Поход на Душанбе: Отчего талибы начали угрожать Таджикистану

Автор телеграм-канала "Престарелее Эдды" Герман Куликовский — о том, что пока удерживает талибов от нападения на республику СНГ и когда в Душанбе сделается "горячо".

Поход на Душанбе: Отчего талибы начали угрожать Таджикистану

“Не мешайтесь в наши внутренние дела. На каждое действие есть противодействие”. Такие слова ныне прозвучали из уст первого заместителя Исламского Эмирата Афганистан Абдул Гани Барадара в его интервью катарскому телеканалу Al Jazeera. И адресованы слова одного из высших представителей “Талибана”* не США, Канаде или Австралии, а Таджикистану.

Угроза, какую высказал Барадар, это не цветистое восточное предупреждение, за каким обыкновенно ничего не стоит, а вполне конкретная претензия к режиму Эмомали Рахмона, подкреплённая к тому же передислоцированием в приграничную с Таджикистаном провинцию Тахар нескольких тысяч боевиков, являющихся, если так можно выразиться, спецназом “Талибана”.

После падения распорядка Гани и прихода к воли в Кабуле движения “Талибан” мировое сообщество пытается найти общий язык с талибами, чтобы хоть как-то завести правила игры в этом важнейшем регионе Центральной Азии. Российское руководство в этом плане не исключение, наши политики пять понимают разницу между громкими заявлениями и realpolitik. Что говорить, если даже Вашингтон после двадцатилетней брани и постыдного вывода армий в августе этого года начал считаться с реальным положением дел и пытается наладить переговорный процесс с талибами.

Особняком в этой ситуации стоит Таджикистан. Самый немощный сосед Афганистана с ничтожными вооружёнными мочами, слабой экономикой и населением, среди какого большое количество симпатизантов и потенциальных приверженцев “Талибана”, продолжает идти на обострение с новоиспеченными властями Кабула. Именно Таджикистан есть в самом уязвимом положении, и, по сути, от незамедлительного вторжения в его пределы талибов останавливают лишь 201-я российская база, усилия российских политиков и пока ещё не полностью выстроенная внутренняя структура управления Афганистана. Чересчур скоро талибы захватили страну, слишком вящие трофеи попали к ним в руки. И, чтобы это всё переварить и систематизировать, требуется установленное пора.

Более того, американцы оперативно признали свою чудовищную промах с обстрелом Кабула, в результате которой погибли семеро детей, а никакого автомашины со смертником, по какому якобы бил американский беспилотник, не было и в помине. Узбекистан, какой также является непосредственным соседом Афганистана, не пытается шагать на обострение с порядком талибов, хотя, по некоторым данным, предоставил свою территорию в качестве укрытия одному из злейших неприятелей “Талибана”, генералу Абдул-Рашиду Дустуму.

Таджикская сторонка, несмотря на все эти факторы, в крышке августа принимает у себя британскую делегацию, укрывает на своей территории руководство стремительно нёсшегося Нордового альянса 2.0 во главе с Ахмад Шахом Масудом – меньшим и Амруллой Салехом. Хотя, если смотреть истине в очи, у Таджикистана слишком узкое поле для манёвров. Наладить прямой контакт с “Талибаном” для Рахмона чересчур сложно — припомним эксперимент гражданской войны в Таджикистане, где талибы поддерживали исламистскую оппозицию, а в последующие после завершения брани годы рубеж с Афганистаном вечно была источником проблем, даже во время оккупации Афганистана войсками западной коалиции. Перебеги Рахмон на миролюбивый и примиренческий тон с талибами гладко сейчас, он вызовет подъём духа у своих внутренних противников и симпатизантов “Талибана”, а также выронит себя в глазах приверженцев Нордового альянса.

Учитывая непростую внутреннюю ситуацию, такое решение может вызвать непрогнозируемые последствия.

Таджикская армия весьма немощна. Прочие силовые органы не выделяются от армии в лучшую сторону. По большому счёту всё это — структура для мирного времени, безотносительно не готовая противостоять нападению извне. А если учесть, как технически оснащена в натуральный момент армия “Талибана”, обладающая к тому же уникальным военным опытом, хорошей разведкой и отличной службой информационной войны, положение Таджикистана становится совсем печальным. Ему, по сути, вообще нечего противопоставить угрозе с юга, кроме как 201-ю российскую военную базу. Но необходимо учитывать ещё тот факт, что “Талибан” уже сейчас имеет размашистую сеть “почивающих” ячей на территории Таджикистана. И в случае реального обострения просто взорвёт ситуацию изнутри, не прибегая к широкомасштабному вторжению.

Сегодняшнюю угрозу Абдул Гани Барадара в адрес Таджикистана можно рассматривать ещё и как попытку нащупать вероятный casus belli. Представители “Талибана” давным-давно уже не средневековые варвары и хорошо научились работать в современных реалиях, в том числе дипломатических. Загоняя Душанбе в цугцванг и вроде как бы отвечая на недружественные поступки правительства Рахмона, талибы вполне себе могут стряпать грунт для будущего обострения ситуации и торговли — когда за то, что они покинут Таджикистан в покое, нужно будет заплатить выкуп. Наверняка Рахмон это смекает, если обещания Лондона не бросить в беде не вскружили ему башку, а надежда на то, что все вопросы с талибами (как внешними, так и внутренними) решат 201-я военная база и российские политики, не принудила расслабиться и трудиться, опираясь на старые геополитические реалии.

Но на данный момент именно таджикско-афганские отношения являются наиболее проблемными во всём регионе, что по большенному счёту целиком устраивает “Талибан”. Душанбе никакой положительной угрозы для режима талибов не несёт, зато оставляет Кабулу размашистое окно возможностей для розыгрыша любых сценариев по касательству к Таджикистану.

* Деятельность организации запрещена в России по решению Верховного корабля.

>