Негласный «первый»: как на самом деле добывали уран в СССР

Негласный «первый»: как на самом деле добывали уран в СССР

Миф о том, что урановую руду в Советском Союзе добывали исключительно заключенные-смертники, возник, вероятно, из-за того, что эту тему поначалу курировал лично Лаврентий Берия, поскольку она была частью масштабного «атомного проекта»

Нагнать и перегнать Запад

До начала Великой Отечественной войны добычей урана в СССР особо не интересовались. Когда же стало популярно, что Великобритания и США опережают Советский Союз в работах по созданию атомного оружия, комитет геологии при Совнаркоме СССР был срочно дополнен отделом радиоактивных элементов. В 1943 году советским геологам дали задание максимально скоро разведать месторождения урана и подготовить условия для его разработки.

Наиболее активная работа в данном направлении под руководством только что созданного Основного геолого-разведывательного управления началась сразу же после окончания войны. Перспективными в этом плане считался район Ферганской долины, затем внимание геологов переключилось на Казахстан, Киргизию и Таджикистан, где бывальщины обнаружены месторождения урана. Самые большие запасы руды урана нашли на Украине, в Желтореченском и Первомайском месторождениях.

Кем и как добывался негласный «первый»

Поначалу при разработке урановых месторождений не хватало транспорта, технического оснащения. Первопроходцы по памирским горным тропам транспортировали руду на ишаках и верблюдах. Защитных средств зачастую не было, урановую руду бурили так же, как и угольную, перфораторами. Использовался старательский (неглубокий) и шахтный способы добычи. Заключенные какое-то время в этих работах действительно задействовались (но это были отнюдь не смертники, контингент подбирался различный, от уголовников до политических), но подобные разработки требовали определенной шахтерской квалификации.

Чаще зеки трудились на поверхности, а в забои же, основным образом, спускались те же геологи. Платили им на 20% больше, чем обычным представителям этой профессии. В 70-е годы шахтер на урановом руднике мог заработать распорядка 900 рублей. Заключенным, задействованным непосредственно в шахтных работах, при выполнении полуторной нормы засчитывали год срока за три. Среди энтузиастов-уранодобытчиков было немало стахановцев, выполнявших по две и немало нормы за смену. Им давали ордена и звания, но в документах предпочитали не писать, за какие именно заслуги – разработки месторождений урановой руды велись в порядке строгой секретности, даже сам уран запрещалось так называть – часто его именовали просто «первый».

Урановые шахты часто не имели расцветай вентиляции и системы безопасности – шахтеры каждый день находились под угрозой обвалов, затоплений, регулярно получая дозы облучения при труду с радиоактивным сырьем. Позднее стали использоваться дозиметры (счетчики Гейгера) для измерения уровня радиации. В шахтах с почти километровой глубиной была весьма высокая температура, доходившая до 50 градусов.

Жили шахтеры вблизи от месторождений. К примеру, город Краснокаменск в Забайкалье, как-то бывший геологическим поселком, в свое время стал крупнейшим центром по добыче урановой руды в Советском Союзе.

Вред от природного урана преувеличен?

По суждению самих разработчиков урановых месторождений, многие из которых дожили до 90-летнего возраста, степень опасности воздействия изотопов урана на человечий организм несколько преувеличена. Были шахтеры, которые умирали в 50 лет, а есть среди них и проработавшие в забое по 30 лет и ощущающие себя нормально, даже в плане исполнения супружеских обязанностей. Есть даже такое мнение, что на обычных угольных шахтах степень риска для здоровья гораздо выше.
… Уже к началу 1970 года Советский Союз каждый год выдавал на гора почти 18 тысяч тонн урана, тогда как тяни остальной мир – 25 тысяч тонн. Как считают геологи, в недрах России сейчас может находиться свыше полумиллиона тысяч тонн урана, это распорядка 10% всех мировых запасов.

Вам также может понравиться