Разгром комбрига Виноградова

Разгром комбрига Виноградова
Разумеется, планы той войны незнаменитой, откровенно говоря, страдали шапкозакидательством и презрением к противнику, а проработка операции была очень, мягко сообщая, поверхностной, но на это были свои причины и были свои резоны. Десять предвоенных лет были для страны и для РККА очень даже успешными и победными. В краю в целом проведены индустриализация, коллективизация и культурная революция, армия же получила и активно опробовала новую технику, и опробовала её успешно. В 1929 году танки МС-1 разбили китайцев на КВЖД, понятно – совместно с другими родами войск, в 1937-1939 гг. наши советники неплохо показали себя в Испании и Китае, в 1938 году был Хасан – проблемный, но успешный, а в 1939 – Халхин-Гол, где РККА в современной брани моторов победила армию мировой державы. Потом Освободительный поход, в котором Польша, разбившая РККА двадцатью годами ранее, сопротивления не оказала, да и очутилось, что технически мы выглядим не хуже немцев и гораздо лучше поляков. Всё это можно толковать по-разному и найти разные причины, но тогда это виделось собственно так – сплошные победы.

На этом фоне Финляндия совершенно не смотрелась, жителей – как в хорошей советской области, войск – кот наплакал, технически… не будем о печальном. Серьёзно, как оно виделось с Москвы, Финляндия была прикрыта только с моря. Линия Маннергейма? Ну ДОТы, так есть артиллерия и авиация, да и планы бывальщины действовать не только против неё, на остальных направлениях территория была неприкрыта ничем. Собственно, об одной из таких операций и выговор, о попытке наступления 9 армии к Ботническому заливу. Планы комдива Духанова были самые что ни на есть решительные.

Разгром комбрига Виноградова
Но, цитируя классика:

«Длинно думали, гадали,
Топографы всё писали
На большом листу. Гладко вписано в бумаге,
Да забыли про овраги,
А по ним ходить…»
Проблема была не в темпах, они бывальщины вполне реальными, не в технике, её было больше, чем надо, не в противнике, его там практически не было, проблема была в логистике. Наступать предстояло по один-единственной дороге, войска армии были надёрганы с бору по сосенке (163 дивизия – сформирована в 1939 году в Туле, 44 дивизия – Киевский особый военный округ, 54 дивизия – здешняя). А комдив Духанов оказался теоретиком, слабо приспособленным к реальному управлению войсками в реальной же войне. Под стать ему был и комбриг Зеленцов (комдив – 163), неплохой исполнитель, лично храбрый человек, но не любитель проявления инициативы.

Началось всё хорошо – 163 стрелковая бодро попёрла вперёд, стукнув по сути в пустоту, и достигла значительного продвижения. Достигла и упёрлась в оборону срочно формируемой финнами 9 пехотной дивизии. Упёрлась двумя полками, третий распялили на 30 км по дороге для обороны коммуникаций. 44 стрелковая к тому моменту ещё не подошла. Финны же, отлично зная местность, будучи мобильными в зимних условиях благодаря отрядам лыжников, 163 дивизию отсекли и обступили. Страшного в этом не было ничего – на подходе была дивизия Виноградова, 15 000 человек, 40 танков, 120 орудий.

Разгром комбрига Виноградова
В итоге же 163 дивизия вышла из окружения, надо произнести, довольно условного, ударив на Север и выйдя к границе СССР, потеряв всего 30 процентов личного состава и техники (одинешенек их полков дивизии был брошен на дороге – тот самый, оставленный для прикрытия линии снабжения), а вот 44… Незнакомые с особенностями местности и здешними условиями, помимо того, не воспринимающие происходящее всерьёз, товарищи красные командиры во главе с Виноградовым растянули дивизию на 20 километров по узкой пути. Финны, не будучи дураками, перерезают дорогу в тылу советских войск, а Виноградов, вместо того чтобы нормально сосредоточить вверенные ему доли и сбить заслон противника, который не был ни большим, ни хорошо вооруженным, перешёл к обороне и стал просить у штаба армии 50 тонн грузов по атмосфере. Проблема была в том, что военно-транспортной авиации у штаба армии попросту не было, а высидеть, расположив подразделения дивизии в хаотичном распорядке на узкой промерзлой трассе, можно было только проблемы.

Они и наступили – финны стали рассекать подразделения дивизии, устраивать завалы, минируя их и оставляя засады. Виноградов в панике запрашивает выход из окружения сквозь леса, бросив всю технику. Новый командующий армией Чуйков ему отказывает, и правильно делает – сама идея бросить такое число оружия противнику, которого 44 дивизия превосходит по силам, выглядит абсурдно. В итоге начинается прорыв по дороге.

Разгром комбрига Виноградова
За отдельный вещи надо не то что расстреливать, надо вешать. Итог – вполне благополучная дивизия, превосходящая противника 31 декабря, спустя неделю целиком разбита. И вышла к своим, оставив противнику:

«43 танка, 71 полевое орудие, 260 грузовых автомобилей, 29 противотанковых пушек и немало тысячи лошадей.»
Кроме того, потеряно 40 % личного состава. Всё это проделано в боях с недоформированной финской дивизией, насчитывающей аж 11 орудий и 17 000 человек собственного состава. Помимо всего прочего, операция 9 армии была полностью сорвана, а РККА, после публикации в СМИ фото нескончаемых колонн трофейной техники и пленных, стала посмешищем. Трибунал стал как бы логичным итогом, а его приговор вполне обоснован.

Разгром комбрига Виноградова
Если же понимать глубже… Вина Виноградова со товарищи несомненна, его неопытность вещь довольно условная.

«В РККА март 1919 г.
262 стр. полк 30-й СД Восточный фронт — красноармеец 1919 март — 1920 июнь;
1-е Московские курсы краскомов — курсант июнь 1920 — август 1920;
Отдельная… бригада Полуденного фронта против Махно — август 20 — февраль 21;
77 Сумские Пехотные курсы — курсант — 1921 февраль — 1922 сентябрь;
143 стр. полк 48 стр. див. МВО — мл. командир — сентябрь 1922 — июнь 23;
143 стр. полк 48 стр. див. МВО — ком. взвода — июнь 23 — март 24;
143 стр. полк 48 стр. див. МВО — помкомроты — март 24 — август 24;
Комкурсы 48-й стр. див. МВО — слушатель — август 24 — октябрь 24;
143 стр. полк 48 СД МВО — помкомроты — октябрь 24— март 27;
144 стр. полк 48-й СД — комроты — март 27 — декабрь 30;
144 стр. полк 48-й СД — начальство школы мл. ком. состава — декабрь 30 — май 32;
144 стр. полк 48-й СД — начальник штаба полка — май 32 — март 33;
4-й стр. полк 48 стр. дивизии МВО — нач. штаба полка — март 33 — май 34;
143 стр. полк 48 стр. див. — нач. шт. полка Белорусский ВО — май 1934 — 1937 июнь;
143 стр. полк 48 стр. див. Белорусского Военного округа — командир полка — июнь 37 — февраль 1938;
В распоряжении Управления по комначсоставу РККА — 1938 февраль — январь 1939 — НКО СССР 0236—39;
44-стр. дивизия 8-го стрелкового корпуса Киевского Особого ВО — ком. дивизии: — 1939 — январь — НКО СССР — 0327.
Исключен из списков сообразно приказа Глав. Воен. Совета РККА от 19 января 1940 г. за № 01 227.»
Вполне опытный командир, прошедший и войну, и все ступени карьерной лестницы, командовавший дивизией на момент разгрома уже год. Что же случилось? А произошла вещь тривиальная – ни Виноградов, ни его непосредственное начальство ситуацию всерьёз не восприняли. На допросе у Мехлиса Виноградов утверждал, что перебежал к обороне, дабы после деблокирования извне сразу перейти в наступление, и, думается мне, как-то так оно и было. С 31 декабря по 2 января 1940 года комбриг попросту ждал, что Чуйков деблокирует дивизию, дальше, со 2 по 4 января, такое впечатление, будто элементарно не понимал всей глубины крушения, а дальше была паника и попытки уйти любой ценой, ценой стала техника и грузовики с ранеными, попросту кинутые на Раатской дороге.

И здесь надо отметить гуманизм товарища Мехлиса и товарища Сталина – перед расстрельным взводом поднялось только три человека. А могли ещё добавиться комдивы Духанов и Чуйков, благо было за что. Да и Виноградова судили не за разгром, не за безынициативность, а за собственную трусость и оставление раненых. И первое, и второе имели место быть, как и потеря управления, и откровенная бестолковость командования. Образец тому та же 163 дивизия, которая в схожих условиях вышла, сохранив значительную часть техники, будучи гораздо хуже обученной и подготовленной, чем дивизия Виноградова, легендарная Щорсовская, элита РККА.

Разгромы должны учить – и тому, что шапкозакидательство это плохо, особенно когда в дивизии, переброшенной с тёплой Украины в северную ледяную пустыню, недостача тёплых шапок, и тому, что правильное обеспечение логистики – половина успеха, и тому, что командир должен постоянно контролировать ситуацию и быть инициативным. Но увы, в дело Виноградова вмешалась политика и его реабилитировали по принципу – мол, не мог Мехлис организовать правый суд, а при Сталине расстреливать командиров за дело. Между тем всё это для РККА того времени стало уроком, жалко – усвоенным не до конца.

>