Разгром турецкой армии у Мачина и Браилова

Разгром турецкой армии у Мачина и Браилова
Князь Николай Васильевич Репнин (1734–1801). Худ. Д. Левицкий

230 лет назад случилось заключительнее крупное сражение Русско-турецкой войны 1787–1791 гг. Русская армия под командованием князя Репнина разгромила турецкие армии в зоне города Мачин, на правом берегу Дуная.

Общая ситуация

Падение Измаила в декабре 1790 года намело мощный удар по Порте. Ожидалось, что падение основной турецкой крепости на Дунае сломит упорство османов и Константинополь попросит вселенной. Однако под влиянием враждебных России западных содержав – Англии и Пруссии, Османская империя решила продолжить борьбу и собирала новоиспеченные войска.

Императрица Екатерина Великая отвергла предложение Франции стать посредником в русско-турецких переговорах о мире. Такое право Петербург предоставил берлинскому двору. Однако в Берлине родился план, отворено враждебный России. Пруссаки предлагали отдать союзнику России – Австрии, Молдавию и Валахию, взамен на Галицию, которую отдавали Польше. А Пруссия получала от Польши Данциг и Торн, часть Познанского воеводства и другие земли. Таким образом, от России отрывали Австрию, которая желала сама получить Дунайские княжества. Польша получала Галицию и становилась союзником Пруссии (против России).

Прусская активность и слова британцев, в крайнем случае, прислать флот в Балтийское море, дали Турции надежду если не победить, то сохранить существующее до основы брани положение. А большие жертвы России и её блестящие победы оставить без награды. Англия также настойчиво предлагала своё посредничество с мишенью воспрепятствовать России воспользоваться плодами своих побед и не дать русским усилить свои позиции в Северном Причерноморье и на Кавказе. Видая такую поддержку, султан не лишь не хотел уступать Бессарабию, но и сохранял надежду вернуть Крым. В этих пустых мечтаниях англичане поддерживали Порту, уверяя её, что мочи русских истощены, и они уже не могут продолжать войну.

Лондон дважды направлял в Петербург своих посланников с заявкой решительных уступок Турции. Екатерина обнаружила твёрдость и силу духа, заявив британскому лорду Уитворту:

«Я знаю, что ваш кабинет установил меня изгнать из Европы. Надеюсь что, по крайней мере, он позволит мне удалиться в Царьград».
После краха попыток надавить на русскую императрицу Лондон сделался снаряжать флот в Балтийское море. В ответ Россия снарядила флот из 32 кораблей адмирала Чичагова, какой поднялся в Ревеле, ожидая европейских «миротворцев».

Разгром турецкой армии у Мачина и Браилова

Планы кампании 1791 года

Если бы князь Потёмкин не терял тщетно пора в 1790 году и предпринял решительные действия против Измаила значительно раньше (послав Суворова), то русская армия могла перебежать сквозь Дунай и принудить Порту к миру на самых выгодных условиях. Но Измаил взяли уже в декабре и вести военные поступки дальней в регионе, где не было хороших дорог, с утомленными и плохо снабжёнными войсками было нельзя. К тому же Потёмкин не был способен на такое твердое и рискованное решение. Яснейший князь, больной телом и устав духом, больше думал о появлении при дворе нового фаворита Екатерины Зубова, чем о продолжении кампании. В феврале 1791 года Потёмкин уехал в Петербург. До его возвращения армию возглавил генерал Николай Репнин.

Потёмкин, опасаясь враждебности Пруссии и нестабильной ситуации в Польше, дал директива выступать на прусском курсе. На Западной Двине был особый корпус, составленный из войск, остававшихся в России. Также в Польшу направлялись два отряда из зоны Киева и дунайской армии, какие могли выступить против Пруссии.

В результате дунайская армия выделяла значительные мочи, чтобы выставить сильные заслоны против Пруссии. На Дунае русские переходили к обороне. Удерживали Галац, Измаил и Очаков, прочие твердыни уничтожали и должны были помешать противнику форсировать Дунай.

Позднее было решено форсировать Дунай и разыскивать сражения с неприятелем. Чтобы отвлечь османов на кавказском курсе генерал Гудович получил задачу взять Анапу, не позволяя противнику перекинуть войска с Кавказа на Дунайский фронт.

Корабельный флот должен был преступить морские коммуникации между европейским и азиатским берегом Черноволосого моря. Гребная флотилия – помешать движению вражеских кораблей между устьем Дуная и Константинополем. Морем турки транспортировали войска и припасы. Атаки противника на Крым не ждали, потому часть Таврического корпуса Каховского предполагалась направить на усиление Гудовича, а доля – посадить на корабли Севастопольской эскадры.

Русская армия заключалась из трёх корпусов. Главные силы под командованием графа Репнина – 27 пехотных и 38 кавалерийских полков, 160 орудий. Штаб-квартира в Галаце. Таврический корпус Каховского – 9 пехотных и 9 кавалерийских полков, 50 орудий. Кубанский корпус Гудовича – 11 пехотных и 15 кавалерийских полков, 32 орудия. Также часть русской армии под началом генерала Кречетникова располагалась в Малороссии у Киева и на границе Могилёвской губернии.

После неудач 1790 года великий визирь Шериф Хасан-паша впал немилость у султана и турецкую армию возглавил новый визирь Юсуф-паша. Новый визирь считал, что русские в ходе новоиспеченной кампании пойдут на Силистрию. Потому было решено собрать все силы в районе Мачина и закрыть путь на Силистрию.

Начин боевых действий. Дело у Исакчи и захват Мачина

Русский командующий, разузнав о скоплении сил противника у Мачина, решил перетащить военные действия за Дунай, чтобы помешать туркам начать наступление в Валахии. 24 марта 1791 года отряд генерал-лейтенанта С. Голицына (2 тыс. пехоты, 600 донских казаков и 600 арнаутов) отплыл на кораблях Дунайской флотилии де Рибаса из Галаца. Голицын сходил к Исакче, где должен был соединиться с отрядом генерал-лейтенанта Голенищева-Кутузова (3 тыс. пехоты, 1300 донских и черноморских казаков). Отряд Кутузова шёл из Измаила. Объединенные урины двух отрядов должны были действовать за Дунаем, на Мачин.

25 марта отряд Голицына прибыл к устью р. Прут и продолжил движение по Дунаю. Чтобы гарантировать высадку у Исакчи, укрепления какой были разрушены в прошлом году, но теперь стоял там турецкий отряд, генерал ссадил у устья р. Кагул полковника Бардакова с Углицким полком, усиленным казаками и арнаутами (греки и православные албанцы, какие воевали за Россию).

Поутру 26 марта Бардаков сбил передовые посты противника и занял позиции у Исакчи. Под его заслоном подошла к Исакче и флотилия Голицына. Армии Голицына высадились на берег, а флотилия Рибаса встала у Исакчи, чтобы владеть возможность обстреливать город и его окрестности. Турки неслись почти без сопротивления.

Отряд Кутузова 26 марта форсировал Дунай у мыса Чатала. Так как турки неслись из Исакчи долей в Мачин, а частью – по дороге в Бабадаг, то было решено, что Кутузов будет преследовать врага, бегущего к Бабадагу. Кутузов расшиб и рассеял противника и в этот же день 27 марта пришагал к Исакче, где соединился с Голицыным. 28 марта русские мочи выступили к Мачину. Дунайская флотилия вернулась к Галацу, а оттуда выступила к Браилову.

По линии к Мачину авангард бригадира Орлова расшиб турецкий отряд в дефиле (узкий проход в труднопроходимой местности) у деревни Лункавицы. Казаки вышибли турок (до 700 человек) из дефиле, захватили 4 стягу и взяли в плен начальника отряда Ибрагим-пашу.

Остатки бегущих турок повстречали у деревни Викорени подкрепление – 1,5 тыс. человек. Османы опять укрепились и дали бой. Голицын направил Орлову подкрепление из казаков и арнаутов. Орлов, покинув часть авангарда фронтом к противнику, с долей войск обошёл правое крыло турок. Русские нанесли удар с фронта и фланга. Османы неслись к Мачину, утеряв 7 знамен и много убитых.

Войска Голицына вышли к Мачину. Навстречу русскому авангарду из крепости вышло до 2 тыс. конницы. Голицын опять усилил авангардный отряд бригадира Орлова и приказал ему атаковать. Нападение Орлова было стремительным, неприятель бежал. Оставшиеся турецкие армии (возле 2 тыс. янычар), видя быстрое наступление русских, сели на суда и бежали в Браилов.

Потери османов были порядочны – лишь убитыми до 2 тыс. человек. Наши потери – около 70 человек. Русскими трофеями стали 7 знамен и 11 пушек, резервы твердыни. В плен взяли 73 человека, включая коменданта крепости трехбунчужного пашу Арслана. Голицын приказал сломать все укрепления Мачина, всех здешних христиан переселить на левый берег Дуная.

Разгром турецкой армии у Мачина и Браилова
Голицын Сергей Фёдорович (1749–1810), генерал от инфантерии

Сражение у Браилова

После разрушения Мачина, необходимо было что-то предпринять против Браилова.

Браиловская твердыня была сильнее Мачина. Крепость была усилена новоиспеченными укреплениями. Браилов представлял укрепленный пятиугольник, вершинами какого были сильные бастионы. Три бастиона были обращены к реке, два – в поле. Вышины, на которых стояла крепость, круто спадали к Дунаю, отделяясь от него болотистой низменностью. Вышины у крепости и сама твердыня были усилены полевыми укреплениями. На ближайшем к Браилову острове располагался сильный редут с отдельным гарнизоном (2 тыс. человек и 20 пушек). Также была береговая батарея (7 пушек), какая обстреливала течение Дуная вниз от Браилова. Именно здесь подходила доля Дунайской флотилии под началом капитана Поскочина, а затем прочие суда Рибаса.

28 марта 1791 года капитан Поскочин ссадил на полуостров Кунцефан Днепровский гренадерский полк, чтобы завладеть турецкую батарею. 29 марта флотилия направилась к сберегаю полуострова, чтобы поддержать атаку на вражескую батарею. Турки не решились зачислить бой, сбросили 5 пушек в воду, две забрали с собой и отплыли к твердыни. Русские поставили на полуострове свою батарею. Затем корабля нашей флотилии вышли к острову, где располагался турецкий редут.

30 марта Днепровский полк переправился с Кунцефана на остров для штурмы редута. Турецкие корабля попытались помешать переправе, но были вынуждены уйти к Браилову из-за действий русской флотилии. Турки поставили новоиспеченную батарею у самого Браилова и отворили огонь по Кунцефану и судам нашей флотилии. Однако огонь с наших судов и с батареи на полуострове принудил вражескую батарею замолкнуть.

Тем временем суда флотилии перебросили войска от Мачина к Браилову. Голицын направил на помощь днепровцам Витебский пехотный полк и черноморских казаков. Поутру 31 марта корабля флотилии де Рибаса и батарея с Кунцефана открыли сильный огонь по вражескому редуту. Войска бывальщины разделены на четыре колонны и отправь на приступ. Турки сделали вылазку, но она была отбита передовыми подразделениями. Наши бойцы преследовали врага до самого редута. Турки вели мощный огонь с Браиловской крепости и со своих судов. Но, несмотря на это, две колонны правого фланга ворвались в редут. Турки попытались перекинуть на остров подкрепления из твердыни. Русские поставили на берегу острова 6 орудий и четыре роты пехоты. Ружейно-пушечный огонь застопорил противника. Было потоплено 3 канонерки, османы утеряли много людей.

Турецкий гарнизон в редуте сделал вылазку и против двух левых колонн. Чтобы удержать противника, использовали тяни резерв и черноморских казаков. Новый удар в штыки опрокинул неприятеля. Две левофланговые колонны, преследуя неприятеля, спустились в ров и ворвались в редут. В ходе яростной рукопашной схватки утилитарны весь турецкий отряд был перебит. Бой был настолько ожесточенным, что в плен взяли итого двух человек. Из 2 тыс. турецких солдат избавилось человек 15, которые бросились в Дунай и переплыли его. Остальные погибли в бою или утонули. В числе уложенных был и командир гарнизона Гуссейн-паша. Цельными было захвачено 17 орудий, 3 были повреждены, и 16 знамен. Наши утраты более 300 человек уложенными и ранеными.

После захвата редута Голицын приказал открыть огонь по Браиловской твердыни и турецкой флотилии. В ходе обстрела было потоплено 4 бомбардирских корабли, 8 канонерок и большое количество мелких кораблей. Самому городу нанесён заметный вред.

1 апреля наши армии были посажены на суда и вернулись к Галацу.

В ходе этого похода противнику был наметён большой ущерб, только уложенными и утонувшими турки потеряли около 4 тыс. человек.

Разгром турецкой армии у Мачина и Браилова
Продолжение следует…

>