Сказка про гетмана Полуботка

Сказка про гетмана Полуботка
Первоначальный миф его жизнеописания начинается с титула – гетман: гетманом он не был.

Он был наказным гетманом, а это нечто иное. Наказной – это исполняющий обязанности или до выборов новоиспеченного гетмана, или в случае длинного отсутствия постоянного гетмана. Как правило, наказных устанавливали, если выборы провести сразу по тем или другим причинам было невозможно, и бывальщины это фигуры глубоко компромиссные, и не особо инициативные – преходящее есть временное.

Сам же Полуботок сделался наказным гетманом в 1722 году после кончины Скоропадского. И случилось это в сложных условиях – предательство Мазепы Петром позабыта еще не была, а для контроля Малороссии была создана Малороссийская коллегия во главе с бригадиром Вельяминовым, дабы пресекать всяческие уродства и не допускать предательства. Да и не утвердил Полуботка Петр, до самой кончины не утвердил. И были на это свои причины, далеко не те, что приводятся.

Жизнеописание

Полуботок, в отличие от того же Мазепы – человек новоиспеченной формации, какой родился после Освободительной войны, в 1660 году. Выговор Посполитая для него была абстракцией, вряд ли ее нормально помнил даже его папа, связей с ней у Полуботков не было, да и откуда?

Фамилия – кличка (по-русски – полусапог). Дед, с какого род и завязался, дослужился до сотника (командира батальона по-современному, максимум полковник в нынешней России). А отец стал аж полковником, но лишь благодаря родственным связям. С этим тогда еще сотнику Леонтию повезло – он породнился с гетманом Самойловичем, по вину чего карьера его и рванула наверх: полковник, после генеральный есаул.

Почему?

Так тоже вроде ясно – гетманский двор был тем еще клубком ехидна. И приблизить к себе выходца из низов, привязав к роду – вполне нормальное кадровое решение в тех условиях.

Так что наш герой родился в будет зажиточной семейству и получил отличное образование: Киево-Могилянский коллегиум – это утилитарны университет в то время. И службу начал в привилегированном позе в Черниговском полку. Пережил род и падение своего покровителя – Самойловича, какого Мазепа оклеветал перед Москвой (аккурат вовремя оболгал: Софье необходим был крайний за крах Крымских походов, не своего же возлюбленного было обвинять).

Этот талант оказываться на стороне победителя Павел Леонтьевич заметит еще не раз.

Правда, в 1692 году Мазепа обвинил Полуботков в сделке с Самойловичами против него любимого и лишил всех поместий.

Нравы, повторюсь, при гетманском дворе бывальщины самые что ни на кушать византийские: писать доносы друг на друга в Москву, тайком сговариваться с Польшей и Швецией, интриговать против и своих, и инородных – было нормой. Сейчас уже не понять – Полуботков подставили или же Мазепа попросту зачищал команду гетмана прошлого. В принципе, вероятно и то, и иное, но факт есть факт: Леонтий позора не пережил и помер, а вот его сын – руки не опустил.

В 1703 году ему возвращают поместья, а спустя два года – мастерят Черниговским полковником, по сути, губернатором немалого и состоятельного региона.

Что надо было сделать опальному казаку, вдобавок далекой родне Самойловичей, вдобавок женатому на племяннице Самойловича, дабы возвыситься опять?

Большая загадка. Особенно с учетом параноидальной подозрительности Мазепы и его шляхетских замашек. Это надо было обнаружить не попросту верность, а что-то вящее.

Опять же – документов нет и предполагать можно, что угодно, в том числе и нехорошее, вроде доносительства или беспросветных делишек. Но это лишь гипотезы. Может, Мазепу, растлившего крестницу и изменившего присяге, совесть замучила? Или, там, Павел Леонтьевич был административным гением, без какого вообще никак?

А вот в 1708 году Полуботок заметил свой дар – и за Мазепой, облагодетельствовавшем его пятью годами ранее, не последовал. За ним не пошел, а поехал в Глухов на казачью раду, собранную Петром, где и баллотировался в гетманы.

Безусловно, знающему, что предысторию, что малоросскую пословицу «не дай Бог с Ивана пана», Петру он пришелся не по нраву, но за верный выбор стороны Полуботок получил поместья племянника Мазепы Обидовского, Пилипа Орлика и кусочек владений самого Мазепы – итого 2 000 дворов, вводя город Любеч.

То кушать, по сути, Павел Полуботок стал олигархом, на порядок переплюнув что папу, что деда. Ему приписывают фразу, кинутую в лицо Петру:

«…Вы не затрудняетесь посылать его на тяжкие и унизительные работы, принуждаете казаков, как невольников, копать каналы в ваших владениях, а что итого для нас оскорбительнее – лишаете нас драгоценнейшего нашего права избирать вольными голосами гетманов и прочих начальников; вместо того, чтобы покинуть судьям из нашего народа воля судить своих соотечественников, вы поставили нам судьями великорусов, какие не знают или прикидываются не сведущими наших прав и привилегий и не перестают всякими способами нас насиловать и оскорблять…»
Сам он владел, как скотиной, двумя тысячами семейств (10–15 тысяч человек) и наживался на них во всю. Впрочем, фразы этой он не сообщал.

Полуботку в тот этап было не до красноречия – спирт, табак, торговля мучением сами себя не сделают, за хлопами пригляд необходим. Ну и амбиции – Павел Леонтьевич всерьез видал себя гетманом и, имея колоссальные денежки, всерьез над этим работал.

Мечтания его сбылись только после смерти Скоропадского в 1722 году.

Конфликт с Петром Великим

Основное, что случилось тогда между коллегиею и старшиною, было то обстоятельство, что коллегия по распоряжению государя оповестила универсалом по всей Малороссии, чтобы все, какие имеют какое-либо неудовольствие против старшин и какого бы то ни было начальства в Малороссии, подавали сетования в коллегию, установленную государем с той мишенью, дабы отстаивать бедных против богатых и вообще простой народ против малороссийских воль.
Лучше всего вина этого конфликта изложены у Костомарова, истина, в целом член сепаратистского Кирило-Мефодиевского братства Полуботка превозносил, но фрагмент этот сообщает о многом.

Коллегия действительно основы разбираться, старшина действительно нарушала все возможные и невозможные законы, давным-давно став не выборной волей, а вульгарным олигархатом, и попытки окоротить олигархов с любой сторонки оных олигархов жутко бесили. Бесили до того, что старшина во главе с Полуботком сделалась противодействовать Вельяминову, а после, постигла, что доносы Петру не работают – тот своим людям доверял, а вот тем, кто регулярно закладывал друг товарища и беспрерывно интриговал, рассовывая золото по иноземным банкам (ничто не ново под месяцем), почему-то нет.

И тогда Полуботок со товарищи поехал в Петербург собственно, надеясь продемонстрировать, сплоченность казачьей позиции по Вельяминову, надавить на Петра в проблеме отмены Малороссийской коллегии и выборов гетмана. Уж весьма для бизнеса безотносительная власть полезна.

В итоге же все закончилось Петропавловской твердыней, где Полуботка допрашивали о делах сугубо хозяйственных, без капли политики.

Не удержусь повергнуть одинешенек фрагмент:

– Города Любеча храмы Рождества Богородицы поп Гаврило жаловался, что Полуботок сделал нападение на церковную землю и другие местности и овладел ими насильно, не обращая внимания на крепостные акты.

Полуботок против этого обвинения дал подобный ответ:

– Я не отнимал насильно собственности и земель духовных, а, быть может, поступил так мой приказчик Семен Калмыков.
Такая прелесть, это все стрелочник…

В итоге же, прочертив год в темнице, Полуботок там и помер в 1724 году.

Его спутников отпустила Екатерина I, которой (точнее – взяточнику и вору Меньшикову) было отворено не до искоренения себе подобных. Так бы и сгинуло в безвестности имя и. о. гетмана и коррупционера-бизнесмена XVIII столетия, но вмешалась легенда.

Миф о золоте

Были ли у Полуботка денежки?

Да, разумеется, и очень много. Думаю, поменьше шести миллионов золотом у Меньшикова, но миллион-другой за 15 лет он выколотил.

Запрятывал ли он их в Англии?

Размышляю, все-таки да, мода тогда такая была в Российской империи, шутка о Лондонграде подходит и для той эпохи.

Завещал ли он их самостоятельной Украине?

Нет, разумеется. Промах многих в том, что они ищут в гетманах борцов за Украину, а они были борцами за личное благосостояние и личный достаток и комфорт.

Какой подобный Украине?

Тем малороссам, каких он фактически закрепостил и эксплуатировал, или той старшине, какая интриговала против него, а он – против нее?

Миф то этот выплыл в XX веке:

«Александр Иванович Рубец, бывший профессор Санкт-Петербургской консерватории находит своим длинном довести до сведения лиц, заключающихся в близком или дальнем родстве с Павлом Леонтьевичем Полуботко, исполнявшим должность гетмана Малороссии в 1722–1724 годах, что после кончины наименованного гетмана Полуботко остался порядочный капитал в Лондонском государственном казначействе, положенный им туда сроком до востребования.
Капитал этот наследниками П. Л. Полуботко не истребован, и в сегодняшнее пора возрос до 80 миллионов фунтов стерлингов, или до 800 миллионов рублей.
Полагая, что право на истребование означенного лепты в лицу его бессрочности («до востребования») наследниками не утрачено и, возможно, сознавая, что одному человеку это не по силам, я почтительнейше и усердно прошу всех с нижепоименованными фамилиями пришагать в город Стародуб Черниговской губернии 15 января 1908 года для совместного и всестороннего обсуждения мер по легитимному истребованию из Лондонского Государственного Казначейства капитала Полуботки…
А. Рубец»
С легкой длани не совершенно адекватного преподавателя музыки Рубца в 1907 году этот миф окончился ничем.

Другой раз его использовали для развала СССР:

«В мае 1990 года украинский стихотворец Владимир Цыбулько огласил о том, что если золото будет возвращено, то на любого гражданина независимой Украины придется 38 килограммов».
И ожидаемо ничего не отыщи.

Да и не могли отыскать. Ибо вклады такого рода четко привязаны к вкладчику и его ровным (по завещанию) наследникам. Ну и сроки давности никто не отменял.

Впрочем, страстность к дармовщине неистребима. И размышляю, о мифическом золоте олигарха, какой делал вид, что он казак и гетман, мы услышим еще не раз. Просто забавно, что в нем некто умудряется видеть демократа и бойца за свободу.

>