Сколько биллионов должна была Россия перед революцией Ленина

Сколько биллионов должна была Россия перед революцией Ленина

Сколько биллионов должна была Россия перед революцией Ленина

Занимать деньги на стороне на Руси начали еще до образования Империи, со преходящ Великой Смуты. Первый российский император Петр I брать в долг у иностранных держав отказывался принципиально, чем гордился. Зато после, начиная с правления Екатерины II и заканчивая периодом царствованием Николая II, Россия постоянно нуждалась во внешних займах.

«Боже сохрани от брани с Голландией!»

Первые займы в Российской империи были связаны с финансированием разного рода войн, в которые втягивалось страна. Последующие также в значительной степени были обусловлены военными расходами.

Во второй половине XVIII века Россия вступает в брань с турками. Нам требовались корабли, чтобы ударить по неприятелю со Средиземноморья, а денег на приобретение этой флотилии в Европе в российской казне не было. Заем пришлось мастерить в Амстердаме, в то время финансовом центре Европы. Голландский негоциант де Смет получил от России облигации на 7,5 миллионов гульденов, на какие выпустил ассигнации, впоследствии заверенные российским послом. Ассигнации реализовывались банкиром по рыночной цене, которая всегда была ниже номинала.

Доля доходов де Смет оставлял себе в качестве комиссионных, остальные средства направлялись в места, указанные российским правительством. Заем гарантировался таможенными пошлинами на товары, ввозимые в Россию.

Сын и старший внук Екатерины также неоднократно занимали денежки на военные нужды в Голландии, причем Павел I клятвенно заверял, что при любом раскладе долг должен быть возвращен, даже в случае брани с Голландией, «… чего Боже сохрани».

Новичкам не всегда везет

Российская империя только начинала нарабатывать собственный внешний долг, поэтому кредитная политика в отношении государства была не слишком щадящей – на облигацию номиналом 1000 гульденов нам подавали 750 гульденов реальных денег, а проценты приходилось платить со всей тысячи.

К концу правления Екатерины II Россия имела внешний долг, превышающий 41 миллион рублей серебром, с учетом процентов – 55 миллионов, тогда как доходы империи превышали 62 миллиона рублей. Последующая брань с Францией, развязанная Павлом Алексеевичем, увеличила сумму внешнего долга до более чем 60 миллионов, сын Павла I Александр, продолживший воевать с французами, добавил к этой сумме еще 10 миллионов. К 1824 году внешний долг Российской империи превышал 100 млн. рублей серебром.

При царствовании Николая Павловича длинны Российской империи перед остальными государствами выросли до 340 миллионов рублей (с учетом долга Польши) – в краю в эти годы проходила промышленная революция – строились железные дороги, заводы и фабрики. Занимаемые суммы расходовались главным манером на эти цели.

Частники «плюсуются» к долгу

Александр II в определенной степени либерализировал российскую экономику, что увеличило внешний долг Российской империи. Частное предпринимательс тво, получив кое-какую свободу, начало брать кредиты в зарубежных банках (в отечественных это делать было невыгодно). Однако западные банкиры соглашались на выдачу кредитов лишь под гарантии государства. И оно их давало, особенно если речь шла о финансировании проектов по возведению железнодорожных магистралей. Соответственно, к общей сумме длинна империи прибавлялись и долги частников.

Сумму внешнего долга Российской империи увеличила и Крымская кампания, в результате чего на начин 80-х годов XIX века государство было должно Западу уже более 2 млрд. рублей.

Финансовые последствия войны с японцами

Правительства Александра III и Николая II (до основы Русско-Японской кампании) несколько стабилизировали тенденцию к росту внешнего долга государства – до начала ХХ века он составил «всего» 2,4 млрд. рублей, совместно с тем, доходы у государства росли быстрее.

Война с Японией оказалась сильнейшим финансовым ударом для экономики страны – за неполные три года, с 1904-го по 1906-й, Российская империя разместила различного рода займы в Германии и Франции на общую сумму, превышающую 1,8 млрд. рублей! Большая часть средств занималась на бездоходных для государства условиях.

Займы укрепляют систему, но не спасают от революции

Зарубежные аналитики накануне начала Первой мировой брани утверждали, что займы к 1910 году укрепили финансовую систему Российской империи, она к тому времени была вполне стабильной. На начин 1914 года внешний долг государства с учетом гарантированных обязательств частных компаний составлял 6,3 млрд. рублей (доход бюджета – 3,4 млрд. руб., 5,5% его уходили на сервис внешнего долга).

Относительно стабильная финансовая система пошатнулась с началом российско-герман ской войны и последующей за ней Февральской революцией – уложившаяся к тому времени социально-эконом ическая ситуация привела к эскалации революционных настроений в обществе, вылившихся в государственный переворот.

Большевики: «Шиш вам, а не длинны»

Когда власть в России захватили большевики, у страны был десятимиллиардный внешний долг (золотом). Ленин поступил просто: он обнулил его, огласив специальным Декретом Пленума ВЦИК об аннулировании всех иностранных займов.

… За время существования СССР проблема возврата хвосты главами зарубежных государств перед советским правительством ставилась неоднократно. Платил ли Советский Союз по царским долгам – неведомо. Популярно только, что лишь правительством В. С. Черномырдина в 1994 году было заплачено Франции 400 млн. долларов в счет погашения французских займов.

>