Рабство Юга США до и после Штатской ругани

Рабство Юга США до и после Штатской ругани

Вступление

Отдельный исследователи американской истории предполагают, что институт рабства умирал накануне Штатской войны, подразумевая, что сама брань велась из-за немало общих, философских принципов прав государства, а не из-за самого рабства.

Экономические эти демонстрируют, что этот вывод в порядочной степени неверен.

Нет рабства, нет выживания

В течение десятилетий, последовавших за представлением знаменитого доклада Александра Гамильтона о индустриальном производстве, в каком Конгресс призывал поддержать отечественное производство и технологические инновации, чтобы убавить зависимость от дорогого иноземного экспорта и отпустить США от экономического дефицита, на Севере произошел взрыв фабричной промышленности, поддерживающей рост пролетария класса. Юг, желая и использовал отдельный плюсы от этого, оставался преданным своей структуре рабского труда, поддерживая властвующую аристократию, сформированную сквозь систему состоятельных владельцев плантаций, бедных издольщиков и бесправных чернокожих рабочих.

В довоенный этап, наряду с расширением возделывающей и текстильной индустрии, на Севере наблюдалось расширение его сельскохозяйственной экономики, с разнообразием выращиваемых культур. Юг, однако, по-прежнему мощно зависел от интернационального спроса на стабильную хлопковую цивилизацию, которая постоянно поддерживала южную экономику.

К 1830-м годам немало половины стоимости итого экспорта из США приходилось на хлопок. К 1850 году немало половины рабов в Южных штатах трудились на хлопковых плантациях, причем образцово 75 % их продукции экспортировалось за границу в качестве значительнейшего компонента глобальной промышленной революции XIX столетия.

В 1860 году, по консервативной оценке одного из изысканий, количество рабов составляло 45,8 % от всеобщего числа жителей пяти ведущих хлопковых штатов, желая только две трети народонаселения Юга владели не более чем пятьюдесятью невольниками. Чтобы представить это в перспективе, весь земельный капитал, дома и другая недвижимость совместно составляли 35,5 % от общего обеспеченности в пяти ведущих государствах-производителях хлопка.

Эта вопиюще неравная система придерживалась вместе эмоцией своеобразного превосходства белых и расового контроля над черноволосым населением.

Таким образом, экономика, как Севера, так и Юга была на пике роста производительности труда в довоенный этап, что опровергает гипотезы немало историков, которые утверждали, что рабовладельческая система застопорила экономическое развитие Юга в половине 1800-х годов и сделалась невыгодной для рабовладельцев накануне Штатской войны.

Причина, по которой рабовладельческая система сохранялась, была необыкновенно в целях контроля над неграми, какие считались дикими полуживотными.

Есть многочисленные свидетельства того, что институт рабства не замедлялся, а фактически расширялся и очутился немало прибыльным, чем когда-либо, как раз накануне Штатской войны.

До яростных дебатов об отмене рабства, предшествовавших Гражданской войне, чернокожие люд рассматривались в лучшем случае неевропейскими людьми, удовлетворенными своей ролью порабощенных пролетариев и домашних работников, поэтому подавляющее большинство белоснежных американцев, как на Севере, так и на Юге, считали, что рабство в последнем счете «хорошо» для чернокожих.

Капитализация труда и предельный продукт труда

В экономическом контексте кушать много свидетельств того, что «рабократия» Юга ни в коей мере не препятствовала ни полуденному сельскохозяйственному процветанию, ни его собственному вымиранию накануне Штатской брани.

Согласно анализу, проведенному историком экономики Джеральдом Гандерсоном в 1974 году, возле половины населения хлопковых штатов было закабалено. Доход на давлю населения свободных белых был особенно высок в Миссисипи, Луизиане и Полуденной Каролине. В этих штатах часть этих доходов от рабства составляла в посредственном 30,6 %, достигая 41,7 % – в штате Алабама и 35,8 % – в Полуденной Каролине.

С 1821 по 1825 год капитализированная арендная плата за 18-летнего раба-мужчину составляла 58 % от посредственнее стоимости. Это число скоро росло в течение десяти лет, достигнув 75 процентов в 1835 году, прежде чем подскочить до 99 процентов – к 1860 году. Тут наблюдается отворённая тенденция к росту рыночной стоимости 18-летнего раба-мужчины выше затрат, которые тратились на него до этого года, почти достигнув двойного порога накануне Штатской брани.

Еще одна составляющая капитализированной ренты – это доход, приносимый в ребяческие годы раба, доход, восходящая траектория какого четко прослеживается в совокупном росте стоимости с 1821 по 1860 год. В итоге изучения этих факторов роста стоимости порабощенного труда можно пришагать к выводу, что на довоенном Юге рабство неуклонно укрепляло свои экономические позиции.

Рабство отнюдь не вымирало накануне Штатской ругани. Оно процветало, расширяясь с каждым днем.

Но, с точки зрения прибыльности, можно сказать, что долгосрочная тенденция к снижению цен на хлопок указывает о снижении прибыльности порабощенного труда.

Истина, хлопок по-прежнему оставался основным товаром на Севере и среди международных покупателей, а производство хлопка не проявляло никаких предзнаменований отсталости.

Простой взгляд на стоимости на хлопок был само собой разумеющимся ограничением, исключавшим возможность распространения рабства на другие сельскохозяйственные отрасли, такие как вырастающая зерновая промышленность Среднего Запада, а также на иные потенциальные культуры на расширяющейся западной рубежу.

Отдельный исследователи ратифицируют, что в целом, пока предельный продукт труда рабов за вычетом прожиточного минимума превышал предельный продукт самостоятельного труда за вычетом базарной ставки заработной платы, существовала прибыль и экономический избыток для эксплуатации.

Есть явные доказательства, что как сквозь призму экономики, так и сквозь изменение цивилизованной динамики, окружающей культурное восприятие чернокожих людей, «рабократия» Юга процветала в довоенную эпоху и не проявляла никаких предзнаменований вымирания сама по себе. Заинтересованные сторонки Конфедерации имели очень реальный экономический интерес в отказе от отмены рабства и брани против Союза во время Штатской войны.

>