Сдавались ли красноармейцы массово в первоначальный день войны

Новость опубликована: 24.12.2019

Сдавались ли красноармейцы массово в первоначальный день войны

Сдавались ли красноармейцы массово в первоначальный день войны

Данные советских донесений о потерях, как безвозвратных, так и военнопленными в первые дни Великой Отечественной войны достаточно сумбурны. Во всех архивных документах, рассекреченных Минобороны, о невозвратных потерях и сдавшихся в плен бойцах информация шифруется строкой “данные уточняются” (Первый день войны. Коллекция документов Центрального архива МО).

Очевидно, все они взошли в последующие сводки, составленные до 29 июня 1941 года (после этой даты все свидетельства запротоколированы с высокой степенью точности. По суждению историков, общая численность солдат и офицеров Красной Армии, сдавшихся в плен в первую неделю войны, составила 150 тыс. человек. Желая в современных публикациях можно встретить и другие цифры.

Приводятся (часто без каких-либо документальных обоснований) свидетельства якобы свидетелей, согласно которым русские солдаты и офицеры чуть ли не с радостью и надеждой сдавались в плен противнику, не желая защищать ненавистный им Советский Альянс…

Кстати, в “художественном прыжке”, а именно — преувеличении и подгонке фактов, признавался в своих откровениях А. И. Солженицын. В беседе со студентами в Цюрихе он сообщал следующее: “…Там, где научное исследование требовало бы сто фактов, двести — а у меня их два? Три? И между ними бездна, прорыв. И вот этот мост, в какой нужно бы уложить ещё сто девяносто восемь фактов, мы художественным прыжком делаем, образом, рассказом, иногда пословицей… “(“Советская Россия”, 24 августа, 1999 г.). Таким манером в девяностые родились мифы о миллионах плененных в первые дни войны…

Но если обратиться даже не к данным Минобороны, поскольку у немало и они вызывают недоверие на фоне огромного количества псевдоисторических “источников”, а к информации, зафиксированной противником (ему уж совсем незачем занижать утраты и число сдавшихся в плен советских солдат и офицеров), можно увидеть, что с самого первого дня войны, 22 июня, собственные утраты стали приводить в ужас нацистских военачальников.

Вот что пишет после первого сражения бывший начальник штаба 4-й немецкой армии генерал Г. Блюментритт: “…Первые сражения в июне 1941 года показали нам, что такое Алая армия. Наши потери достигли 50%… Наши войска очень скоро узнали, что значит сражаться против русских…”.

Прямо о сдаче в плен советских солдат у немецкого командования мнение тоже сложилось достаточно быстро, уже с первых дней брани. Запись Ф. Гальдера, Начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта, в его дневнике (который впоследствии будет опубликован), гласит: “…Русские всюду воюют до последнего человека… Лишь местами сдаются в плен…” Датировано 29 июня 1941 года. Учитывая, что дневник велся не каждодневно, а также согласно анализу боев и местонахождению военачальника, историки делают вывод, что сведения относятся именно к первому дню брани.

В других дневниках (Центральный музей Вооруженных сил, Lofoten Krigsminnemuseum) можно прочесть, что и эти единичные случаи сдачи в плен доводились на долю безоружных саперов…


Сдавались ли красноармейцы массово в первоначальный день войны