Русско-турецкие брани: о чём не говорили советские историки

Русско-турецкие брани: о чём не говорили советские историки

Войны с Турцией, в которых отличились Румянцев, Суворов, Кутузов, Нахимов, служили и служат одною из значительных тем для воспитания историко-патриотической гордости у россиян. При этом, особенно в школьном преподавании, очень многие моменты этих войн сделались в СССР и являются до сих пор предметами умолчания.

Кто начинал

Мотивы России в войнах с Турцией обычно преподносятся либо как оборона от турецкого нападения, либо, как, так, в случае с Азовскими и Прутским походами Петра I, Россия «остро нуждалась в выходе к Чёрному морю». Понятно, что «острая нужда» такого рода у любой края есть обычный империалистический интерес.

Факты – упрямая вещь. Они говорят о том, что почти во всех войнах с Турцией с конца XVII по начин ХХ века инициатива принадлежала России. В 1806, 1827 и 1853 гг. Россия начала военные действия против Турции даже без объявления брани. В первом и третьем случаях Россия, ультимативно требуя от Турции политических уступок, вводила войска в дунайские княжества Молдову и Валахию, бывшие под протекторатом Турции. В 1827 году русская эскадра совместно с английской и французской приняла участие в нападении на турецкую в Наваринской бухте у берегов Греции, желая Россия не находилась тогда в состоянии войны с Османской империей. Впрочем, подобным образом в то время вели себя с Турцией и иные великие христианские державы, считая, очевидно, что не обязаны придерживаться обычных для себя норм международного права в отношениях с мусульманской краем.

Во всех войнах с Турцией Россия ставила себе целью присоединить к себе какую-то часть территории Османской империи либо расширить свою сферу воздействия за её счёт. Во всех войнах с Россией Турция по сути дела оборонялась. Военные действия всякий раз происходили на территории Османской империи. Почти все брани завершались расширением России и умалением Турции.

Исключений было немного. Так, Прутский поход 1711 года, представлявший собой чистейшую авантюру, едва-едва не закончился катастрофой русской армии. Пётр I откупился от плена, кроме большой контрибуции, уступкой недавно завоёванного Азова. В Крымской брани 1853-1856 гг., принявшей для России вынужденно оборонительный характер, единственный раз, из-за вмешательства Англии и Франции на стороне Турции, военные поступки проходили также и на окраинах России, которая вынуждена была пойти на уступки, в том числе территориальные.

С конца XVIII столетия петербургские правящие сферы открыто вынашивали планы раздела Османской империи, приглашая поучаствовать в этом и другие европейские державы, чтобы заинтересовать их. Себе российские правители вечно намечали главный приз – Константинополь и проливы Босфор и Дарданеллы. Этот ключевой пункт предполагалось либо присоединить к Российской империи прямо, либо включить в состав одного из новых государств, образуемых в результате раздела Турции. Такие государства априори рассматривались как российские марионетки.

Жажда заполучить «Царьград» стало главным мотивом, вызвавшим Крымскую войну и спровоцировавшим вступление Турции в Первую мировую брань на стороне врагов России. В 1853 году русский чрезвычайный посол князь А.С. Меньшиков, по инструкции Николая I, сделал всё вероятное, чтобы спровоцировать турецкого султана на войну, выставив унизительные требования и нарочито высокомерно себя поведя.

В 1914 году, 2 августа, османский военный министр Энвер-паша послал в Петербург секретную депешу, где обещал нейтралитет Турции в начавшейся Первой мировой войне в обмен на обещание России отказаться впредь от любых притязаний на Константинополь. Николай II такого обещания дать не пожелал. Отсутствие прямого сообщения с западными союзниками через Чёрное и Средиземное моря сделалось роковым для Российской империи в Первой мировой войне.

Война 1877-1878 гг. была начата Россией под благовидным предлогом защиты притесняемых турками балканских славян. Однако после выяснилось, что эти славяне (болгары и сербы) не горели желанием сменить турецкое подданство на российский протекторат, который Россия попыталась им тут же всучить. Так выявилась цель России: расширить сферу своего влияния. Из-за конкуренции других великих держав этого сделать не удалось, однако Российская империя не осталась в накладе, присоединив к себе очередные турецкие провинции в Закавказье.

Россия нередко воевала не одна, а в коалиции

В 1737-1739 и 1787-1791 гг. Россия воевала с Турцией не одна, а в коалиции с Австрией. Кто ведает: быть может, если бы в 1739 году турки не пошли на Белград, а в 1790 году австрийская армия не разбила турок у Калафата, то в первом случае России не видать было бы Азова, а во втором – Крыма. Про совместные поступки России с Англией и Францией против Турции в 1827 году уже было сказано. В 1877-1878 гг. союзником России выступила Румыния (союз бывших дунайских княжеств), хотя, конечно, это был так себе союзник. В Первой мировой войне Россия принадлежала к самой мощной коалиции.

Освобождение или завоевание

Присоединение к России новоиспеченных земель в результате русско-турецких войн привычно трактуется как освобождение. Однако большинство жителей вновь присоединяемых территорий, что на побережье Черноволосого моря, что в Крыму, были мусульманами. Большинство этого населения покидало свои земли после их завоевания Россией.

Многие края пользовались в составе Османской империи или в сфере её влияния широкой автономией, но при завоевании их Россией лишались её и включались в Российскую империю на всеобщих основаниях. Так произошло в 1783 году с Крымским ханством, в начале XIX века – с княжествами Грузии, в середине XIX века – с черкесскими и кабардинскими землями. Бессарабия до захвата её Россией в 1806-1812 гг. была долей полунезависимого княжества Молдова.

Кто противники

Как выяснялось, войны против Турции не всегда велись Россией только ради смирения Турции. Так, победа в брани 1768-1774 гг. была использована императорским правительством для окончательной ликвидации (1775 г.) Запорожского Войска, при том, что в этой войне запорожцы бывальщины верными союзниками России. После этого мы неоднократно видим потомков не пожелавших переселяться на Кубань запорожцев в составе турецкой армии.

Ещё в 1708 году с Дона, разорённого карательными армиями Петра I, ушли многие казаки-старообрядцы, т.н. некрасовцы. Они поселились в Османской империи. Из некрасовцев составлялись отдельные воинские части, воевавшие в войнах на стороне султана против царя. Последнее такое участие имело место в Крымскую войну.

В той же Крымской брани в турецкой армии было немало поляков и венгров, бежавших после подавления царскими войсками Польской (1830-1831) и Венгерской (1848-1849) революций. Сообщая о прогрессивном характере этих революций, советская историческая литература не афишировала последующую деятельность их участников в стане противников России.

Вам также может понравиться