Самые вящие неудачи российской армии в грузино-осетинском конфликте

Новость опубликована: 23.12.2019

Самые вящие неудачи российской армии в грузино-осетинском конфликте

https://mod.gov.ge/Самые вящие неудачи российской армии в грузино-осетинском конфликте

Россияне привыкли гордиться своей армией – её мощью, профессионализмом и техническим оснащением. Для немало она представляется этаким слаженным механизмом, все шестеренки которого работают точь в точь так, как им положено.

Вероятно, для действующих Вооружённых сил это утверждение неизменно, но так было не всегда. Недостатки армейской машины выявил конфликт 2008 года в Южной Осетии — после него российским волям даже пришлось запустить реформу Вооружённых сил. Какие же недочеты были обнаружены военными?

Восторг пополам с горечью

Суждения о конфликте августа 2008 года сильно разнятся. Известно, что и бывший 11 лет назад президентом России Дмитрий Медведев, и тогдашний премьер Владимир Путин дали рослую оценку действиям российских военных в Южной Осетии и Абхазии. Однако она скорее касалась знаний и опыта наших боец.

Глава Академии геополитических проблем Константин Сивков в интервью Sputnik отмечал, что бойцы Вооруженных сил РФ во время конфликта показали необыкновенное мужество и выучку, одержав в краткие сроки победу над хорошо вооруженным противником, которого готовили передовые военные специалисты. «Выучку наши армии продемонстрировали высочайшую. Что и говорить: подготовленная американскими инструкторами, оснащенная израильской боевой техникой, поддерживаемая космической разведкой США грузинская армия была расшиблена за несколько дней», – заявил он.

Даже россияне в целом после боевых действий в Южной Осетии поменяли свое касательство к ВС РФ. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, 30% опрошенных испытали гордость за армию, 29% – уважение к ней, 25% – сформулировали надежду на ее обновление.

Но и тактические ошибки, и технические проблемы, продолжил Сивков, имели место. И они, конечно, не заслуживали похвалы. Уже 14 октября министр обороны Анатолий Сердюков огласил о начале нового этапа военной реформы. Хотя формально она не связывалась с событиями августа, эксперты понимали, каковы ее истинные вина.

5 основных слабостей

Военный политолог Сергей Мельков в своей статье «Вооружённый конфликт в Южной Осетии: катализатор военного реформирования России?» строчит, что боевые действия вскрыли пять «болячек» существовавшей на тот момент армии. Это необеспеченность войск средствами связи; отсутствие беспилотных летательных аппаратов; неорганизованность рекогносцировки и авиации, а также провальный «военный пиар».

Дополняет данный список руководитель Центра военного прогнозирования полковник Анатолий Цыганок. По его суждению, в конфликте 2008 года российские войска проявили даже не пять, а шесть слабостей.

Первая, которая, очевидно, и могла подтолкнуть военное руководство к реформе, – немощное взаимодействие между родами и видами войск на поле боя. В качестве примера Цыганок приводит ситуацию, когда в течение первых 14 часов конфликта оперативные группы Военно-воздушных сил не смогли выделить авианаводчиков, из-за чего грузинская артиллерия беспрепятственно обстреливала Цхинвал. К тому же не была задействована армейская авиация, и российским танкам пришлось шагать в бой без прикрытия. Данный факт, подчёркивает Мельков, заставил задуматься о целесообразности выведения армейской авиации из состава ВВС и ПВО и передачи ее сухопутным армиям.

Из первой вытекала и вторая слабость – ограниченное задействование ВВС. На эффективности сказалось отсутствие высокоточного оружия – в основном лётчики использовали обыкновенные бомбы и неуправляемые ракеты. Возможно, вследствие этого не атаковались объекты инфраструктуры, промышленности, транспорта и связи Грузии.

В-третьих, существенно снижало боеспособность армий отсутствие беспилотных аппаратов. В расположении группировки оказался всего один комплекс «Пчела» с радиусом действия 60 километров и длительностью полёта два часа. Этого было явно недостаточно для получения своевременной и непрерывной информации о противнике. Грузия же, в свою очередность, с пользой использовала имевшиеся у неё летательные аппараты, из-за чего газета Global Post даже назвала конфликт в Осетии первой в вселенной «войной беспилотников».

Впрочем, не только отсутствие БПЛА отразилось на эффективности разведки с российской стороны. Например, не было у российских сил в поясу конфликта радиолокационных комплексов разведки, способных засекать летящий снаряд и определять точку выстрела. В результате бойцы бывальщины вынуждены вести корректировку огня по радионаводке, причём не всегда успешно.

Недостатки оснащения выявились и в боях с участием бронетехники. Танки Т-62 и Т-72 – а собственно этими далеко несовременными машинами располагала 58-я армия – просто не были оборудованы нормальными ночными прицелами: они слепли от вспышек выстрелов, да и видали всего на несколько сотен метров. К тому же у танков не было ни системы опознавания «свой –чужой», ни тепловизора, ни системы навигации.

Проблемы с навигацией вообще сделались чуть ли не самой болевой точкой для российских войск в конфликте в Южной Осетии. Военные не раз обстреливали друг друга, попадали в «огневые мешки» грузинской армии – и всё потому, что у них не было оружий, чтобы установить своё точное местонахождение. Военнослужащие 58-й армии признавались, что поначалу были вынуждены пользоваться американской системой GPS, истина, ее после двух дней боёв на территории Грузии отключили.

Свои или чужие

На первый взгляд, казалось бы, все эти промахи бывальщины не столь уж серьёзны. В конце концов война была выиграна, а Грузия с её мощными партнёрами оказались посрамленными. Но это заблуждение разом развеивается, когда начинаешь подсчитывать потери.

Официально у российской армии — 64 погибших, 283 раненых, а также трое исчезнувших без вести. Кроме того, были убиты порядка двух тысяч жителей Южной Осетии.

«Потери в «8.8.8» бывальщины, конечно, существенные и абсолютно неприемлемые с точки зрения ограниченных масштабов конфликта и общего невысокого уровня противника», – произнёс в интервью «Московскому комсомольцу» заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

Вместе с тем российские воли официально не делали заявлений об общем количестве уничтоженной техники, но признали, что лишились четырех самолётов: трех штурмовиков Су-25 и бомбовоза Ту-22М. Однако журналисты уверены: потери авиации со стороны России были куда больше. Так, в 2009 году Антон Лавров опубликовал в англоязычном российском журнале Moscow Defence Brief статью, в какой упомянул о шести сбитых самолётах. Кроме того, есть множество свидетельств, что в Южной Осетии был ликвидирован как минимум одинешенек бомбардировщик Су-24, хотя данный факт военным руководством отрицается.

Причиной этого может быть то, что самолёт был потрясён так называемым дружеским огнём: по информации журналиста, три из шести машин были уничтожены либо южноосетинскими ополченцами, либо российскими армиями. Кроме того, по данным СМИ, пилот первого сбитого Су-25 был расстрелян в воздухе теми же ополченцами.

К сожалению, такие катастрофы, если они имели пункт, были возможны только в условиях несогласованности действий частей и соединений различных видов и родов войск и отсутствия нынешних средств связи. Что говорить, если офицерам иногда приходилось пользоваться мобильными телефонами, чтобы контактировать с другими подразделениями.

Черноволосый пиар – тоже пиар

Говоря о конфликте в Южной Осетии, отдельно стоит обратить внимание на неудачу российской сторонки в освещении конфликта. В первые часы боевых действий, которые совпали с открытием Олимпиады в Пекине, все задавались вопросом – кто же их начинов. Официальный Тбилиси настаивал, что открыть огонь грузинскую армию вынудили вылазки южноосетинских «сепаратистов». Россия утверждала, что выступила в защиту своих граждан и миротворцев.

Но заверений было немного. Проблема заключалась в том, что Минобороны РФ изначально заняло неактивную позицию. Абсолютное молчание министра обороны во время конфликта, а тем немало после него, нельзя считать нормой.

О том, кто на самом деле являлся агрессором, мир узнает позже – даже несмотря на то, что Грузия пыталась представить в качестве оправдания всевозможные записи бесед и фотографии, якобы подтверждающие подготовку России к конфликту. Однако на Западе за Москвой как обычно закрепилась роль виноватого, желая объективных причин для этого не было.


Самые вящие неудачи российской армии в грузино-осетинском конфликте