Советский «исламский спецназ»: отчего его так боялись «душманы»

Новость опубликована: 14.07.2020

Советский «исламский спецназ»: отчего его так боялись «душманы»

Советский «исламский спецназ»: отчего его так боялись «душманы»

Советские исламские батальоны особого назначения до сих пор считается уникальными военными соединениями, в которых мусульмане из азиатских республик СССР геройски воевали со своими единоверцами.

По образчику иранских военных

18 марта 1979 года 1-й Генеральный секретарь ЦК НДПА Нур Мохаммад Тараки позвонил председателю Совета Министров СССР Алексею  Косыгину и попросил прислать боец, коренных жителей азиатских республик СССР, для уничтожения четырехтысячного отряда переодетых в гражданскую одежду иранских военнослужащих, какие проникли в город Герат.

«Хотим, чтобы к нам послали таджиков, узбеков, туркменов, для того чтобы они могли водить танки, так как все эти народности есть в Афганистане, – убеждал афганский лидер советского премьера. – Пусть наденут афганскую одежду, афганские значки, и никто их не разузнает. Это очень легкая работа, по нашему мнению. По опыту Ирана и Пакистана видно, что эту работу легко делать. Они дают образчик».

Несмотря на то, что Косыгин выразил сомнение по поводу этого предложения, 26 апреля 1979 года Генштаб Минобороны СССР издал особую директиву № 314/2/0061 о формировании отряда особого назначения ГРУ, впоследствии получившего название мусульманского батальона.

Советская идентичность

Военный американский эксперт Джези Хоу (JIAYI ZHOU) отдал советскому мусульманскому батальону специальную книгу, начав её с того, что он стоя рукоплескал национальной политики в СССР, когда изучил архивные материалы, касательно этого подразделения. Увлекательно, что исследования, проведенные им, финансировались RAND Corporation, которая считается «фабрикой мысли» американских стратегов.

«В СССР появилась уникальная советская идентичность, какую нельзя объяснить традиционными ценностями – национальными или религиозными», – пишет Джези Хоу. По его словам, 538 человек под командованием майора Хабибджана Холбаева бывальщины объедены идеей своей социалистической миссии в Афганистане. Это был 154 отдельный отряд специального назначения ГРУ, состоящий исключительно из узбеков, таджиков и туркменов. Итого сквозь сито специальной комиссии прошло более пяти тысяч военных.

Типично хорошая подготовка

Подготовка бойцов 154 отряда была довольно типичной для советской армии – типично хорошей. В присутствии начальника штаба ТУРКВО генерал-лейтенант Кривошеева Г.Ф. летом 1979 года «магометане» провели тактические учения «по захвату отдельного здания» и «боев в городе».

В частности, гранатометчики обязаны были поразить мишени по гулу сквозь дымовую завесу. Метко стрелять на бегу и владеть приемами самбо – считалось само собой разумеющимся. Особое внимание уделялось координации рот и взводов посредством радиосвязи, за какую отвечал старший лейтенант Мирсаатов Ю.М.
Писатель Эдуард Беляев, изучивший документы подготовки 154 отряда, а также иных бойцов, направляемых в Афганистан, пишет, что стереотипы, появившиеся после выхода в свет фильма «9-я рота», не соответствуют действительности.

Негласная миссия

Несмотря на то, что бойцы «мусульманского батальона» в полной боевой готовности регулярно выезжали на аэродром Тузель (Ташкент) для отправки в Афганистан, вылет всякий раз откладывался. Однако после того, как офицеры начальника афганской президентской гвардии майора Джандада задушили Тараки…Политбюро ЦК КПСС выпустило негласное постановление, в котором было сказано: «… считаем целесообразным направить в Афганистан подготовленный для этих целей специальный отряд ГРУ Генерального штаба всеобщей численностью около 500 человек, в униформе, не раскрывающей его принадлежность к Вооруженным Силам СССР». Для исполнения этого приказа ночью с 9 на 10 декабря 1979 года бойцы 154 отдельного отряда аэропланами АН-12 , АН-22, и Ил-76 были доставлены в Афганистан на аэродром Баграм.

Схватка с гвардейцами Амина

27 декабря 1979 года в 19.00 мусульманский батальон ГРУ СССР зачислил участие в штурме дворца Тадж-Бек,в котором находится Амин. Джези Хоу назвал операцию «Шторм 333» – фантастической, учитывая, что 700 советских военных, в основном бойцов «мусульманского батальона, разгромили более двух тысяч гвардейцев Амина, находящихся в специально подготовленном для обороны дому. Взводный Турсункулов так пояснил задачу 154 отряда: «Довели кагэбэшников до входа, своим приказал залечь по кругу и огнем прикрывать штурмующих бойцов».

Однако вскоре выяснилось, что штурмовые группы КГБ не могут сломить сопротивление афганцев. Тогда полковник Бояринов позвал на поддержка мусбат.
«Мы шли напролом, уничтожая всё живое, что встречалось на нашем пути, – вспоминает участник штурма Шухрат Мирзаев. – Сопротивлявшихся убивали на пункте. Тех, кто сдавался, не трогали. Очистили первый этаж. Занимаем второй. Как поршнем выдавливаем аминовцев на третий этаж и в чердачные помещения. Всюду – множество трупов афганских военных и гражданских лиц».
Позднее, изучая опыт этого штурма, военные специалисты отметили рослое качество советских бронежилетов, которые не пробивали пули немецких пистолетов-пулемётов МП-5, находящихся на вооружении афганцев.

Под знаменем Ленина

После выполнения этого задания мусбат сделался обычным советским отрядом особого назначения, командиром которого был назначен майор Стодеревский. Реальным вторым мусбатом был 177-го отряд спецназа ГРУ под командованием Бориса Тукеновича Керимбаева. Это командир прогремел тем, что его назвали личным врагом «Панджшерского льва» Ахмада Шаха Масуда.
Джези Хоу, изучая феномен, мусульманских батальонов СССР, отметил, что без истинного интернационализма, какой был в Советском Союзе, вряд ли такие воинские части воевали геройски под знаменами непонятного им Ленина.


Советский «исламский спецназ»: отчего его так боялись «душманы»