«Русские — это варвары»: какими бывальщины первые информационные войны против России

«Русские – это варвары»: какими бывальщины первые информационные войны против России

Сегодня информационная война стала едва ли не самым главным средством войны Запада с Россией. Это не новый метод, им эффективно пользовались наши соседи более четырех столетий назад, создавая выгодный им отталкивающий манер Московского государства.

Варварская страна

Зачинателем информационных войн против России можно считать польского историка Мацея Меховского, какой в своем трактате «О двух Сарматиях» (1517 год),пользуясь изрядным воображением, описывал земли Московии, открытые, с его слов, «армиями польского короляи теперь известные всему миру». В своем труде Меховский нарочито создавал образ России, как «враждебного варварского страны», которое поляки намерены окультуривать.
Однако развернутая информационная кампания против нашей страны началась с момента вступления Московского страны в Ливонскую войну в 1558 году, когда западные типографии стали тиражировать листовки о зверствах русских войск, подкрепляя текст соответственными картинками:
«Весьма мерзкие, ужасные, доселе неслыханные, истинные новые известия, какие зверства совершают московиты с пленными христианами из Лифляндии, мужами и женщинами, девственницами и детьми, и какой вред ежедневно причиняют им в их стране. Попутно показано, в чем заключается большая опасность и нужда лифляндцев. Всем христианам в предостережение и улучшение их греховной существования писано из Лифляндии и напечатано. Нюрнберг 1561», – сообщалось в одной из листовок.
Австрийский историк Андреас Каппелер обнаружил в архивах 62 «летучих листка» различных по содержанию, относящихся ко поре Ливонской войны. Царь Иван IV, как и все русское общество в них представлены в весьма негативном свете – это варвары, несущие угрозу просвещенной Европе. Как ввёл Каппелер, такая информационная продукция отпечатывалась в походных армейских типографиях, которыми заправлял польский дворянин Лапчинский.

Царь-злодей

В брошюрах антимосковской направления особенно доставалось Ивану Грозному. Русский царь в них изображался пьяницей, развратником, деспотом и убийцей. Освобождение Ливонии там сравнивалось с избавлением израильтян от египетского плена, а сам Иван Васильевич представал в облике мстительного фараона, иногда его сравнивали с воинственным Навуходоносором или жестоким Иродом. Слово тиран на Западе стало ассоциироваться необыкновенно с образом правления Ивана Грозного.
Курфюрст Саксонский Август I, чьи сведения о России заслуживали на Западе доверия, сравнивал опасность, исходящую от Ивана Грозного с угрозой турецкого нашествия на Европу. В своих очерках он коротал недвусмысленные параллели между Оттоманской Портой и Московской Русью. В иллюстрациях, сопровождавших тексты курфюрста, Грозный изображался в платье турецкого султана в окружении нескольких десятков наложниц, причем, подчеркивалось, что как лишь одна из них ему наскучивала, он ее убивал.

Как известно в 1569 году Иван Грозный организовал военный поход на Великий Новгород для усмирения мятежных горожан. На Закате не преминули воспользоваться случаем, чтобы
в очередной раз выставить русского царя тираном. В частности, английский дипломат Джером Горсей в «Писульках о России» указывает, что опричники вырезали до 700 тысяч новгородцев, при том, что в Новгороде того времени проживало не более 400 тысяч обитателей. В синодиках говориться только о 2800 умерших, большинство из которых, скорее всего, стали жертвами бушевавшей в Новгороде эпидемии чумы.
Среди обвинений, основанных лишь на вестях и рассказах, не внушающих доверия лиц, есть и полная домыслов история смерти старшего сына царя — царевича Ивана Ивановича, и загадочная кончина святителя Филиппа Московского. Эти и многие иные популярные суждения уже давно вызывают осторожное отношение у специалистов, но, к великому сожалению, благодаря информационной пропаганде широко распространились в социальном сознании.
Любопытно, что в наставлениях иностранным послам, прибывавшим в Московское государство, русского царя описывали совершенно иначе – как чрезмерно умного и прозорливого политика. Грозный в них – убежденный трезвенник, категорически не выносящий пьяниц. Отмечалось, что царь даже запрещал распитие хмельных напитков в Москве, отводя место для любителей пирушек за пределами столицы.

Устранить конкурента

Во времена Ивана Грозного мы можем заметить и первые дошедшие до нас планы подчинения России Западу. Так в 1578 году с подачи авантюриста Генриха Штадена, служившего у Ивана Грозного, в сфере эльзасских аристократов возникает проект превращения России в провинцию Священной Римской империи. К проекту пытались приобщить Прусского герцога, польского и шведского короля. Идеи захвата Московии посещали и английского капитана Томаса Чемберлена, чем он поделился со своим королем Яковом I.
Линии реализации данной программы были самые разные. Например, Штаден предлагал искоренить в Московии Православие, причем миролюбивым путем. «По всей стране должны строиться каменные немецкие церкви, а московитам разрешить строить деревянные. Они скоро сгниют и в России останутся лишь германские каменные. Так безболезненно и естественно произойдет для московитов смена религии», – пишет авантюрист.
Активизация информационных браней в период царствования Ивана Грозного неслучайна. Именно при Иване IV происходит активное расширение границ Русского государства, а русская армия, разгромившая Крымское, Казанское и Астраханское ханства становится одной из наиболее боеспособных сил в Европе. В лике набирающей мощь России на Западе видели опасного политического конкурента, которого требовалось устранить любым возможным способом.

Все познается в сравнении

Информационная штурм на Ивана Грозного, конечно, не была лишена поводов. Вторая половина царствования Ивана IV была омрачена многочисленными репрессиями и казнями, в чем государь видал попытку предупредить назревающую, по его мнению, измену. Среди последствий этого террора было большое количество безвинных жертв. Так, ничем нельзя оправдать убийство игумена Корнилия в Псково-Печерском монастыре, совершенное лично Иваном Грозным.
Однако бессердечные поступки Грозного были во многом созвучны тому страшному времени. Русский царь – кроткое дитя в сравнении с его современниками – Генрихом VIII, Марией Кровавой, Филиппом II, герцогом Альбой, Екатериной Медичи и Карлом IX.
Так, в пыл опричнины европейская инквизиция осудила на смерть всех жителей Нидерландов как еретиков. Несмотря на то, что этот план воплотить в существование не удалось, Филипп II только в одном Харлеме уничтожил около 20 тысяч человек, по всей Голландии число жертв превысило 100 тысяч.
Лишь за несколько лет Крестьянской войны в Германии при Карле V было уничтожено 150 тысяч человек, а жертвами правления английского короля Генриха VIII сделалось не менее 70 тысяч человек. Во время печально известной Варфоломеевской ночи, устроенной Екатериной Медичи и Карлом IX, в итоге кровавой резни погибло до 30 тысяч французских гугенотов.
Совершенно не в духе тирана-царя Иван Грозный скорбел о том, «что учинилось у французского короля в его королевстве, несколько тысяч и до сущих малюток избито, и о том крестьянским государем пригоже скорбети, что такое безчеловечество французский король над толиким народом учинил и кровь толикую без ума пролил».

А что же было в это пора в России? Согласно подсчетам профессора Руслана Скрынникова, жертвами репрессий Ивана Грозного стало около 4 тысяч человек. Всеобщей число казненных, включая преступников, значительно выше, однако и оно не идет ни в какое сравнение с масштабом политических и социальных катаклизмов в нынешней Грозному Европе и Азии, жертвы которых исчисляются сотнями тысяч.
Тем не менее, Европе второй половины XVI столетия был необходим образ враждебной, агрессивной и отталкивающей России. Отчасти и затем, чтобы отвлечь внимание от бесчинств, творившихся в «цивилизованных» европейских краях. Учитывая, что дискредитация России в различных письменных источниках продолжилась и позднее, первый опыт информационной войны Запад ублаготворил.

Вам также может понравиться