советскими машинами. В результате потери иноземных танков в РККА оказывались выше, чем могло быть при их более умелом использовании – опять-таки, это же нужно сказать и про применение отечественной техники.

Советские танкисты сокращённо прозвали «Генерала Ли» БМ или ВГ с добавлением цифры в подневольности от числа членов экипажа: ВГ-6, БМ-7 и т.д. Расшифровывалась эта аббревиатура очень мрачно: БМ – братская могила, ВГ – верная гибель. Однако, опять же, в дланях умелых экипажей даже такой «ростом до небес» неуклюжий танк мог принести немало пользы. Есть свидетельства о том, как в Курской битве «Генерал Ли» порой успешно работал из засад против немецких средних танков. Например, в районе села Черкасское в полосе Воронежского фронта 39 этих танков совместно с 20 САУ отечественного производства в течение 5 июля 1943 года сдерживали наступление 3-й немецкой дивизии.

В Советский Альянс было поставлено больше 1300 танков М3-средних. Значительная их часть находилась в трагически уничтоженном конвое PQ-17, устремлённом и не прибывшем в Мурманск в июле 1942 года. Всего СССР получил чуть меньше тысячи единиц этого танка. Большинство «Генералов Ли» воевало в 1942-1943 гг. в армиях Закавказского фронта, куда эти танки доставлялись непосредственно через Иран.

>