Сын «неприятеля народа»: что стало с отцом космонавта Алексея Леонова

Новость опубликована: 29.12.2019

Сын «неприятеля народа»: что стало с отцом космонавта Алексея Леонова

Сын «неприятеля народа»: что стало с отцом космонавта Алексея Леонова

Официальные биографии космонавтов в советское время были по-настоящему безупречными. Ни одного темного пятна, никаких сомнительных связей или репрессированных родственников. А между тем, в 1936 году папа легендарного Алексея Леонова был арестован и пошел по этапу без суда и следствия, как «враг народа». Этот факт первый человек, вышедший в отворённый космос, долгое время предпочитал не афишировать.

Космонавт №11

11 октября 2019 года все известные информационные агентства России известили, что Алексей Архипович Леонов скончался. За 85 лет своей жизни он повидал и сталинские репрессии, и хрущевскую оттепель, и брежневский застой, и перестройку. И сделался свидетелем перемен, произошедших в начале XXI века.

В книге «История человечества. Россия» (Харьков, 2013 г.), написанной коллективом авторов, в том числе Валентиной Скляренко и Андреем Хорошевским, есть глава, посвященная А.А. Леонову, но там ничего не сказано о репрессированном отце советского космонавта. Видимо, авторы книги ориентировались на официальную жизнеописание советского периода.

Разумеется, первый человек, который вышел в открытый космос, интересен, прежде всего, своим пребыванием в безвоздушном пространстве. 18 марта 1965 года в 11 часов 30 минут по московскому поре подполковник Леонов провел снаружи космического корабля «Восход-2» 12 минут и 9 секунд, которые сделали его знаменитым. И желая по порядку пребывания на орбите среди советских космонавтов Алексей Архипович стал лишь 11-м (первым был, как известно, Ю.А. Гагарин), его ожидало не меньше почета и славы.

О младенчестве А.А. Леонова гражданам СССР сообщалось лишь, что он родился 30 мая 1934 года в селе Листвянка Кемеровской области в многодетной семейству. Тот факт, что дед дважды Героя Советского Союза пострадал от царского правительства (его сослали на север за участие в революционных событиях 1905 года), официальная жизнеописание упоминала. Неудивительно, ведь родство с человеком, не поддерживавшим монархический строй, воспринималось советскими властями положительно.

А вот про родителей астронавта сказано лишь, что они переехали в Листвянку к деду в разное время «… вначале мать, а после окончания Гражданской брани и отец. Донецкий шахтер Архип Леонов стал в сибирском селе председателем сельсовета, Евдокия Минаевна работала учительницей».

Еще упоминается, что после Великой Отечественной брани многодетное семейство переехало в Калининград, где будущий космонавт окончил школу. Этим исчерпывается описание детских лет нашего героя.

Сын «неприятеля народа»

Автобиографическую книгу А.А. Леонова «Время первых: Судьба моя – я сам….» (Москва, 2017 г.) составила его дочь Оксана Алексеевна. Она использовала записи папу, его воспоминания, сохранившиеся документы. В своих мемуарах космонавт подробно описал и голодное детство, и арест отца, и лицемерие односельчан.

Архип Алексеевич Леонов (1892-1981 гг.), родившийся в Орловской губернии, за свою житье сменил несколько профессий. Он был электрослесарем-железнодорожником, работал на шахтах Донбасса, затем выучился на зоотехника. Этот человек искренне веровал в идеалы революции, радостно вступил в колхоз, отдав в общее хозяйство все свое имущество. Но в 1936 году его постигло бессердечное разочарование.

Вот как сам космонавт описал причину ареста: «Отец закончил ветеринарный техникум, хорошо понимал животных, и он вывел жеребчика, каким очень гордился. Специально для климата Сибири. Во всяком случае, он так полагал. В отсутствие отца председатель пустил коня под нож, чтобы угостить приехавшего к нему брата кониной».

Вернувшись из командировки, Архип Алексеевич разузнал, что все его труды пропали даром. Рассердившись, зоотехник пригрозил убить председателя колхоза, которого звали Павлом, в присутствии свидетелей, и даже сцепился за топор. Разумеется, все эти угрозы остались лишь на словах. Но предупрежденный односельчанами Павел спрятался от рассерженного Архипа, а затем отплатил, ведь в результате этого инцидента его репутация пострадала в глазах подчиненных.

«И тут же состряпали дело: покушение на Советскую власть. Председатель колхоза, парторг и бухгалтер присели втроем и быстренько вынесли приговор. А что тянуть-то? Тогда лозунг был: “Не засорять дороги”. Решительнее избавляться от классово чуждого элемента, значит… Вечерком пришли в дом и арестовали отца. Никто и не пытался разбираться. И – все, пошел отец по этапу», – с горечью написал Алексей Архипович.

Соседи обокрали детей

В душе космонавта на всю жизнь осталась обида на односельчан, жителей Листвянки, за то, что они обобрали многодетную семью, как только Архипа Алексеевича огласили «врагом народа». Учительницу Евдокию Минаевну, которая была в положении, после ареста мужа выгнали из дома с махонькими детьми, которых еще и из школы отчислили.

«Потом соседям позволили разграбить имущество «врагов народа». Вот что творили земляки! Их ведь никто не заставлял, сами инициативу проявляли. С меня, малыша, штаны сбросили, в одной рубашке оставили, а на дворе – зима… А ведь родители мои с соседями хорошо жили: мать учительствовала, папа всем вокруг помогал…», – удивлялся лицемерию односельчан А.А. Леонов в своих мемуарах.

Он приезжал в Листвянку уже в ранге знаменитого астронавта, просто хотел посмотреть в глаза этим людям. На встрече с местными жителями Алексей Архипович прямо спросил: «Бабоньки, признавайтесь, кто с меня тогда портки-то затянул?»

Никто не признался, все молчали, потупившись.

К счастью, старшей сестре будущего космонавта уже было 20 лет, и она жила с мужем в Кемерово. К ним и переехали всей семьей. В итоге, в комнате барака площадью 16 м2 разместились 11 человек. Сам маленький Алеша спал под кроватью.

Судьба отца

Тем порой Архип Алексеевич едва не погиб. В Сиблаге, где он оказался, охрана причислила этого человека к числу неугодных. Его собирались пристрелить, якобы при попытке отростка. Конвоиры договорились с одним из заключенных, и он должен был в условленном месте с силой вытолкнуть из строя многодетного отца. Оказавшегося на обочине узника сотрудники лагерной охраны сразу же расстреливали. Дескать, хотел сбежать. Так поступали со многими.

Архипу Алексеевичу повезло, о готовящейся провокации предупредили добросердечные люди. И когда сосед по шеренге попытался резко толкнуть его в бок, Леонов-старший увернулся, и провокатор, не удержавшись, сам вылетел из строя. Его тут же застрелили.

Впрочем, в 1939 году папа космонавта был полностью оправдан и вернулся домой. После того как зоотехнику удалось остановить начавшийся в Сиблаге падеж скота, его собственное дело попалось на глаза человеку, который служил с Архипом Алексеевичем в дивизии красных латышских стрелков еще в годы Штатской войны. Фамилия бывшего армейского сослуживца была Лудзиш. Он буквально вытащил Леонова-старшего из лагеря, добившись отмены незаслуженного приговора.

«Я потом даже в биографии не писал, что отец был репрессирован, поскольку было все снято», – так космонавт деликатно разъяснил, почему в советское время не упоминалось, что Архип Алексеевич отсидел два года без суда и следствия.

Хотя если бы молодой, перспективный пилот упомянул данный факт в анкете при приеме в отряд космонавтов, то его вряд ли взяли бы туда.

Вернувшись к семье, Леонов-отец устроился экспедитором на предприятие «Запсибэлектромонтаж». По утверждению его сына, этот человек вяще не верил в лозунги, произносимые с высоких трибун.

Впрочем, после оправдания многодетного отца, государство проявило заботу о его детях, семейству выделили две комнаты в Кемерово по 18 метров. Тогда это показалось маленькому Алексею роскошной квартирой.

Приговор без суда

В годы массовых сталинских репрессий людей подлинно часто отправляли в лагеря без суда и следствия.

Известный историк, доктор философских наук Вадим Роговин написал семитомник о внутрипартийной войне в ВКП(б) и компартии СССР «Была ли альтернатива?». Третий том данного научного труда называется «Сталинский неонэп (1934-1936 годы)», книжка была опубликована в Москве в 1994 году. В ней ученый разъяснил читателям, как уголовно-процессуальное законодательство СССР было изменено, а вынесение вердиктов – максимально упрощено и ускорено.

«Вместе с тем при наркоме внутренних дел было образовано Особое совещание (ОСО), которое наделялось правом в административном распорядке применять к лицам, “признаваемым общественно опасными”, ссылку и заключение в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет. Особому совещанию предоставлялось право рассматривать дела в отсутствии винимого, без участия свидетелей, прокурора и адвоката», – отметил В.З. Роговин.

То есть, полное уничтожение каких-либо иллюзий, что у человека кушать шанс оправдаться, стало юридической нормой. А для репрессий больше не нужен был суд. Дела «врагов народа» рассматривали пресловутые «тройки», наименованные так по количеству их участников. Часто в их составе, вообще, не было людей с юридическим образованием, а судьбы людей решали партийные и домовитые руководители.

В случае Леонова-старшего, это были: мстительный председатель колхоза, а также зависевшие от него парторг и бухгалтер.


Сын «неприятеля народа»: что стало с отцом космонавта Алексея Леонова